Сказки на ночь
   

    

 

Словацкие народные сказки

 

      "Словацкие сказки" из собрания  Павла  Добшинского  в  обработке  Марии Дюричковой. Перевод В. Петровой. Младе Лета, 1988 г.

 

      Длинный нос

      Небояка

      Ветер - король Ветров

      Замарашка - Грязная рубашка

      Три брата ворона

      Чернокнижник

      Три золотые груши

      Шурьенка и Атальенка

      Гордячка

      Радуз и Людмила

      Олененок

      Три дерева

      Храбрый рыцарь - миру защита

      Три розы

      Заколдованный замок

      Чёрт-батрак

      Пророк Рак

      Три голубка

      Соль дороже золота

      Меткий стрелок

      Солнечный конь

      Двенадцать месяцев

      Здравствуй, мостик

      Пропавший мальчик

      Златовласка

      Железный мужик

      Золотая пряха

      Заколдованный лес

      Двенадцать братьев, тринадцатая сестра

      Магульена, Золотая панна

      Змей, кошечка и пес

      Красавец принц и красавица принцесса

      Замок из яичной скорлупы

      Три заколдованных князя

      Младший из двенадцати

      Король времени

      Золотые братцы

      Волшебная лампа

      Золотая страна

      Поваренок-победитель

      Замарашка - храбрый витязь

      Янко и Мацко

      Королева - злая волшебница

      Винталко

      Златорогий олень

      Черноволосый принц

      Мирская краса

      Кошечка-хозяюшка

      Про бедного мельника

      Девушка и дракон

      Краснобород и Златовласка

      Дюра-дуралей

      Умный Матько и дурни

      Женская хитрость

 

 

 

      Длинный нос

 

 

     Где-то  когда-то  жил   да   был   старый   король   и   был   у   него

один-разъединствен-ный сын, да и тот давно на чужой стороне воевал.

     Однажды королевич получил из дому известие, что отец тяжело  занемог  и

если он хочет застать его в живых, пускай поскорей возвращается домой.

     Ни минуты не медля, садится королевич на коня и во весь опор  мчится  в

свой замок, К счастью, король был еще жив, да только очень уж плох. Он знал,

что долго не протянет, день ото дня все слабее становится, уже едва дышит.

     Как-то утром зовет король сына и чуть слышным голосом говорит:

     - Дорогой  мой  сынок!  Видно  пришел  мой  последний  час.  Ничего  не

поделаешь, давай прощаться. Слава богу, ты уже человек разумный,  надеюсь  и

без меня проживешь по чести-по совести. Правь мудро, будет хорошо и  тебе  и

твоим подданым. Еще я оставляю  тебе  такое  сокровище,  что  дороже  самого

королевства! Ищи его во дворе под колодцем, найдешь - бери, но  пользуйся  с

умом! - сказал и дух испустил.

     Молодой король отца любил и решил похоронить его с великими  почестями.

Созвал своих подданных  и  соседних  королей  и,  не  поскупившись,  устроил

богатые похороны, ничего не пожалел и в грязь лицом не ударил!

     Когда поминки кончились и соседи разъехались по домам,  молодой  король

увидел, что в казне его пусто. Что оставалось делать?  Только  клад  искать.

Приказал молодой король позвать  двенадцать  молодцов  и  велел  копать  под

колодцем. Дружно взялись они за работу. Выкачали воду, начали землю рыть,  а

там не земля - а сплошной камень!  Заступ  от  камня  отскакивает,  искры  в

разные стороны так и летят.

     - Поднажмите, добрые молодцы, приналягте! - кричит король.

     Изо всех сил стараются  работники,  но  вперед  ни  на  пядь  не  могут

продвинуться.

     - Не жалейте силенок, ребятушки, за деньгами дело не станет!

     - повторяет король.

     - Да ведь с камнем не так-то просто сладить!

     Надоело королю глядеть на бестолковую работу, повернулся он  и  ушел  в

свои покои. Стал думать, что делать, если под колодцем не окажется  клада  ?

Большое сомнение его брало: где же это слыхано, чтоб под колодцем - и  вдруг

клад! И чем дольше он прикидывал, тем больше  его  злость  разбирала:  и  на

отца-то он злился, и на себя, и на весь мир. Совсем извелся  король,  бегает

взад-вперед по покоям, вот-вот на себя руки наложит.

     Вдруг двери распахнулись - работники идут, небольшой ларец несут.

     - Вот, - говорят, - гляди, король, что мы под камнем нашли!

     Взял король в руки ларец, с боку  на  бок  поворачивает,  разглядывает-

ничего в нем особенного нет, так себе ларчик - из трухлявых досточек сбит.

     - Вот уж действительно сокровище! - с сердцем  воскликнул  он,  да  как

грохнет его об пол! Ларец рассыпался - на полу торбочка,  дудка,  да  поясок

лежат, и еще письмо. Схватил король письмо, читает:

      Кто торбочку тряхнет -  вытрясет  золотых  дукатов  сколько  его  душе

угодно.

     Не стал он дальше читать, схватил торбочку и давай над  столом  трясти.

Весь стол золотыми монетами усыпал. Повернулся к работникам:

     - Ну, - говорит, - потрудились вы, ребятки, на славу, надо мне  вас  по

заслугам отблагодарить. Подставляйте-ка шляпы!

     И честь-по чести насыпал каждому  по  целой  шляпе  дукатов.  Работники

низко поклонились и отправились по домам.

     Остался король один, стал смотреть, что еще в  письме  написано:  ,,Кто

заиграет на этой дудке  -  вызовет  войска  несметные,  а  кто  этим  поясом

подпояшется, тотчас очутится там, где пожелает!

     Спрятал король три отцовских подарка и на душе у него посветлело!

     Прошло несколько лет и решил король, что пора ему жениться.  Нарядилсяв

самое лучшее платье и заиграл на дудке. В ту же минуту появилось  перед  ним

огромное войско и он отправился  во  главе  войска  к  соседнему  королю  на

смотрины.

     Услышал  король-сосед,  что  к  его  городу   чужая   армия   движется,

перепугался насмерть,  потому  что  к  войне  готов  не  был  и  воевать  не

собирался.

     - Что делать? С таким войском мне не сладить, - молвил он, - придется в

ноги кланяться!

     И король кинулся к нашему королю навстречу и стал смиренно  спрашивать,

чего тот желать изволит.

     - Ничего, я, сударь мой, не желаю, - отвечает ему молодой король,  -  а

пришел я к вам на смотрины!

     Поднялось тут в городе ликованье неслыханное.  Чужой  король  пригласил

нашего в свой замок и приказал в его честь пир устроить.

     Стали все есть, да  пить,  да  веселиться.  Молодому  королю  принцесса

весьма по душе пришлась! И вот уже дело  вроде  бы  на  лад  пошло.  Молодой

король рад-радешенек, что и он люб принцессе!  От  счастья  голову  потерял,

давайперед принцессой похваляться, какая у него торбочка есть. И показал  ей

эту волшебную торбочку! А девица-то была не промах!

     Наступила ночь. Все спать пошли. Наш король на радостях крепко-накрепко

уснул. А хитрая  принцесса  подкралась  к  его  платью,  вытащила  волшебную

торбочку, а на ее место простую подсунула.

     Утром  жених  проснулся  и  домой  спешно  отбыл,   свадьбу   готовить.

Понадобились ему деньги на расходы. Достал он свою торбу, тряхнул  -  ничего

нету- пусто. Еще раз тряхнул - опять ничего,  в  третий  раз  что  было  сил

тряхнул- а дукаты все не сыплются, да не сыплются. Глядит, а это - и не  его

вовсе торбочка! Разгневался король, достал дудку. Дунул, появилось перед ним

войско несметное. Спрашивают его солдаты:

     - Чего тебе, господин, надобно?

     - Ступайте за мной! - приказывает он.

     Вскочил на коня и помчался в соседнее королевство.  А  там  в  толк  не

возьмут, почему это король назад вернулся. Навстречу  бегут,  но  он  от  их

поклонов отмахивается, на полном скаку кричит:

     - Торбу у меня кто-то стащил! У кого она? Немедля верните, не  то  худо

будет!

     - Что ты, что  ты,  миленький,  ты  ж  ее  просто  позабыл,  -  щебечет

принцесса, - пойди, погляди, я ее в золотую шкатулку  схоронила.  Стоило  ль

тебе о ней так печалиться? Не все ль равно, что у  меня  ей  лежать,  что  у

тебя? Целей будет!

     И так она  перед  королем  рассыпалась,  так  его  обхаживала,  что  он

успокоился. Куда только злость девалась! И снова они пировали, веселились, а

потом и в пляс пошли.

     Вытащил кто-то у короля посреди пляски из кармана дудочку и  давай  над

ним потешаться, уж не промышляет ли он мелкой торговлей.

     - Дудочка-то она дудочка, да непростая! Захочу  и  всех  вас  вместе  с

вашим городом в порошок сотру. Вот дуну разок и сразу видимо-невидимо солдат

появится. А еще у меня пояс есть! Вот это пояс! Подпояшусь  и  скажу:  "Хочу

быть там-то и там-то! и тут же окажусь, где пожелаю.

     Коварной принцессе только того и надо! Уснул король, а она подкралась к

его платью, дудочку вытащила и отнесла к отцу.

     Сообразил старый король, что теперь сила в его руках, немедля  приказал

молодого короля к постели привязать,  а  на  рассвете  из  замка  с  позором

вытолкать да из города взашей гнать.

     Молодой король чуть со стыда не пропал!

     Долго бродил  он,  не  разбирая  пути-дороги  из  края  в  край,  пока,

наконец,не вернулся к себе домой. Да посовестился в рваном платье явиться  к

своему народу,  украдкой  пробрался  в  замок,  скинул  с  себя  лохмотья  и

облачился, как подобает королю.

     Только с той поры потерял король сон и покой. Все не может  успокоиться

из-за торбочки и дудки, а как вспомнит про свой позор,  кровь  в  нем  прямо

вскипает! День и ночь ломал он голову, как отомстить коварной принцессе и ее

отцу. И вот однажды вечером подпоясался он волшебным поясом и загадал:

     "Хочу немедленно оказаться подле дочери такого-то и  такого-то  короля.

Пускай она мои вещи вернет!

     Не успел подумать, как очутился рядом с принцессой.  Она  только-только

спать легла, еще и свечи не задула. Перед дверями  стража  стоит.  Принцесса

завопила, из постели выскочила и сорвала с короля волшебный пояс.  Прибежали

солдаты, схватили его и потащили к старому королю. Когда тот узнал, где  его

поймали, то приказал бросить нашего короля в самую  мрачную  темницу,  а  на

другой день отрубить голову!

     - Ах, до чего же я дожил! Лучше бы мне вас, подлых разбойников, никогда

не знать-не видать! - кричал наш король, когда его уводили.

     Заперли его в темнице и солдата к  двери  поставили.  А  старый  король

разослал во все стороны гонцов, чтобы господ на  казнь  созывали.  Он,  мол,

завтра собирается такому-то и такому-то королю за то-то  и  то-то  голову  с

плеч рубить.

     Ох, и невесело пташке в клетке поется! Наш  король  горюет,  головой  о

двери бьется: "Лучше голову разобью, чем  доставлю  врагам  радость  на  мою

казнь глядеть, - решил он.

     Услышал шум стражник:

     - Э, королевич, брось, - говорит он ему, - может еще как-нибудь из беды

выпутаешься! Я когда-то твоему отцу служил. Он меня  не  обижал,  и  я  тебе

добром отплачу. Ступай направо  вдоль  стены.  Увидишь  камень,  что  наружу

выступает. Откати его и откроется лаз.

     Сделал король, как солдат велел, откатил камень и очутился на свободе.

     Стали утром господа на казнь собираться. Отворили темницу, а там пусто,

нашего короля уже и след простыл.

     Старый король от злости волосы на себе рвет, а господа с чем пришли,  с

тем и ушли.

     Освободившись,  молодой  король  забрел  в  густой   лес.   Измученный,

повалился на землю и заснул крепким сном. Проснулся  голодный,  стал  вокруг

озираться, чего бы это  поесть,  чем  бы  подкрепиться  ?  Да  кроме  лесных

ореховничего не нашел. Долго пробирался сквозь заросли,  пока  не  вышел  на

полянку, на которой паслись овцы. Видит, неподалеку стоит пастушья  избушка.

Он туда! Вошел, поклонился и сразу же спросил, не найдется ли чего поесть.

     - Как не  найтись,  найдется,  голубчик  мой,  -  отвечала  ему  старая

пастушка, - присаживайтесь!

     Поворотилась, и вот уже перед ним угощение  стоит:  сыра  кусок,  хлеба

горбушка и ковшик простокваши. Он не заставил себя  долго  просить,  сел  за

стол и наелся до отвала. Передохнул немного,  поблагодарил  добрых  людей  и

отправился дальше.

     Идет он, бредет, а сам все о своей обиде думает и  чем  больше  думает,

тем сильнее его досада берет, глаза туманом застилает. Не  разбирая  дороги,

взобрался он на вершину высокой  скалы,  а  под  ней  преглубокая  пропасть.

Остановился, стоит размышляет:

     "Эх, лучше мне помереть, чем без отцовых подарков жить да  такой  позор

терпеть! - завернулся в плащ и бросился в пропасть.

     Пока  летел,  плащ  возьми  да  распахнись,  и   ветер   понес   короля

далеко-далеко в лес. Зацепился король за  дерево,  а  на  нем  полно  спелой

смоквы. Недолго думая, нарвал он плодов и стал есть. Вдруг чувствует, нос  у

него вытягивается, растет, растет, вымахал труба трубой!

     - Вот ведь не везет! - загоревал  королевич.  -  Все-то  беды  на  меня

сыплются! Что теперь делать буду?

     Хочет с дерева спуститься, а нос не пускает. Пришлось ему  задрать  нос

вверх и с превеликим трудом кое-как с ветки на ветку до земли добираться.

     Тут его от сладкой смоквы такая жажда сморила, чуть было не  пропал!  К

счастью, слышит - поблизости ручеек журчит, он к ручью побежал.  И  что  же?

Носище его к воде не подпускает. Наловчился как-то и хлебнул глоточек.

     - Ох и хороша же! - похвалил он  водицу.  -  Батюшки,  а  нос-то  вроде

меньше стал!

     Хлебнул еще, и нос как нос стал - обыкновенный.

     - Вот радость!  -  воскликнул  королевич.  -  Теперь  я  рассчитаюсь  с

обидчиками! Ну, погодите, вы у меня еще попляшете!

     Нарвал он с дерева  смоквы,  зачерпнул  из  ручья  воды  и  вернулся  к

пастушьей избушке. Попросил там старой  одежонки  и  отправился  в  замок  к

королю. К самым дверям подошел.

     - Тебе чего, старик? - спрашивает его служанка.

     - Да вот смокву продаю, - отвечает он.

     Служанка побежала  доложить  королеве,  та  приказала  узнать,  сколько

старик за нее хочет.

     - Двенадцать дукатов, - отвечает торговец.  И  служанка  сразу  же  ему

деньги вынесла.

     Положил королевич дукаты  в  карман  и  прочь  помчался,  только  пятки

засверкали.

     А в замке  мать  с  дочкой  знай  смоквой  лакомятся.  Вдруг  принцесса

взглянула на королеву и обмерла!

     - Ах-ах, - кричит, - как у вас, мама, нос вырос!

     - И у тебя, доченька, тоже вон какой вымахал! Что же это  творится?  Уж

не от смоквы ли?

     - Ах, маменька, - заломила принцесса руки, - что теперь с  нами  будет,

мой нос уже в пол уперся!

     И у служанки тоже нос вырос! Не удержалась, пока смокву  в  королевские

покои несла, одну ягоду слопала.

     Мать с дочерью криком кричат, причитают. Услыхав этот рев, король сам к

ним явился. Велел созвать лекарей со всего света. Созвали, да  напрасно.  Ни

один помочь не может. Чем больше от тех  носов  отрезают,  тем  длинней  они

вырастают. Что делать? Пришлось терпеть насмешки, но на улицу  свои  длинные

носы не высовывать.

     Прошло полгода, вдруг откуда ни возьмись - какой-то  незнакомый  лекарь

является. В черном платье, с палочкой в руке, идет себе по городу.

     - Бог в помощь! - крикнул он бабе, что в саду полола. - Какие тут у вас

новости?

     - Ах, да какие у нас могут быть новости, - отвечает баба. - все  только

худо, да хуже некуда. Даже смеяться теперь не велят.

     - Почему так? - спрашивает лекарь.

     - Да потому, - баба в ответ, - что королевские дамочки  отрастили  себе

страшенные носища. Теперь если кто-нибудь засмеется, - его в тюрьму волокут.

Думают, будто над их носами потешаются.

     - Отчего же им никто не поможет? - любопытствует лекарь.

     - А, чтоб они пропали вместе со  своими  носами!  Тут  и  так  докторов

тьма-тьмущая перебывала, да все в каретах четверней! И ни один не вылечил.

     - Я не я буду, - молвит лекарь, - коли  их  не  излечу!  Ступай  королю

доложи. Вот тебе дукат.

     И дает ей дукат.

     Обрадовалась баба, бегом побежала сообщать королю, что у нее-де  лекарь

сидит, обещает королеве и принцессе пособить.

     - Да только он не в карете, а пешком с посошком, - добавила она.

     - Не в том дело, -  говорит  король,  -  лишь  бы  моих  дам  от  носов

освободил.

     И велит лекаря в замок привести.

     Привели нашего лекаря.  Король  его  спрашивает,  берется  ли  он  беде

помочь. Лекарь отвечает:

     - Берусь, но только, чтобы дам в полное мое распоряжение отдали!

     И чтобы доказать, что он знаток своего дела, велит дать кому-нибудь  из

слуг одну смокву съесть.

     Привели слугу, дали ему смокву, и только он ее  проглотил,  как  нос  у

него стал длинный-предлинный!

     - У этого слуги, - изрек лекарь, - крови мало, да и та жидкая и слабая,

ее не надо остужать!

     Дал ему глоток воды. Нос тут же отвалился. Все обрадовались,  а  больше

всех принцесса, ведь теперь  она  снова  станет  такой  же  прекрасной,  как

прежде!

     Зовет лекарь служанку.

     - У этой, - говорит, - кровь погуще, и чтоб мое лекарство  помогло,  ее

следует разбавить! Несите сюда плетку!

     Приказал служанке скинуть с себя все  до  рубахи  и  давай  ее  плеткой

охаживать, потом дал глоточек волшебной воды хлебнуть - не больше наперстка.

И носище тут же исчез.

     Принцесса дождаться не может, когда придет ее черед, чтобы опять  стать

красивой.

     А лекарь говорит:

     - Погоди немного. Повремени! - и берет в работу  королеву.  Хлестал  он

королеву три дня. На четвертый смочил ей язык волшебной водой и длинный  нос

у королевы тут же отвалился.

     Подошел теперь принцессин черед. Чтобы молодую горячую кровь  охладить,

гуляла плетка по принцессиной спине шесть дней.  Принцесса  уже  без  памяти

валится, а лекарь и ухом не ведет. Не пожелала принцесса  боль  терпеть,  на

седьмой день отказалась лечиться. Мать вокруг нее бегает, успокаивает, и так

и эдак уговаривает, еще денек потерпеть.  Все,  мол,  заживет,  лишь  бы  от

безобразного носа избавиться.

     Подошел последний день. Стала принцесса умолять лекаря бросить  плетку,

стала ему сулить, что пойдет за него замуж,  да  еще  подарит  ему  огромное

богатство.

     - Какое богатство? - поинтересовался лекарь.

     - А такое, какого ни у кого на целом свете нету, - отвечает  принцесса,

и достает золотую шкатулку и вынимает из нее торбочку.

     - Эту торбочку,  -  объясняет  она,  -  потрясешь  и  получишь  столько

дукатов, сколько пожелаешь. А вот дудка - только в нее подудишь, сразувойско

появится несметное. Вот поясок - стоит его подпоясать - сразу попадешь, куда

задумал. И подает ему дудку и пояс. Лекарь поясом подпоясался, торбу и дудку

за него заткнул, подбоченился и повел такую речь:

     - Знай, принцесса, я - тот самый король, которого ты велела  с  позором

из города гнать. Я - тот самый король, которого ты собиралась казнить.  Я  -

тот самый продавец, у которого вы  смокву  купили.  Я  мог  вас  без  всяких

мучений исцелить, но вы заслужили хорошую порку. А эти три вещи были моими и

моими будут. Ты же, принцесса, за  свое  коварство  и  вероломство  навсегда

останешься с длинным носом! - сказал и пожелал перенестись в свой замок.

     Зажил наш король припеваючи и про все злое да плохое позабыл.

 

 

 

 

      Небояка

 

 

     Где-то когда-то был у одного богатого купца единственный  сын,  который

ничего - ну ничегошеньки на свете не боялся! У других даже от сказок  волосы

дыбом встают, а  он  как  про  что  услышит,  так  и  норовит  отыскать,  да

поглядеть. Ему все равно белым ли днем или в полночь облазить все  брошенные

замки, церкви, склепы, кладбища, где будто бы  бродят  привидения  или  иные

творятся страсти.

     И взбрело ему в голову повидать белый свет. Он и говорит:

     - Коли нету здесь ничего, что может меня  испугать,  хотя  люди  о  том

болтают, пойду-ка я в чужие края. Хочу узнать, что же это такое - страх!

     Как ни отговаривали  его  отец  с  матерью,  он  ни  в  какую!  Еле-еле

уговорили взять с собой в путь оружие,  коня  и  деньги.  Мать  на  прощанье

сварила добрый обед: молочный суп с клецками, лапшевник с маком  и  копченую

свинину с кашей. В сумку напихала лепешек, сколько вошло, да сыру, и  такого

и эдакого. И пустился наш Небояка храбро в путь, хотя дело было к ночи.

     Переночевал в дремучем лесу, а, проснувшись, отправился  дальше,  через

непролазную чащобу, где стояла такая густая тьма, что не  видал  он  ни  дня

перед собой, ни солнца над головой. Неведанными тропами  пробирался  ончерез

трясины, спускался в  бездонные  пропасти,  взбирался  на  крутые  откосы  и

вершины, куда лишь  птица  долетит.  Встречались  на  его  пути  полянки  да

лужайки, пастбища и просеки, да буреломы среди ельника.  Но  чем  дальше  он

шел, тем лес становился гуще, топи  и  непролазные  завалы  чаще!  С  трудом

отыскивал ложбинку для ночлега. Запасы еды кончились,  лишь  кое-где  сорвет

черничку или брусничку, и на том спасибо. А то сам  корешок  съест,  а  конь

лишайник пощиплет. Так прошла неделя и другая, и третья . . .

     Вконец измученный, изголодавшийся  выбрался,  наконец,  наш  Небояка  к

какому-то незнакомому замку. Большой замок, красивый, но только  представьте

себе: стоит он на скале круглой, да гладкой,  как  яйцо.  И  не  знает  того

купеческий сын, что замок-то заклятый. И закляли его двенадцать духов. Как в

него попасть? Он и с той стороны подойдет и с этой,  нигде  подступиться  не

может. Так бы оно и осталось, замок перед самым носом, а он на  голой  земле

целую  ночь  от  холода  зубами  клацает,  да  вдруг  ворота  сами  по  себе

отворяются!

     Входит Небояка, видит - конюшня, еда в кормушке, в колодце  -  овес,  в

кадушке - вода. Прошелся по покоям, нигде ни одной живой души! И лишьв одной

светлице стол стоит под красивой льняного полотна скатертью, на столе  хлеб,

солонка и бокал вина, на бокале надпись: "Путнику подкрепиться .

     Сел Небояка, выпил бокал - и  тут  блюда  одно  за  другим,  неизвестно

откуда, сами на столе появились! Отужинал и  спать  в  соседней  комнате  на

мягкой  постели  завалился.  Давненько  ему  в  тепле  и  уюте  ночевать  не

доводилось. Как лег, так сразу и уснул.

     Ровно в полночь проснулся Небояка от страшного шума  и  грохота!  Вдруг

двери распахиваются и  в  комнату  врываются  страшные  чудища  -  те  самые

двенадцать духов - да все с дубинками.  Накинулись  на  него:  "Ах  это  ты,

Небояка, ничего не боишься? Погоди, мы на тебя страху нагоним! Врываешься  в

наш замок, как разбойник! Теперь тебе отсюда не уйти!

     Не дали и слова сказать, сгребли и ну бить-молотить, будто сноп. Так бы

и перебили руки-ноги, если б не уробил их час - исчезли духи.

     Избитый, он с трудом добрался  до  постели.  А  там  мазь  стоит,  раны

смазывать. Помазал, сразу всю боль, как рукой сняло, и он уснул,  и  проспал

до самого белого дня.

     Проснувшись вскочил, оделся,  а  на  столе  уже  закуски  ждут.  Наелся

Небояка до отвала и говорит:

     - Ну погодите, чудища, доберусь я до вас! Вечером вы мне  рта  раскрыть

не дали, только били-колотили. Но ничего, теперь-то я с вами разберусь!

     Да только тщетно он их искал, весь замок перевернул - нигде никого.  Во

всем  замке  ни  души,  только  его  конь  в   конюшне   стоит,   ухоженный,

накормленный, весело ржет, копытом бьет, хозяина встречает.

     Что тут будешь делать?

     Снова купеческий сын весь замок обошел,  все  углы  обшарил.  И  нашел,

наконец, в одной стене маленькую  дверцу,  в  которую  пролезть  смог,  лишь

согнувшись в три погибели. Распрямился, а там прекрасный сад! Посреди сада -

озеро, чистое да круглое, как глаз, а в озере краса-девица, по самые плечи в

воде сидит.

     - Что ты тут делаешь, краса-девица? - спрашивает Небояка. -  Почему  из

воды не вылезаешь?

     - Я бы рада, да не могу. Меня заколдовали.

     - Кто же тебя заколдовал?

     - Кто заколдовал? Жила я здесь с отцом-матерью, как в раю.  Но  однажды

на нас напали двенадцать злых духов.  Отцу  и  матери  они  не  могли  вреда

причинить, потому что те были королями. Злые  духи  прогнали  их  далеко  за

море. А я тут маюсь с двенадцати лет. Не могу ни под воду, ни из воды.

     Мне и разговаривать с тобой нельзя, ты уже из-за меня ночью натерпелся.

     Если еще две ночи выдержишь,  совсем  меня  вызволишь.  Но  теперь  эти

чудища станут тебя сначала улещивать да уговаривать, чтобы ты хоть  словечко

вымолвил. Если скажешь слово - погибнешь. Потом примутся еще сильнее  пугать

да терзать, чтобы ты струсил. Но если ты не заговоришь и не испугаешься,  то

увидишь такое чудо!

     - Чему быть, тому не миновать! - воскликнул Небояка.

     И стал уговаривать принцессу, чтобы за него не беспокоилась и  спокойно

ждала, чем дело кончится.

     На другой  вечер  всё  повторилось:  на  столе  вкусный  ужин,  Небояка

поел-попил и спать улегся. Лечь-то лёг, а заснуть не  может,  ворочается,  с

боку на бок переваливается, будто по спине муравьи ползут. Полночь пробила и

гости явились.

     Вертятся вокруг  него,  уговаривают,  подольщаются,  лишь  бы  он  хоть

словечко обронил. Но  он  молчит,  ни  звука.  Тут  они  налетели  на  него,

сграбастали,  надули,  словно  меха,  чуть  наш  Небояка  не  лопнул!  Потом

принялись по светлице гонять, как будто он мяч.

     Небояка молчит, ни стона, ни жалобы, все вытерпел. Пробил их час и духи

исчезли. Едва-едва дополз Небояка до постели,  целебной  мазью  намазался  и

уснул крепким сном.

     Пришел он утром к озеру, а принцесса уже до пояса из воды показалась  и

еще красивей стала. Целый день Небояка у озера гулял, все с принцессой  речи

вел.

     И на третий вечер на столе был вкусный ужин и опять Небояка ел да  пил,

да только вкуса не чувствовал. Все думу-думал,  что  на  третий  раз  с  ним

станется. Сон от глаз бежит. Страх охватывает. А чудища его обступили, самое

огромное держит железный вертел. И опять принялись льстивые речи  плести  да

уговаривать, чтобы хоть словечко промолвил. И вдруг как завизжат:

     - Коли ты ничего, то мы кое-что! Ты у нас еще закричишь, когда мы  тебя

изжарим!

     Воткнули в него вертел и живьем в огонь сунули. Потом сняли с вертела и

заорали:

     - Мало тебе? Сейчас добавим!

     Но тут пробил их час  и  они  исчезли.  Ох,  как  трудно  было  Небояке

добраться до мази! Добрался все-таки, намазался и уснул молодецким сном!

     Утречком протер глаза - а вокруг него на цыпочках слуги ходят, чтоб  не

потревожить, а быть под рукой, когда проснется.

     Встал Небояка с постели,  они  ему  дорогое  платье  несут.  Оделся,  а

принцесса его уже в светлице встречает.

     За то, что освободил ее из заклатья, благодарит и преподносит подарок -

прекрасное белое полотенце, а на полотенце вышито ее имя, и отца  с  матерью

имена.

     - Вот тебе порука, что я твоя невеста. Но не бывать нашей свадьбы, коли

ты не отведешь меня к моему отцу. Если любишь, идем! Там и свадьбу сыграем.

     Пришлось пообещать, хотя душа его к тому не лежала.

     Вскоре собрались они в путь-дорогу, вскочили на коней и поскакали.

     Однажды пришлось им заночевать на каком-то  постоялом  дворе  в  горах.

Хозяйничала там старая ведьма - Баба-Яга. И была у  нее  дочь.  Как  увидала

Баба-Яга нашего Небояку, сразу надумала выдать за  него  свою  дочь-уродину.

Только как его-то заставить? Но сами знаете, Бабе-Яге всё нипочем. Взяла она

иголку, воткнула Небояке в платье, и свалился  он,  как  подкошенный.  Утром

принцесса с горя чуть разума не лишилась. Только делать нечего,  жениха  уже

не воротишь. Похоронила, поплакала и пустилась в путь к своему отцу одна.

     Только принцесса с постоялого двора подалась, а старая  ведьма  Небояку

из могилы откопала, иголку вытащила и он ожил. Но на ведьмину дочь и глядеть

не хочет, по окрестностям бродит, свою милую ищет. Да все напрасно. Баба-Яга

так его околдовала, что он от ее дома далеко уйти не может. А коли и  уйдет,

всё обратно возвращается.

     И   вот   однажды   встретился   он   в   густом    лесу    с    доброй

вольшебницей-старуш-кой.

     - Эх, Небояка, - говорит она ему, -  когда  б  ты  знал,  что  с  тобой

стряслось! - И рассказала ему, как все было.

     А потом говорит она Небояке:

     - Вот тебе былинка! Засунь ее в левый сапог под солому и ступай обратно

на постоялый двор. Твоя хозяйка обернется кошкой и будет на  тебя  кидаться.

Ты ее пни хорошенькой левой ногой,  она  разольется  колесной  мазью.  А  ты

собирай свои вещички да ко мне поторапливайся. Что дальше с тобой  станется,

о том не печалься!

     Небояка еще только ко двору  подходит,  а  навстречу  ему  уже  большая

черная кошка  мчится,  дурным  голосом  мяучит,  глаза  выцарапать  норовит.

Небояка ее только раз ногой пнул, она и разлилась колесной мазью. А он  свой

скарб собрал и к старушке вернулся.

     - Вот и я, бабушка! Что посоветуете?

     - Посоветую, посоветую, - говорит старушка. - Ведьмы больше  не  бойся.

Она так и останется колесной мазью, пока я не вмешаюсь. А ты ступай по этой,

средней дорожке, да иди посерединке! Ни вправо, ни влево ни шагу!

     Подойдешь к высокой крутой горе, на  которую  сможешь  взобраться  лишь

след в след по протоптанной тропинке. На самом верху увидишь сад, в том саду

каждый цветок придавлен  человеческой  костью.  Ты  все  косточки  собери  и

закопай.  Когда  их  похоронишь,  подойдет  к  тебе  чудище,  ты  уже  видал

егозаклятом замке. Оно тебя не тронет, а поблагодарит да  спросит,  чего  ты

хочешь за доброе дело. Тогда ты потребуй, чтобы оно тебе открыло,  где  твоя

принцесса. Только это и  проси.  То  чудище  -  король  и  повелитель  всего

четвероногого зверья и это ему под силу.

     Дважды ей повторять не пришлось, Небояка поблагодарил добрую волшебницу

и зашагал по  середине  дороги.  Безо  всяких  приключений  он  благополучно

поднялся на гору, в тот самый сад. Собрал и похоронил кости, и увядшие цветы

тут  же  ожили.  И  вдруг  перед  ним,  как  из  земли,  появилось   чудище.

Поблагодарило и спрашивает, какую награду он за доброе дело просит.

     - Ничего не хочу, - отвечает молодец, - скажи только, где моя пропавшая

принцесса.

     - Это, братец, мне неведомо. Но ты погоди, я кликну своих подданных  со

всего света. Они тебе скажут, коли где ее встречали.

     И заревело чудище, аж земля задрожала. Со всех концов ринулись  к  нему

звери, чудище расспрашивает всех, от самого маленького до самого громадного,

не попадалась ли им принцесса. Но никто ее нигде не встречал.

     - Ну, ничего, не печалься,  зима  пройдет,  настанет  лето,  -  говорит

чудище. - Чего мои подданные звери  не  видали,  то  могут  птицы  углядеть.

Ступай во второй сад! Там найдешь моего брата, короля и повелителя птиц.

     Отправился Небояка во второй сад. А там другое чудище к нему шасть:

     - Чего тебе здесь надобно?

     - Чего мне надобно? Скажи, прошу, где мне мою принцессу искать?

     - Ладно, будь по-твоему, - отвечает король птиц, - ведь и мне по сердцу

доброе дело, что ты в братнином саду сделал. С той минуты и  мои  цветы  еще

прекраснее расцвели. Погоди малость!

     И затрубило чудище во всю мочь, аж земля  разверзлась.  Будто  горы  со

своих мест сдвинулись, такой гром стоял в небе, когда со всего  света  стали

сюда слетаться птицы.

     - Не видали ль вы такую-то принцессу? - спрашивает король птиц от малой

до великой.

     Отвечают птицы, не видали, мол. Так бы ничего король от своих  пернатых

подданных и не добился, как вдруг над дремучим лесом  опять  гром  загремел.

Огромный старый орел кругами летит над садом и вниз опускается.

     - Ты что ж это так  поздно  являешься,  аль  не  слыхал,  как  я  своих

подданных сзываю? - выговаривает ему король.

     - Слыхать-то слыхал, мой господин. Да только пришлось мне переносить за

самое черное море дочь Черноморского короля.

     - Так ведь это же моя принцесса! - воскликнул обрадованный  Небояка.  -

Здорова ли?

     - А чего ей сделается, - отвечает орел, - коли она  сейчас  на  свадьбу

наряжается!

     - С кем свадьба-то?

     - Да с каким-то князем!

     - А мы поспеем еще на ту свадьбу?

     - Может поспеем, а может и нет, - говорил орел. - Я уже стар и силы  не

те. Можем и в море свалиться.

     - Ах, орел, ты только попробуй!

     - Ладно, но если погибнем, грех будет на твоей душе.

     - Чему быть, тому не миновать! - вскричал Небояка и  оседлал  огромного

орла.

     Они счастливо перелетели море и спустились возле самого города, где жил

отец той прицессы.

     Небояка поблагодарил орла и спрашивает, чем он может его отблагодарить.

     - За добро-добром, - отвечает орел.  -  Тащи  сюда  меч  и  отсеки  мне

голову!

     - Я? Тебе голову отсечь?! Да ни за что!

     - Тащи меч! - загремел орел, - не то  будет  поздно  и  ты  никогда  не

встретишься со своей принцессой. Как только моя  голова  слетит,  вырви  мое

сердце и рассеки его на две половинки, но так, чтобы  они  с  одной  стороны

остались непорушенными. Когда бы ты сердце ни раскрыл,  любое  твое  желание

исполнится. Ну, неси меч и секи  мою  головушку!  Хватит,  пожил,  послужил,

отдохнуть пора!

     Хочешь-не хочешь, пришлось Небояке его волю исполнить. Все сделал,  как

орел велел. Отсек голову. Вынул сердце. Раскрыл сердце, попросил для  начала

сто дукатов. Глядь, а они уже перед ним лежат!

     Затопорился наш Небояка в город и засел в трактире.  Трактирщик  только

головой качает, на странного гостя глядя. Что  за  человек?  Откуда  взялся?

Почему так чудно себя держит?

     - Вы что, пан трактирщик, удивляетесь? - спрашивает его Небояка.

     - А то, сударь, вы мой, - отвечает трактирщик, - лишь слепой не  видит,

да глухой не слышит. Ведь на каждой стенке приказ висит. И трубачи по  всему

городу трубят, что наш король свадьбу играет и  всех  созывает!  Каждый  там

наестся-напьется до отвалу и получит по дукату.

     - Недурно, недурно, - молвил Небояка. - Но коли у пана  короля  так,  у

нас должно быть еще чище!

     Трактирщик глаза вылупил, спятил что ли это парень  или  еще  что?!  Но

когда Небояка стал свои дукаты без устали  сыпать,  аж  земле  тяжко  стало,

сразу угомонился и по-другому на него глядеть стал.

     - А теперь, - приказал Небояка, - купите мне золотую карету,  крылатого

коня и соберите слуг, да побольше! Яства на стол ставьте на всякий  вкус,  а

напитки самые лучшие! Всяк, кто пожалует ко мне на свадьбу, -  я  ведь  тоже

женюсь, - получит по пять дукатов!

     Когда весь об этом  разнеслась  по  городу,  королевские  палаты  мигом

опустели. Все, кто только мог на ногах стоять,  ринулись  в  трактир,  есть,

пить, веселиться, дукаты огребать. Увидал король,  что  делается,  послал  к

Небояке на поклон с просьбой не делать ему такого сраму, а лучше  пожаловать

на королевскую свадьбу.

     Недолго думая, помчалась золотая карета в королевский замок. Да  только

вместо Небояки сидел в ней переодетый слуга. А сам Небояка,  одетый  слугой,

уселся рядом с кучером на  козлы.  Проверить,  шутки  ради,  узнает  ли  его

суженая.

     В замке важные господа тут же посадили слугу рядом с собой, наперегонки

изысканные  яства  подносят,  дорогие  вина  наливают,  чокаются.  А   потом

предлагают пройтись с  молодой  в  танце.  Слуга,  которого  хозяин  наперед

подучил, ел да пил до сыта, а от танца отказался, не верток, мол. Но есть  у

него слуга, больно ловкий и нет танцора на свете, чтоб его перетанцевал.

     Молодая услыхала, о чем речь и  словно  в  шутку  говорит,  что  охотно

спляшет с молодцем, которому нет на свете достойной пары.

     И тут Небояка повел принцессу в круг. Вот это был танцор! Выкидывает он

с молодой коленца и вдруг роняет на пол то самое  полотенце,  что  принцесса

ему еще тогда, в заклятом замке подарила. Она тут же узнала свое  полотенце,

подхватила и воскликнула:

     - Не возьму в  мужья,  кому  неволей  поклялась,  а  возьму  того,  кто

полотенце обронил!

     А Небояка тем временем выскочил из залы и все кинулись его разыскивать.

Поднялась тут кутерьма, шум да гам. Он же, переодевшись, вышел  на  середину

залы. Глаз не отвести от красавца-молодца.  Принцесса  его  сразу  узнала  и

перед всеми на шею бросилась.

     То-то было радости вокруг!

 

 

 

 

      Ветер - король Ветров

 

 

     Где-то, когда-то жил король и были у него сын да  дочка.  Ах,  что  это

была за парочка. Парнишка, словно солнце красное, а девочка, словно зоренька

ясная! Как пойдут брат с сестрой рука об руку по саду прогуливаться, старому

отцу утешение, всему свету загляденье!

     Поехал раз король со своей дочкой покататься, да налетел на них  вихрь,

принцесса-то из коляски и пропала!

     Король кричит, по сторонам озирается, а ее уже и след  простыл.  Король

во все концы слуг разослал, те в по стране рыщут, принцессу,  как  иголку  в

стоге сена ищут, нигде найти не могут.

     Загоревал король, плачет, причитает. А сын ему говорит:

     - Ах, батюшка, и у меня ведь на  сердце  камень.  Но  ты  не  убивайся,

надежды не теряй. Я сам отправлюсь сестру искать, может, где и отыщу!

     Король сына благословил, оружие дал, в дорогу собрал.

     Идет  принц  через  горы,   через   долины,   кличет   сестрицу,   всех

встречных-поперечных расспрашивает, не видал ли кто, не слыхал ли кто? Но  о

сестре ни слуху, ни духу.

     Ходил-ходил по горам, по долам и добрался, наконец, до большого озера,а

там стая уток плавает. Сдернул он ружье с плеча, прицелился в самую большую.

     - Стой, добрый молодец, стой! Не убивай меня,  я  тебе  еще  пригожусь!

кричит ему утка. - Я ведь знаю,  куда  ты  путь  держишь!  Ступай  вот  этой

дорогой: твоя сестра в замке у Ветра.

     Удивился принц, повесил ружье на плечо и дальше  зашагал.  Идет-бредет,

вдруг встает на его пути большой муравейник, пройти мешает. Стал  принц  его

ворошить. Муравьи забегали, забеспокоились, тут вылезает большой  муравей  с

крыльями и говорит: - Не круши мой дворец,  добрый  молодец!  Обойди  его  с

правой стороны, а я тебе еще пригожусь!

     Улыбнулся принц таким речам и оставил муравейник на месте стоять.

     Шел он, шел и добрался до лесных дремучих зарослей. Так запутался,  что

не знает, куда податься. Видит - тропочка, да и ту сухой пень заторосил, а в

том пне полным-полно пчел. Выхватил принц острый меч, хочет  пень  порубить,

но тут вылезает королева-пчела.

     - Не тронь, добрый молодец, мой дом, обойди его с правой стороны,  а  я

тебе отслужу.

     Послушался принц, обошел пень и стал  себе  дальше  путь  прокладывать.

Пробрался он, наконец, сквозь чащобу и видит  -  на  голой  вершине  высокий

замок стоит.

     - Ну, слава богу, добрался все-таки! - вздохнул он и  стал  карабкаться

на гору. Да не тут-то было, налетел на него черный  вихрь,  с  ног  сбивает.

Пополз принц на четвереньках по жесткой траве и с  великим  трудом  оказался

наверху. Подошел к замку, стучится - никто не отвечает. Заходит в  покои,  в

одни, в другие - никого. И только  в  третьих  видит  -  кум  Ветер,  король

ветров, сидит, в окошко изо всей мочи дует.

     Король ветров обернулся к принцу и говорит:

     - Добро пожаловать, зятек, добро пожаловать!

     А тот, не мешкая, к делу - свою украденную сестру назад требует.

     - Ишь, ты, какой шустрый, - ответствует ему Ветер. - Погоди, не  спеши!

Теперь ты в моей власти! - подхватил его и на морской берег перенес. Снял  с

пальца перстень, да как швырнет на середину моря.

     - Коли принесешь мне к утру этот перстень, отдам тебе сестру, а коли не

сумеешь, ступай, откуда явился!

     Наш принц так и обмер, от страха слова сказать не может. Король  ветров

захохотал и ввысь взвился, только крикнуть успел, утром, мол, увидимся!

     Бродит принц по берегу морскому, горюет. Вдруг прилетает к нему утица:

     - Эй, - кричит, - братец, не  печалься,  ложись  спать.  Ты  мне  жизнь

подарил. И я тебе помогу. Я тебе этот перстень принесу!

     На рассвете просыпается  принц,  а  перстень  у  него  уже  на  пальце.

Обрадовался он несказанно, а тут к нему сам Ветер-король жалует:

     - Ну, - спрашивает, - что да как? Где мой перстень?

     - Вот он! - отвечает принц, - и подает ему перстенек.

     - Ладно, - ухмыляется Ветер, - но это  еще  не  всё,  ступай  за  мной!

Поднял  Ветер  принца  на  самую  высокую  башню  замка,   с   собой   мешок

макуприхватил и сверху вниз по ветру пустил.

     - Ежели к утру этот мак соберешь, так и быть сестру освобожу и  тебя  с

ней вместе!

     Пригорюнился принц, вокруг озирается и тяжело вздыхает. Вдруг откуда ни

возьмись крылатый муравей.

     - Не печалься, братец, - говорит он принцу, - ложись спать, а  мы  тебе

весь мак к утру соберем.

     Отлегло у принца от сердца и отправился он спать. Утром явился на башню

Ветер, король ветров, а мак уже весь собран, в мешке лежит.

     - Будь по-твоему, - отдуваясь сказал он, - бери сестру,  раз  ты  такой

прыткий, да только сперва ее среди двенадцати подружек отыщи!

     - Только и всего! - усмехнулся принц. - Что же это за брат, коли родную

сестричку не отыщет!

     Да только стал ему король красных девиц показывать, а они все  на  одно

лицо! Все принцу улыбаются, все говорят:

     - Здравствуй, братец, здравствуй!

     Потемнело у принца в глазах, сообразил он, что его дела плохи.  Но  тут

подлетает к нему пчела и шепнет на ухо:

     - Ничего, молодец, не бойся! На которую я сяду - та и есть твоя сестра.

Обрадовался принц, глядит, куда пчела сядет. Увидал,  подбежал  к  сестрице,

обнимает ее, кричит:

     - Вот она, моя сестра.

     - Верно, - ответил надув щеки Ветер, король ветров, - больше держать не

стану, ступайте своей дорогой!

     Брат с сестрой не заставили  себя  долго  просить  и  поспешили  домой.

Обрадовался отец, увидав, как рука об руку брат идет со  спасенной  сестрой.

Да и всем вокруг было на что поглядеть!

 

 

 

 

      Замарашка - Грязная рубашка

 

 

     Были у отца три взрослых сына. У двух старших только наряды на уме. Так

вырядятся, что рот разинешь да присвистнешь им вслед. А младший,  лентяй  да

неряха,  знай  на  печке,  да  в  золе  валяется.   Вот   и   прозвали   его

"Замарашка-Грязная рубашка .

     Засеял отец поле овсом. Но что ни ночь, какой-то  нечестивец  тот  овес

вытаптывает. Никак хозяин не поймет, что за напасть!

     "Ну, погоди, я тебя так и так поймаю! - думает он.

     Кликнул сыновей и велит им поле сторожить:

     - Вы его словите да бока намните, кто бы он ни был. Чтоб  отбить  охоту

добро портить!

     Два старших собираются, будто на край света: коней, собаку,  дубинки  -

чего  только  с  собой  не  тащат.  Матушка   им   пирогов   напекла,   мяса

нажарила-напарила. Полные сумки набила, аж по швам трещат.

     - Деточки мои, - говорит, - поешьте, там, в поле, как бы вы  у  меня  с

голоду не пропали.

     Ну, а Замарашка? Он украдкой отпер стол, собрал в  полотняную  торбочку

сухих корок и зашагал в поле. Этого -  коли  он  о  чем  попросит,  мать  из

кухнилопатой выпроваживает.

     Добрались братья старшие до поля,  костер  развели,  коней  стреножили.

Пирогов да мяса доотвала наелись, вином запили.

     Головушки у них отяжелев повисли, свалились братья в овсы и пес с ними.

Хоть на кусочки режь - не проснутся. А  Замарашку  к  себе  даже  близко  не

подпустили!

     Взобрался наш Замарашка на яблоньку-дичок, грызет сухую  корочку.  Пить

захотел, кислого яблочка поел.

     Ближе к полуночи примчались три коня, один прямиком к яблоньке и  давай

об нее боком тереться.  Тут  наш  Замарашка  -  прыг!  -  Вскочил  на  коня,

ухватился за уздечку, что есть силы держит. Жеребец, ну, скакать, с  борозды

на борозду, с межи на межу, с полосы на полосу!  На  дыбы  встает,  мечется,

хочет седока скинуть. Но Замарашка крепко вцепился.  Притомился  конь-огонь,

видит не высвободиться ему, он и говорит:

     - Ну ты и молодец! Сними с меня уздечку. Тряхнешь - что пожелаешь,  все

исполнится.

     Замарашка так и сделал, взял уздечку и домой поплелся.

     На  утро  огляделись  братья,  а  овес   опять   весь   помят-вытоптан.

Рассердился отец, что не устерегли.

     - Может, ты видал, кто вытоптал? - спрашивает Замарашку.

     - Что я мог увидать, коли я спал, - проворчал он себе под нос.

     На вторую ночь отправились караулить. Старшие братья  набрали  с  собой

пирогов, вина, жареного мяса. Замарашка - сухих корочек. Те ели, пили,  пока

не нерепились, А этот на яблоньке-дичке грыз сухие корочки и кислые яблочки.

В полночь примчались два крылатых коня. Один сразу к яблоньке, боком об  нее

трется. А Замарашка с дерева - скок! И уже у него на  спине  сидит!  Конь  с

борозды на борозду, с межи на межу, с полосы на полосу мечется! Но Замарашка

вцепился, не отпускает. Конь и говорит:

     - Отпусти меня, а себе бери уздечку. Тряхнешь - все желания исполнятся!

     Взял Замарашка уздечку и спрятал.

     И на третью ночь отправляет  их  отец  овсы  караулить.  Старшие  опять

едой-питьем запаслись. Сидят, от пуза едят, от пуза вином  наливаются,  пока

их сон не сморил. Замарашка же, как  и  в  те  разы,  сухие  корочки  кислым

яблочком заедает. Не спит, караулит.

     Полночь еще не пробило, как примчался лишь один конь-огонь,  подошел  к

яблоньке, потерся. Замарашка - гоп! на него с дерева! По бороздам, по межам,

по овсам скачут, до тех пор скакали, пока конь уздечку не отдал и не сказал:

     - Только уздечкой тряхнешь,  все  получишь,  что  пожелаешь!  Замарашка

уздечку взял и хорошо припрятал.

     Братья, хмельные, утром еле до дому дотащились. А отец приказал овес на

солому скосить, все одно от него толку нет.

     Однажды - хотите верьте, хотите нет, - вышел указ: король  отдаст  свою

дочь за того,  кто  сумеет  сорвать  золотой  перстень  с  золотого  шнурка,

висящего на окошке  принцессы.  Весть  об  этом  разнеслась  во  все  концы.

Собрались к королю и Замарашкины братья.

     - Ну, а ты-то Замарашка-Гразная рубашка, поедешь? - спрашивают они его.

     - Почему не поехать? Поеду! - отвечает он и с  ними  рядом  становится.

Братья оседлали коней, расфрантились, а он взобрался на большую старуюсвинью

и пустился следом за ними по дороге. Не только братья, все окрест  от  смеха

за животики держатся! Но  только  Замарашка  выбрался  за  околицу,  тут  же

тряхнул уздечкой:

     - Что господину угодно? - услыхал он голос.

     - Ничего не надо, только медное платье да медного коня!

     И тотчас появились и медный конь, и медное платье.

     Переоделся Замарашка, сел на коня и помчался во дворец.

     А перед дворцом уже полно господ и все до  окошка  принцессы  доскочить

стараются, да все напрасно. Стали Замарашкины братья скакать, да куда им!

     Как висел перстень,  так  и  висит.  Вдруг,  словно  с  неба  свалился,

появляется добрый молодец на медном коне! Взвился  вверх,  схватил  перстень

вместе со шнурком, махнул рукой королевской дочери - и прочь умчался.

     Только и разговоров, что о нем. Расспрашивают,  ищут,  во  все  стороны

грамоты шлют. Но медного молодца и след простыл.

     Во второй раз летят указы, кто, мол, сорвет с окна, что прежнего  выше,

золотое яблочко, тот принцессу в жены получит.

     Братья опять над Замарашкой потешаются:

     - Ну, как, Замарашка, к королевскому дворцу поедешь на пестрой  свинье?

А он только плечами пожал и говорит:

     - Поеду, отчего ж не поехать?

     Братья разоделись и в седла сели, а он за ними следом на пестрой свинье

трясется.

     Но как только очутился Замарашка за околицей, достал из сумки уздечку и

тряхнул.

     - Что угодно господину? - слышит он голос.

     - Ничего мне не надо, только серебряного коня и серебряное платье!  Его

желание не замедлило исполниться. Переоделся Замарашка и- вперед!

     Перед королевским дворцом опять важные господа толпятся. Скачут, да все

напрасно. Вдруг, словно вихрь, налетел добрый молодец в  серебряной  одежде,

на серебряном коне. Люди  аж  рты  разинули.  Взлетел  он  к  окну,  яблочко

схватил,  глянул  на  королевскую  дочь  и  исчез  вместе  с  яблочком.  Все

уставились - уж вы не прогневайтесь, - как бараны на новые ворота.

     Сколько  ни  расспрашивали,  серебряный  молодец,  как   сквозь   землю

провалился.

     И в  третий  раз  король  провозглашает,  чтобы  собирались  ко  дворцу

господа. Кто достанет из самого высокого окна башни золотой  платочек,  тому

он и дочь в жены отдаст и целое королевство.

     Понаехало тут господ, тьма-тьмущая. И Замарашкины  братья  туда  же.  А

Замарашка трюх-трюх на свинье, людям насмех через всю деревню - да на гумно.

Потряс уздечкой:

     - Что угодно господину?

     - Ничего! Только золотого коня, да золотое платье!

     Переоделся он в  золотое  платье,  сверкает  ярче  солнца.  Вскочил  на

золотого коня и поскакал во дворец!

     Никому и в голову не придет в такую высь прыгать!

     Но тут, словно ураган, взвился к окну золотой молодец на золотом  коне,

схватил платок и поминай, как звали!

     Не выдержал король:

     - Достать мне его, хоть из-под земли!

     Приказывает все города, деревни,  замки,  дома,  кухни,  печки,  дворы,

сараи, сеновалы обшарить! Ни одного уголка не пропустить!

     А Замарашка-Грязная рубашка, как утром с печки слез, так в портках да в

рубахе дома за печкой сидит. На голове драная военная  шапка.  Ни  дать,  ни

взять - пугало огородное. Но не зря он шапку нахлобучил - под шапкой золотое

яблочко и золотой платочек спрятаны. Золотой перстень  на  шнурочке  в  золу

зарыл, а шнурочек к пальцу привязал. Сидит, забавляется, как дитя малое.

     Явились король и солдаты - и шасть  к  ним  в  дом.  Хозяйских  сыновей

разглядывают. Увидали Замарашку и насмехаются:

     - Уж не ты ли это Грязная рубашка был?

     - Это на свинье, что ли? - отвечает он в тон им с усмешкой.

     - Он у  нас  удалец!  -  говорит  один  из  братьев.  -  Шапка  у  него

гусарская - с гусями воевать!

     И для пущего смеха срывает с Замарашки шапку.

     Вдруг из-под шапки вываливаются яблочко  и  платочек!  Замарашка  хочет

поскорее  шапку  нахлобучить  и  ненароком  из  золы  перстень   на   шнурке

выдергивает. Господа его  тотчас  и  опознали.  Удивляются,  как  это  такой

недотепа все спроворил.

     Да только Замарашка-Грязная рубашка сам про себя лучше  знает:  тряхнул

уздечкой:

     - Что господину угодно?

     - Золотое платье да коня золотого!

     Оделся, вскочил на коня и полетел в королевский дворец. Там его приняли

с распростертыми объятиями, отдали принцессу в жены  и  свадьбу  сыграли.  И

сейчас они живут, коли не померли.

 

 

 

 

      Три брата ворона

 

 

     Было у одной бедной женщины три сына  и  дочурка-утеха.  Мальчишки  уже

подросли, а девочка была еще совсем махонькая и ходить-то еще  не  умела,  и

говорить не научилась.

     Мальчишки, как и положено, были бедовые, да настырные. Это б  еще  куда

ни шло, кабы не их бесстыдное обжорство. Ох, и маялась же  с  ними  бедняжка

матушка!

     Коли где кто нашкодит, набезобразничает -  не  иначе  ее  ребята;  коли

где-что стряслось, знает она - ее сыночки в том виноваты.  А  дома!  Оставит

что от обеда на ужин, а душа не на месте - ведь разнюхают и умнут! Даже мясо

из горшка вытащут. Подкрадутся, достанут недоваренное - и нету его!  Ума  не

приложит мать, что  с  ними  дальше  делать.  И  уговаривает,  и  просит,  и

наказывает.. . Да все напрасно! Лопнуло, наконец, ее терпение.

     Собралась она как-то в церковь. Поставила обед  на  очаг  и  пригрозила

сыновьям:

     - Не вздумайте мясо таскать! Глядите, коли до  него  дотронетесь,  я  с

вами такое сделаю, чего еще ни одна мать со своими детьми не делала.

     А мальчишки ей в лицо хохочут,  насмехаются.  Разгневанная  мать  ушлав

церковь, но только она через порог, а ребята шасть к очагу! Мясо из  чугунка

достали и тут же съели.

     Вернулась  мать  из  церкви  в  надежде,  что  сыновья  испугались   ее

острастки.  Подошла  к  очагу,  заглянула  в  чугунок  -  а  он  пустешенек!

Распалилась она неслыханным гневом и воскликнула.

     - Чтоб вам в воронов превратиться, чтоб вам  воронами  стать,  чтоб  вы

один с другого мясо рвали!

     Не успела последнее слово выкрикнуть,  как  обернулись  ее  дети  тремя

черными воронами, взвились  со  свирепым  карканьем,  взмахнули  крыльями  и

улетели неизвестно куда!

     Мать, не помня себя от ярости, крикнула им вдогонку:

     - Летите, летите, злодеи ненасытные! До тех пор  будете  маяться,  пока

кто-нибудь из кровных родственников вас из беды не вызволит!

     Но материнский гнев, как снег по весне, -  быстро  растаял.  Опомнилась

бедная женщина, сердце кровью  облилось,  стала  она  рыдать,  руки  ломать,

горькую судьбу несчастных детей оплакивать, себя корить. С тех пор глаза  ее

не просыхали.

     Прошли годы, от сыновей ни слуху, ни духу. Тем временем маленькая дочка

превратилась в красивую девушку. Была она словно лебедь белая,  словно  роза

алели ее щеки, никто окрест не мог сравниться с нею  красотой.  И  весела-то

она и мила, работяща, всюду поспевает, матери и в доме и в поле помогает.

     Мать скрывала от нее свое горе и ни одним словечком не обмолвилась, что

были у дочери когда-то братья.

     Да только девушке самой все думалось и думалось, почему это нет  у  нее

ни братца, ни сестрицы, у других, есть, да помногу. Она не раз спрашивала  у

матери, а мать, тяжело вздохнув, отвечала, что  нет,  и  никогда  никого  не

было.

     Стала девушка у чужих людей допытываться, а те возьми да скажи ей,  что

были у нее три брата, но вдруг неизвестно куда  исчезли,  и  никто  про  них

ничего не знает.

     Стала девушка опять матушку спрашивать:

     - Матушка, моя родимая, люди поведали,  что  были  у  меня  три  брата.

Скажите, не таите, куда они подевались?

     - Доченька, доченька, улетели твои братцы в дальние края, - ответила ей

мать и залилась слезами.

     - Зачем? Да когда? Да куда? И больше не вернутся?  Уж  вы  скажите,  не

таите, как дело было?

     - Ах, дочка моя, вот как дело было!

     И рассказала ей мать все без утайки, как прокляла их в гневе, как  онив

воронов превратились, и то сказала, что будут  они  до  тех  пор  летать  по

свету, пока кто-нибудь из близкой родни их от проклятья не избавит!

     - Не горюйте, матушка, не печальтесь! Ближе меня у них родни нету,  мне

и за дело браться! - отвечала девушка. - Я пойду, матушка, найду и спасу их!

Чего бы мне это ни стоило!

     - Ах, доченька моя, не ходи, их не спасешь и сама пропадешь, -  плакала

мать, - не найти их тебе. Где-то они теперь летают! Да  и  как  ты  оставишь

меня одну на старости лет безо всякой поддержки?

     - Не печальтесь, матушка, я вас не оставлю. Только мне на роду написано

братьев освободить и я их высвобожу,  даже  если  они  за  тридевять  земель

окажутся.

     Сестра решилась, никаких уговоров не слушает. Наконец, и мать хоть и  с

трудом согласилась и через несколько дней собрала ее в дорогу.

     Шла сестрица горами-долами, пустыми полями, долго-предолго, и на  своем

пути  ни  одной  живой  души  не  повстречала.  Приходит  она,  наконец,   к

Месяцу-ясному в дом. На пороге его матушка стоит.

     - Дай бог счастья, хозяюшка! - поклонилась ей странница.

     - И тебе того же, девушка,  -  отвечает  хозяйка.  -  Ты  откуда  такая

взялась? Ведь до нас даже птичка-невеличка не доберется, не то что человек.

     - Нужда заставила, вот и добралась! Пришла я узнать, не слыхали  ль  вы

чего про трех воронов, моих заколдованных братьев?

     - Про трех воронов, твоих  братьев,  я,  девушка,  ничего  не  слыхала,

дождись-ка лучше, пока мой сын домой вернется,  я  у  него  выведаю  и  тебе

скажу. А ты спрячься под это корыто, да смотри, тихонько сиди, не  шевелись,

как бы он тебя не съел!

     Спряталась девушка под корыто, сидит, ждет, что дальше будет. Вскоре  и

Месяц вернулся. Только порог перешагнул, как закричит:

     - Мать! Здесь людским духом пахнет, давай сюда человека, я его съем!

     - Что ты, сынок, откуда тут человеку взяться, - отвечает  мать.  -  Сам

знаешь, к нам никому не добраться. Садись ужинай, да спать  ступай,  умаялся

поди!

     Сел Месяц ужинать. Наелся вдосталь, угомонился и задремал, а  мать  ему

волосы расчесывает. Только Месяц глаза закрыл, а она его, как дернет за чуб!

     - Вы что это, мамаша, - вскочил Месяц, - меня  за  волосы  таскаете?  А

мать ему в ответ:

     - Прости, сынок, я и сама ненароком задремала и вижу сон, будто  кто-то

меня спрашивает, не встречал ли ты трех братьев, в воронов заклятых?

     - Нет, мама, не встречал. У Солнца  глаза  побыстрей,  может  оно  кого

заприметило?

     - Вот и ладно, - стала  мать  сына  успокаивать,  -  спи,  сынок,  спи!

Выспался   Месяц,   снова   в   путь   отправился,   а    хозяйка    говорит

страннице-красавице :

     - Слыхала, деточка? У нас ты ничего не узнаешь,  ступай-ка  лучше  этой

долиной, там найдешь Солнце, может его матушка, что присоветует.

     Пошла девушка. Долго блуждала по горам, по долам, по голым полям,  пока

не пришла, наконец, к матушке Солнца.

     - Счастья, тебе матушка! - поклонилась путница.

     - И тебе счастья, девушка. Ты откуда здесь взялась?  Ведь  к  нам  сюда

даже птичке-невеличке не добраться, не то, что человеку!

     - Ах, дорогая хозяюшка, пришла  я  у  вашего  сына  спросить  про  трех

воронов, моих заколдованных братьев!

     - Может, он знает про твоих заколдованных братьев, я спросить могу.  Да

только, как мне с тобой быть? Вернется мой сын домой и тебя съест!

     - Ах, матушка дорогая, сжальтесь, скройте  меня  куда-нибудь,  -  стала

просить девушка.

     Спрятала ее хозяйка под корыто.

     Только-только успела, а тут Солнце явилось, да как  закричит:  |  Мама,

что-то у нас человеком пахнет - давай-ка сюда, я его съем!

     Что ты, сын мой, откуда у нас человеку появиться. Это тебе  показалось,

небось светишь ярко, да по  всему  небу  ходишь,  человеческий  дух  тебе  и

чудится. Садись, ужинай, да спать ложись, уморился поди?

     Солнышко-сын наелся и задремал, а мать  у  него  в  волосах  ищет.  Сын

совсем было уснул, а она как дернет его за вихор.

     Что это вы, мама, - вскочил он, - меня за волосы дерете?

     - Да я, сынок, ненароком, - отвечает она, -  я  и  сама  задремала,  да

приснилось  мне,  будто   кто-то   спрашивает,   не   видал   ли   ты   трех

братьев-воронов?

     - Где мне их увидать? Ведь я не везде свечу. Вот  Ветер  -  тот  каждую

щель продует, ему легче узнать.

     Заснул Солнце-сын и проспал до самого утра.

     Утречком встал и ушел из дому, а мать разбудила девушку и говорит ей:

     - Нет, мой сын про них не знает. Велел тебе у Ветра спрашивать.  Ступай

к нему! Он вон за той горой живет.

     Показала девушке дорогу и проводила ее до порожка. Побрела наша путница

горами-долами, голыми полями. Долго шла, пока не увидала матушку Ветра.

     - Дай бог тебе счастья, матушка! - поклонилась она хозяйке.

     - Дай бог и тебе, девушка! - поблагодарила ее матушка Ветра. -  Ты  как

сюда попала? К нам и птичка-невеличка носу не кажет, не то, что человек!

     - Я  вашего  сына  спросить  хочу,  не  слыхал  ли  он  про  моих  трех

заколдованных братьев, трех воронов.

     - Про трех воронов, твоих заколдованных братьев?  Ладно,  узнаю,  когда

домой вернется. А что мне с тобой-то делать? Боюсь, он тебя съест.

     - Ах, добрая женщина, спасите меня, - стала просить путница. - Спрячьте

куда-нибудь!

     Спрятала ее  хозяйка  под  корыто  и  строго-настрого  наказала  смирно

сидеть. Ветер домой явился пасмурный, надутый.

     - Мамаша, - засопел он в дверях, - что-то у нас человеком пахнет, давай

его сюда, я его съем!

     Мать к нему кинулась, давай успокаивать:

     - Да нет никого, сынок, всюду тебе человек видится, небось очень сильно

дул! Сам подумай - откуда здесь человеку взяться?

     Пока Ветер по свету гулял, успела матушка изжарить целого быка и  бадью

пива наварить. Подала она ему поскорее ужин.

     - Ешь, - говорит, - сыночек, а  потом  сосни  до  утра.  Наелся  Ветер,

напился, а мать к нему:

     - Притомился, сыночек, иди ложись, а я у тебя  в  голове  поищу,  слаще

спать будешь.

     Только Ветер глаза  закрыл,  мать  как  дернет  его  за  волосы.  Ветер

вскочил, и завыл дурным голосом.

     - Успокойся, успокойся, - уговаривает его мать. - Я и сама  вздремнула,

да приснилось мне, будто  кто-то  спрашивает,  не  слыхал  ли  ты  про  трех

братьев, в воронов превращенных? Не видал ли где?

     - Видал. Они  в  Стеклянном  замке  живут,  каждый  день  вокруг  замка

летают, - проворчал Ветер, повернулся на другой бок и захрапел.

     Выспался,  и  опять  двинулся  в  путь.  А  добрая  женщина   разбудила

странницу-красавицу и говорит:

     - Тяжелое испытание тебе предстоит, девушка. Братья твои  в  Стеклянном

замке живут, а Стеклянный замок во-он за теми горами; не  знаю  уж,  как  ты

туда попадешь. Ну, да ладно, погоди, изжарю я тебе в дорогу  птичку,  ты  ее

съешь, а косточки не выкидывай. Доберешься до замка, сделай из этих косточек

лестницу и по ней поднимись наверх, к своим братьям.

     Поблагодарила наша красавица  матушку  Ветра  за  добрый  совет,  взяла

узелок и пошла дальше.

     Шла она полями, лесистыми горами, долго-долго  шла.  По  дороге  птичку

съела, а косточки собрала. Но вот, наконец, и Стеклянный замок. Гладкий, как

яблоко. Никак не подступиться. Ни тропинки, ни ступеньки. Сделала девушка из

птичьих косточек лестницу и добравшись до окна, спрыгнула в красивые хоромы.

     Видит - посередине стол накрыт на три прибора.

     - Это для братьев ужин приготовлен, - сказала она сама себе, -  значит,

скоро вернутся.

     Подошла к  одной  тарелке,  отхлебнула  супа  и  поскорей  под  кровать

спряталась. Тут же послышался шум крыльев и в  окне  появились  три  ворона,

опустились  на  подоконник  и  сразу  превратились  в  статных  парней.  Они

спрыгнули с подоконника и принялись обмывать холодной водой раны,  что  один

другому клювами да когтями нанесли. Потом сели за стол,  вдруг  все  тарелки

разом закрутились.

     - Гоп! - сказал старший, - тут кто-то из наших есть! Кто-то моего  супу

похлебал!

     - Что выдумываешь! Откуда ему здесь взяться,  -  ответили  остальные  и

принялись за еду.

     Однако старший всё стоял  на  своем  и  сулился  после  ужина  отыскать

нежданного гостя. Но поев, забыл про свои слова  и  к  утру  уже  ничего  не

помнил. Утром поев взобрались братья на окно и тут же  обернулись  воронами.

Взмахнули черными крыльями, стали рвать один  другого  и,  каркая,  полетели

неизвестно куда.

     Вечером вернулись братья домой, обмыли раны  и  сели  за  стол.  Только

сели - опять у всех тарелки закрутились.

     - Гей, - молвил средний, - значит, ты, брат, вчера верно сказал,  здесь

кто-то из нашей родни есть. Гляньте-ка, гляньте, он мой  суп  ел,  мое  вино

пил! Вот наемся, поглядим где он, да кто он.

     Самый младший стал его отговаривать, дескать, нету никого, откуда здесь

кому-нибудь взяться! Но средний на своем стоит: "найду, да найду, где он, да

кто он . После ужина средний брат прилег отдохнуть, вспомнил, что  собирался

сделать, да встать поленился.

     "Ладно, - решил он, - я тебя утром найду! - А утром  позабыл,  не  стал

искать, и улетел вместе с остальными.

     На третий вечер сестра поела из третьей тарелки, отпила из  бокала,  да

еще и в постели понежилась.

     Братья домой вернулись, обмыли свои раны студеной водой и сели ужинать.

Стали садиться, а тарелки у всех кругами пляшут.

     - Гей, - молвил самый младший, -  тут  что-то  не  ладно!  Каждый  день

тарелки крутятся, а теперь и у меня супа и вина не хватает!

     Обернулся и ахнул - "Что же это! Да ведь моя постель  помята!  Уж  я-то

его найду!

     Выскочил из-за стола, схватил меч и давай по хоромам метаться. Заглянул

под кровать, а там девица-красавица прячется.

     - Вот ты где! - воскликнул он, - вылезай, поглядим ты к  нам  с  добром

или со злом!

     - С добром, с добром, - отвечала сестрица, вылезая  из-под  кровати.  -

Я - ваша сестра и пришла освободить вас от заклятья.

     Братья ее признали и очень обрадовались. Долго они рассказывали ей  про

свое заклятье, а сестрица - про матушку, да про то, как к ним добралась. Под

конец говорит сестра своим братьям:

     - Я к вам пришла, ничего не побоялась. Теперь скажите, как мне  вас  от

проклятья избавить?

     - Ох, сестрица, сестрица! - отвечали ей братья, - мы-то скажем, да тебе

не выполнить! Чтоб нас освободить, надо семь лет, семь месяцев, семь  недель

и семь часов ни единого словечка не вымолвить. Коли хоть  что-нибудьскажешь,

все прахом пойдет, и мы на веки вечные останемся черными воронами.

     - Трудно это, ох, как трудно, - согласилась сестра, -  да  ведь  нельзя

иначе! Я от своего слова не отступлюсь и не вернусь домой до тех  пор,  пока

вас не освобожу!

     Поняли братья, что сестру не  отговорить.  Вырубили  в  могучем  дереве

дупло, посадили ее туда, лишь оконце оставили, чтоб еду подавать.

     Прошло два года, а, может, и все три. Проезжал как-то молодой король  в

карете четверней возле Стеклянного замка. Путь лежал мимо  могучего  дерева.

Только он до дерева добрался, кони встали,  ни  с  места.  Кучер  их  кнутом

хлещет, а они из стороны в сторону кидаются, да на дыбы встают, а дальше  не

идут! Так и не удалось молодому королю по  делам  съездить,  пришлось  назад

воротиться.

     Вскоре молодой король снова собрался в ту сторону. Других  коней  велел

запрячь. Как и в тот раз летели кони, словно на крыльях, но только до дерева

добрались - осадили и хоть убей, не идут дальше, да и всё тут.

     Прошло немного времени, в третий раз  собрался  король  в  путь.  Велел

новых коней запрячь. Кони помчались, как дьяволы! Донесли  его  до  того  же

самого дерева и встали, как вкопанные,  дальше  не  идут!  На  дыбы  встают,

храпят, копытами землю роют, а вперед - ни шагу. Выскочил тут молодой король

из кареты и направился к дереву.

     - Надо, - говорит, - поглядеть, что это за  дерево  такое,  почему  мои

кони возле него пугаются.

     Глядел, глядел - видит оконце в стволе, заглянул внутрь, а там -  милое

девичье лицо. Выхватил он меч из ножен  и  давай  вместе  с  кучером  дерево

рубить, до той поры рубили, пока девушку не вызволили. И хоть была она бедно

одета да оборвана, но собой так хороша, что молодой король тут же влюбился и

недолго думал, решил ее в жены взять.

     Стал спрашивать, кто она, да откуда, да что в дупле делает,  а  она  ни

словечка в ответ не говорит. Он опять спрашивает, а она то  кивнет  головой,

то покачает. Он спрашивает, хочет ли она  в  его  замок  хозяйкой  пойти,  а

красавица глаза потупила и  плечиком  пожала.  Молодой  король  обрадовался,

посадил ее в карету и повез в свой прекрасный замок. Решил, что она осмелеет

и со временем заговорит.

     Только приехали, а молодой король  уже  посылает  ей  красивое  платье.

Нарядили ее и стала она еще милее. Глядит король не нарадуется, уж  так  она

ему люба. Просит, хоть слово вымолвить, а она лишь улыбается приветливо,  но

на вопросы не отвечает: либо кивнет головкой, либо покачает.

     В конце-концов решил король на ней жениться. Как решил, так  и  сделал,

ноона и на свадьбе ни слова не вымолвила, только кивнула головой:  да,  мол,

будет она королю верна до самой смерти.

     С тех пор стали они мужем и женой  и  зажили  дружно  и  счастливо.  Но

недолго длилось их счастье. У короля  были  враги,  пришлось  ему  на  войну

пойти, а красавицу-жену одну оставить. С большой  печалью  простился  с  ней

король, оставив под присмотром старухи, что в замке прижилась. А старуха  та

была - ведьма.

     У старой ведьмы к тому времени дочка подросла, да такая уродина! Ведьма

мечтала, чтоб король ее в жены взял, а король того и в мыслях не держал. Вот

злая ведьма на короля и затаила злобу лютую, а немую королеву и вовсе готова

была со свету сжить. А вскоре и случай представился.

     Пока король был на войне, у королевы родился сынок, красивый,  волосики

золотые, во лбу золотая звезда горит.

     Выкрала ведьма младенца, а на его место  щенка  сунула.  Подобралась  к

окошку, чтоб мальчишечку выкинуть, а под окном в это время  ворон  пролетал.

Увидала его ведьма, бросила ребенка и закричала:

     - Хватай его, ворон, хватай!

     Схватил ворон мальчика и унес неизвестно куда.

     И разнесла ведьма по всему городу слух, будто у королевы щенок родился.

Мало того, самому королю про то поспешила  донести.  Опечалился  король.  Но

жену свою он любил, да и ведьме не хотел верить  и  послал  ответ:  "ничего,

мол, как-нибудь обойдется, пускай за щенком получше ходят, пока  он  сам  не

вернется .

     Вернулся король домой, а там - и правда,  в  колыбели  щенок  лежит,  а

королева грустит и печалится, но не может от клеветы очиститься. Король жену

не перестал любить и стали они жить, как и прежде жили.

     Подошло время королю опять на войну идти, опять оставил он королеву под

присмотром старухи. И что же? Народился у королевы второй  сын,  с  золотыми

волосиками и золотой звездой во лбу. Ведьма и этого младенца украла,  кинула

ворону, что под окном пролетал, а королеве подложила котенка. По городу слух

распустила и королю отписала.

     Король домой вернулся, все у них с женой по-прежнему шло, только душа у

него болела, как на щенка или котенка глянет. Совсем закручинился король, но

жену любить не переставал.

     Прошло какое-то время, опять война началась, ушел король, а у  королевы

доченька родилась с золотыми волосиками и золотой звездой во лбу. И  девочку

ведьма  украла,  через  окно  ворону  выкинула,  королеве  трухлявое  полено

подсунула, а королю на войну отписала, что королева вместо младенца принесла

трухлявое полено.

     - Это уже слишком! - воскликнул король. -  И  говорить  не  говорит,  и

вместо детей родит мне каких-то уродов! Превратила меня  в  посмешище  перед

всем миром. Не стану больше терпеть!

     И решил король жену казнить.

     Вернулся с войны, даже суд не стал вершить, самолично приговорил  ее  к

смерти, а она, бедняжка, молчит -  ни  словечка  не  молвит,  чтобы  братьев

вызволить. Приказывает тогда король вывести  ее  в  поле  и  голову  с  плеч

срубить.

     Вот уж палач свой меч поднял! Вдруг откуда  ни  возьмись  ворон  летит,

несет в клюве мальчика с золотыми волосиками и  золотой  звездой  во  лбу  и

кричит:

     - Эй, палач, стой! Вот тебе мальчик, поиграй с ним - и  кладет  ребенка

на землю.

     Палач остановился, глядит на младенца.

     И король про казнь забыл, с прекрасным ребенком забавляется.

     Наконец, король опомнился и закричал:

     - За дело, палач!

     Палач  меч  поднял,  только  размахнулся,  тут  второй   ворон   летит,

прелестного мальчугана несет с золотыми волосами и золотой звездой во лбу, а

сам кричит:

     - Эй, палач, стой! Вот тебе ребенок, поиграй с ним!

     Палач отложил меч, стал  с  младенцем  играть,  тут  к  нему  и  король

подошел, ребенком любуется. Время идет, спохватился король, кричит:

     - За дело, палач!

     Палач поднял меч, вот-вот опустит, вдруг третий ворон  летит,  несет  в

клюве девочку с золотыми волосиками и золотой звездой во лбу и кричит:

     - Эй, палач, стой! А ты, сестра, говори!

     В это мгновенье как раз минуло семь лет, семь месяцев,  семь  недель  и

семь часов, как  сестра  клятву  дала!  Три  ворона  превратились  в  добрых

молодцов, а королева заговорила.

     - Я  своих  братьев  освободила.  И  могу  теперь,  мой  дорогой   муж,

рассказать, почему молчала, и как злая ведьма тебя обманула,  как  подкинула

мне щенка, котенка и трухлявое полено вместо наших деток.

     И рассказала все, как было. А братья добавили, что детей они  унесли  и

выходили в своем Стеклянном замке.

     Услыхал король, что его красавица-жена говорит, увидал  своих  детей  и

хлынули у него из глаз слезы радости. Стал он у жены прощенья просить за то,

что так жестоко с ней обошелся. А потом торжественно повел обратно в  замок.

И повелел на радостях готовить пир на весь мир.

     Когда гости собрались, он загадал им загадку: был он, дескать, на войне

и случилось у него так-то и так-то! Что про это дело дорогие  гости  думают?

Какой кары заслужил тот, кто обрек четырех невинных  на  смерть?  Ведьма  не

ведая, что все ее козни раскрыты, первая возьми и крикни:

     - Какой кары? А в бочку с острыми гвоздями посадить и  с  высокой  горы

спустить.

     - Вот, старая ведьма, сама ты себе и наказанье придумала, - перебил  ее

король, - ты хотела безвинную мою жену и моих  детей  жизни  лишить,  теперь

получай по заслугам!

     Приготовили бочку с гвоздями,  посадили  в  нее  ведьму  и  спустили  с

высокой горы.

     С той поры король с королевой живут в любви и согласии. Братья  с  ними

остались и мать-старушку к  себе  забрали.  Жили  они  не  тужили,  пока  не

померли.

 

 

 

 

      Чернокнижник

 

 

     Жил когда-то старый человек. И был у  него  единственный  сын.  Выучить

сына старик не мог, потому что был уже стар и к тому же очень беден.  И  вот

однажды, горюя, позвал он сына и говорит:

     - Видишь, сын мой, стар я уже стал, работать на тебя мне не  под  силу,

милостыню просить стыдно, а накопить мы ничего не накопили. Ты уже подрос, и

придется мне отдать тебя в люди - служить.

     - Что ж, батюшка, - отвечает сын, - об этом я  и  сам  тоже  подумывал.

Старик взял окованную железом клюку, в сумку положил  последний  кусокхлеба,

что остался у них в доме и отправился с сыном службу искать.  Шли  они,  шли

через горы и долы и наконец увидели человека в черном одеянии, который сидел

на камне и читал книгу.

     А был это - знайте! - чернокнижник, но ни  отец,  ни  сын  об  этом  не

знали. Они поклонились ему и сказали:

     - Дай вам бог счастья!

     - Дай бог и вам того же! - ответил чернокнижник. - Куда  это  вы,  стар

человек, путь держите?

     - Веду сына в услужение отдать. Не возьмете ли вы его?

     - Отчего же не взять! Мне слуга нужен, оставьте его у  меня!  Да  кроме

того, он может у меня и научиться кой-чему. Что дадите за науку?

     - Ах, что же я, бедный, могу дать, коли мне и самому есть нечего?

     - Ну, ладно. Семь лет я буду твоего сына у себя держать, а  через  семь

лет приходи за ним. Если его узнаешь, будет он твой, а не узнаешь, навеки  у

меня останется.

     - Ладно, идет! - отвечает отец. - Пусть так и будет!

     А сам при этом думает: "Неужто через семь лет я своего сына  не  узнаю?

Оставил старик сына у чернокнижника, а сам домой пошел. Чернокнижник тут  же

стал у парня допытываться, умеет ли тот читать. А парень буквы знал, хоть  и

плохо, но опасался, как бы худа не было, если скажет, что он  читать  умеет;

он и ответил, что грамоты не знает, где, мол ему учиться было?

     - Ну, если не умеешь, значит, ты-то  мне  и  нужен!  Дам  я  тебе  одну

работу. И  с  этими  словами  чернокнижник  отвел  парня  в  дом.  В  первой

комнатележали одни только  щетки,  во  второй  одни  книги,  и,  наконец,  в

третьей, пустой, была только запертая дверь, что вела в соседнюю комнату.

     - Вот, гляди, здесь ты будешь жить. Этими щетками ты  станешь  обметать

книги и другой работы у тебя не будет. А когда  это  занятие  наскучит,  вот

тебе прутик, стукнешь им три раза в  эту  дверь,  сейчас  же  прибегут  твои

сверстники, и ты сможешь с ними играть вволю. Проголодаешься -  один  раз  в

дверь стукни - и  перед  тобой  тотчас  еда  появится.  Я  же  на  семь  лет

отправлюсь в путешествие, но ты веди себя так, чтобы я, вернувшись,  остался

тобой доволен.

     Уехал наш чернокнижник, а  паренек  один  как  перст  остался  в  доме.

Правда, жилось ему неплохо: стоило  ему  в  дверь  стукнуть  -  и  на  столе

появлялись разные яства, три раза стукнет - прибегали мальчики с  игрушками.

Только опротивело парню вечно с книг пыль сметать. Открыл он одну из  них  и

по ней читать научился. И стал читать все подряд, пока не познал  по  книгам

всякое волшебство.

     Через семь лет вернулся домой волшебник. Все нашел в полном  порядке  и

парнишку похвалил.

     А что же тем временем делал дома бедный отец? Перебивался кое-как и все

раздумывал, сумеет ли он своего сына через семь лет узнать?

     Глядя на его сверстников, прикидывал: "Теперь он уже подрос, вот  таким

стал, наверное? Ведь не превратится же он в какое-нибудь страшилище?

     Прошло семь лет, взял он свою клюку и сумку и отправился в тот лес, где

сына оставил.

     Идет по лесу. Уже и дом чернокнижника  недалеко.  Вдруг  навстречу  ему

бежит нарядный да статный парень.

     "Это может быть и мой сын, - подумал отец. - Только одет он был  похуже

.

     А это и на самом деле был его сын. Подбежал он поближе и говорит:

     - Ну, батюшка, узнаете ли вы меня?

     - Эх, с трудом, - приглядывается отец. - Но,  что  правда,  то  правда,

подрос ты здорово!

     - Это еще полбеды, - отвечает сын. - Вот когда придете к чернокнижнику,

трудненько вам будет меня узнать. Покажет он вам на  крыше  голубиную  стаю.

Хорошенько смотрите, я буду среди голубей в третьем ряду сидеть, и  крылышко

чуть-чуть опущу вот так вы меня и признаете.

     И тут же убежал. Старик-отец дальше веселый пошел и добрался,  наконец,

до дома чернокнижника.

     - Я, - говорит, - за сыном пришел.

     - Ну, ну, - отвечает чернокнижник,  -  семь  лет  минуло,  что  правда,

топравда, так бери же его, коли узнаешь, - и показывает на голубиную стаю на

крыше. - Но если ты его  с  первого  раза  не  узнаешь,  он  у  меня  навеки

останется.

     Старик-отец оперся на клюку и стал смотреть. Смотрит, смотрит  на  этих

голубей и вдруг видит, что в третьем ряду один голубок  крылышко  свесил.  -

Вот он! - воскликнул отец и ткнул клюкой. - Вот  мой  сын!  В  третьем  ряду

сидит, крылышко свесил.

     - Правильно! Ты угадал! - отвечает чернокнижник.

     Отец  требует  вернуть  ему  сына,  а  злой  чернокнижник  так  и  этак

изворачивается, говорит старику, что не может сразу  его  отпустить,  потому

что сейчас он - голубь. И чтоб его обратно в молодца превратить, понадобится

много времени. Но вскорости он сына ему вернет.

     Так и пришлось отцу ни с чем уйти и сына оставить у чернокнижника.

     Однажды ушел чернокнижник куда-то по своим делам, а наш молодец  собрал

волшебные книги и - дай бог ноги! - к отцу удрал.

     - Значит, ты все-таки освободился! - говорит ему отец.

     - Освободился! Да еще прихватил у чернокнижника его волшебные книги,  -

отвечает сын.

     - Гляди, не пришлось бы тебе за них дорого расплачиваться!

     - Ничего, батюшка. Ведь я теперь сам  волшебник  почище  чернокнижника!

Только, отец, с пустыми карманами нам не прожить. Надо деньгами запастись. Я

превращусь в годовалого бычка, а вы отведите меня на продажу. Но меньше, чем

за сотню золотых, не продавайте. А когда продадите, не оставляйте веревку  у

меня на шее, а просите ее вернуть. Тогда я снова дома окажусь.

     Как он сказал, так все и вышло.  Отец  продал  бычка  за  сто  золотых,

веревку с собой взял, и сын еще раньше отца дома  очутился.  Когда  все  сто

золотых вышли, говорит сын отцу.

     - Вот, опять мы с пустыми руками остались. Превращусь-ка я на этот  раз

в вола, меньше ста дукатов за меня не берите. А когда продадите,  снимите  с

меня веревку, и я к вам домой вернусь.

     И во второй раз все хорошо обошлось: сын раньше отца домой вернулся.

     А на третий раз превратился он в коня доброго, молодецкого и велел отцу

не меньше ста дукатов брать за него,  а  уздечку  ни  за  что  не  оставлять

покупателю.

     Приходит отец с конем на ярмарку, а коню его равного  на  всей  ярмарке

нету! Покупатели тотчас со всех сторон набежали, все о цене  спрашивают,  да

всем сто  дукатов  кажутся  слишком  высокой  ценой.  Тут  подходит  богатый

покупатель - а это был сам чернокнижник.

     - Старик,  -  спрашивает  он,  -  сколько  вы  просите  за  этого  коня

молодецкого? - и хвалит коня: красив, мол, хорош!

     - И впрямь хорош, да никто за него сто дукатов не дает.

     - А вы ничего не сбавите?

     - Право, сударь, ни единого гроша!

     - Я такого красивого коня давно ищу. Так уж и быть, заплачу  вам  сотню

дукатов.

     И высыпал старику груду дукатов.

     А пока старик деньги считал  да  смотрел,  нет  ли  фальшивых,  вскочил

чернокнижник на коня, взял уздечку в руки - только его и видели.

     "Ну, попался, теперь ты в моих руках, - думает чернокнижник.  -  Эх,  и

проучу я тебя! Покажу, как в чужое ремесло нос совать!

     И пришпорив коня помчался, что есть духу! Только в другом селении перед

кузницей остановился. Привязал чернокнижник коня к столбу,  а  сам  вошел  в

кузницу.

     - Кузнец, - говорит, - сделай пудовые подковы, мы  этого  коня  каленым

железом подкуем.

     А чтоб дело шло поскорее, сам принялся помогать кузнецу.

     Тем временем сбежались к кузнице мальчишки со всей деревни - на коня  и

на хозяина поглазеть. Один мальчуган подошел совсем близко к  коню.  А  конь

ему и шепчет:

     - Мальчик, сними с меня уздечку.

     Мальчик так и сделал! Наш конь  мигом  в  голубя  превратился  и  прочь

полетел.

     Увидал  чернокнижник,  тотчас  в  ястреба  превратился  и  погнался  за

голубем. Летели они, летели, пока ястреб голубя не настиг. Вот-вот схватит!

     А поблизости был  королевский  сад.  В  нем  гуляла  королевская  дочь,

печальная и задумчивая, потому что отец ее был при смерти и ни  один  лекарь

не брался его вылечить. И вдруг, откуда ни возьмись, перед ней стоит  добрый

молодец и говорит ей, что он сейчас обернется в золотой перстень и просит ее

надеть этот перстень на свой пальчик.

     Королевне добрый молодец  понравился,  и  она  не  стала  отнекиваться.

Парень тут же превратился в красивый золотой перстень,  и  королевна  надела

его на мизинчик.

     А тем временем король приказал объявить: тому, кто его вылечит,  отдаст

он в жены свою дочь.

     Поначалу врачей набежало пруд-пруди, всякому хотелось вылечить  короля,

но вскоре все надежду потеряли и во дворец перестали показываться.

     Но  вот  на  третий  день  утром  приходит   новый   врач   и   обещает

вылечитькороля. И опять это был тот самый чернокнижник. Вылечил он короля  и

сейчас же пожелал обменяться кольцами с королевской дочерью в знак того, что

она согласна  за  него  замуж  выйти.  Королевна  долго  отказывалась:  нет,

дескать, у нее для обручения подходящего кольца,  и  просила  подождать.  Но

чернокнижнику хорошо было известно о перстне и сказал он ей:

     - Дайте вон тот перстенек,  с  вашего  мизинчика.  Я  ведь  и  на  него

согласен.

     Король приказал дочери снять этот перстень и обменяться с женихом.

     Стала  королевская  дочь  с  пальца  перстень  снимать,  а  он  из  рук

выскользнул, упал на пол  и  вдруг  рассыпался  мелким  просом.  Увидал  это

чернокнижник, обернулся петухом и давай  просо  клевать.  Все  уже  склевал,

только одно зернышко в щелку закатилось, и никак его петух достать не может.

Превратился петух в мышь - думал так  достать  зернышко,  но  наше  зернышко

котом  обернулось,  кот  живо  мышь  изловил  и  в  клочья   разорвал.   Тут

чернокнижнику и конец пришел!

     И вдруг перед королем и его дочерью встает добрый  молодец  и  прощенья

просит, что так их обеспокоил. Удивился король тому, что увидел, и  приказал

всю правду ему рассказать.

     - Ну, - говорит король, - коли ты такой мастер  из  мастеров  и  дочери

моей нравишься, отдам-ка я тебе ее в жены!

     Тут же свадьбу сыграли. Добрый молодец велел своего  отца  привезти,  а

после смерти короля и сам королем стал. И живет он по сей день, коли еще  не

помер.

 

 

 

 

      Три золотые груши

 

 

     Когда-то давным-давно, а когда, - уже никто не помнит, - жила на  свете

волшебница. И была она так красива и богата, что второй такой в целом  свете

не сыскать. Сватались к ней и короли, и сиятельные господа,  но  она  ни  за

кого идти не хотела.

     Когда же ей все женихи опостылели, приказала  красавица  объявить,  что

пойдет за того, кто от нее три раза так спрячется, что она его  отыскать  не

сумеет. Пускай будет хоть последний нищий.

     Молодые господа шли толпами! Прятались в укромные уголки, но  напрасно-

всех она находила. Надоело молодцам, перестали с ней в прятки играть. Но вот

приходит однажды добрый молодец, на нем старый кафтан надет.

     По этой одежде но и прозванье имел  -  Кафтанчик.  Кафтанчик  красавице

себя назвал, спрашивает, верна ли она своему слову.

     Не понравилось гордой волшебнице  одежонка  на  парне.  "Притворяется,-

думает она, - да делать нечего, надо слово держать. Небось,  я-то  настоящая

волшебница, а кто он - еще неизвестно!

     Да  только  Кафтанчик  тоже  не   так-то   прост,   настоящий   мастер!

Перво-наперво обернулся он рыбой и ушел на дно морское.

     Волшебница  по  обычаю  на  заре  загадки  разгадывала.  Вот  и  теперь

выспалась, вышла из своего замка, встала посреди сада,  огляделась  и  стала

гадать: "На земле тебя нету, на небе тебя нету, где ты? Ага, ты в  море,  на

самом дне, ты рыбой обернулся, ну-ка, вылезай!

     Ничего не поделаешь, пришлось вылезать.

     "Ладно, - думает Кафтанчик, - на первый раз осечка!

     А волшебница уже сообразила, что Кафтанчик этот  парень  не  промах,  а

волшебник не хуже ее.

     На второй день обернулся Кафтанчик птицей и взлетел выше облаков.

     Выходит волшебница в сад и начинает гадать:

     "На земле тебя нету, в воде тебя нету. Где ты? Ага, ты в  небесах,  ты-

птица, спускайся вниз!

     Хочешь - не хочешь, пришлось спуститься, не удалось ему спрятаться.

     До самой ночи думал-гадал Кафтанчик, куда бы ему  понадежнее  укрыться,

да так ничего и не придумал! На третий день утром на зорьке стал он по  саду

гулять, так задумался, что совсем позабыл, где  он  и  зачем.  Вдруг  видит-

волшебница к садовой калитке идет, искать его собирается.  Спохватилсяон  и,

обернувшись  гвоздикой-цветком,  на  грядку  встал.   Идет   волшебница   по

дорожке, - видит красивый цветок распустился.

     - Ах, - говорит, - откуда у меня появилась эта прекрасная гвоздичка? За

ночь, наверное, выросла?

     С этими словами срывает она цветок и к лицу подносит.  А  потом  встает

посреди сада и начинает гадать:

     "На земле тебя нету, на небе тебя нету, в воде тебя нету - я  не  знаю,

где ты! Отзовись!

     - Вот я, моя милая! - крикнул Кафтанчик - и обернулся добрым  молодцем,

только еще пригожей стал. - Ну, теперь пойдешь за меня?

     - Нет, не пойду, если до завтрашнего утра не принесешь  из  тридевятого

царства муки на свадебные пироги! - воскликнула  волшебница  -  и  бросилась

бежать в свой замок. Вбежала и на железные засовы заперлась.

     Теперь уж к ней не попасть. Надо думать Кафтанчику,  как  муку  добыть.

Трудная это была задача. Ведь  в  тридевятом  царстве  хлеба  еще  на  корню

стояли!

     Был где-то у нашего молодца дядюшка - колдун превеликий,  а  у  дядюшки

была тачка, сядешь в нее и сразу окажешься, где пожелаешь. Пошел Кафтанчик к

дяде, уселся в его тачку и в мгновенье ока очутился  в  тридевятом  царстве.

Велел пшеницу жать, в снопы вязать, молотить.  Забежал  на  мельницу,  зерно

смолол и ранним утром уже стоял перед замком с готовой мукой.

     - Я муку принес! Теперь пойдешь за меня? - крикнул он волшебнице.

     - Пойду, коли ты  из  винограда,  что  за  Черным  морем  растет,  вина

принесешь! - ответила она ему - и еще крепче заперлась.

     Не простое дело за море  перебраться!  Но  тачка  Кафтанчику  и  теперь

помогла и через минуту он уже был, где задумал. Кафтанчик  виноград  собрал,

подавил, в бочки сцедил и утречком, когда волшебница еще спала, постучался в

ворота.

     - Ну, пойдешь за меня? Вино уже здесь!

     - С ума я сошла что ль за оборванца идти! - ответила  красавица.  -  До

тех пор не пойду, пока ты из тридевятого царства, тридесятого государства не

принесешь мне три золотые груши и не станешь таким же богатым, как я!

     И еще крепче заперлась.

     Знал Кафтанчик, что на этот раз тачка  не  поможет.  Пустился  пешочком

через горы, через долы в тридевятое царство, тридесятое государство. Идет по

горам, видит человек вокруг дерева  бегает,  остановиться  не  может.  Давно

видать бегает. Много лет.

     - Бог в помощь, добрый человек, ты что это здесь делаешь? -  спрашивает

его Кафтанчик.

     - Не видишь разве - бегаю. Никто меня на такую службу не берет, где  бы

я вдосталь набегаться мог, - отвечает он.

     - Пойдем со мной за тридевять земель,  там  и  набегаешься.  Согласился

Быстроногий, и пошли они дальше вдвоем.

     Шли-шли, видят - человек сидит, перед ним девять караваев  хлеба  горой

лежат, а он во всю глотку кричит:

     - Ох, есть хочу!

     - А чего же не ешь? - говорят они ему. - Ведь перед тобой гора хлеба!

     - Да ведь это мне на один зуб!

     - Пойдем с нами за тридевять земель, там наешься!

     Стало их теперь трое и зашагали они  дальше.  Идут  они,  идут,  видят,

человек сидит перед большим костром. На нем девять шуб надето, а он голосит:

     - Помогите, люди, холодно мне!

     - Да ты что! Ведь сидишь у костра весь укутанный! - удивились друзья. А

тот зубами клацает, да весь дрожит, замерзает.

     - Пойдем с нами за тридевять земель, там согреешься! Стало их четверо и

отправились они дальше.

     Шли-шли, видят возле самого колодца человек сидит, позади него  большая

река течет, а он все кричит:

     - Ох, пить хочу! Пить хочу!

     - А ты напейся, - говорят они. - Воды-то вдосталь!

     Этой мне не хватит! Хорошо, что на меня настоящая жажда не напала!

     - Пошли с  нами  в  тридевятое  царство,  тридесятое  государство,  там

напьешься! - говорят ему друзья.

     Стало  их  пятеро  и  вскоре  они  добрались  до  тридевятого  царства,

тридесятого государства. Вокруг высокие горы, а среди гор стоит  королевский

замок.

     Явились они все впятером, гости незванные, к королю и стали у него  три

золотых груши требовать.

     - А кто вы такие, что ни с того ни с чего спрашиваете золотые груши?

     - Меня, - говорит Кафтанчик, - такая-то волшебница за ними послала  ...

а это - мои друзья! - и рассказал королю, что за люди его приятели.

     - Ага, - решил король, - коли вы такие друзья, то сперва мне послужите,

а коли заслужите, то и груши получите! Я  как  раз  сыну  свадьбу  собираюсь

справлять! Мои пекари и повара целую  неделю  пекут  и  стряпают  и  вдоволь

всякого угощенья настряпали, а гости все не  едут!  Коли  гостей  из  девяти

стран к утру созовете, получите груши. А коли нет - горе вам!

     Ну и перепугались же наши друзья! Девять стран за одну ночь обежать  не

то, что к соседу заскочить!

     Один лишь Быстроногий, который вокруг  дерева  бегал,  не  испугался  и

велел королю приглашенья для гостей писать.

     - Уже написаны! - ответствует король и вручает  ему  толстенную  пачку.

Считать не пересчитать.

     До самого  вечера  наш  Быстроногий  топтался  возле  замка.  Остальные

четверо от страха дрожат да его поругивают, зачем медлит, а он отвечает, что

времени хватит!

     С вечерним ветерком двинулся он  в  путь,  а  на  рассвете  с  утренним

ветерком вернулся и ответ на каждое приглашенье принес.

     Утром отправились друзья к королю просить золотые груши.

     - Дам, дам! Только вот загвоздка - гости мне пишут, что не поспевают  к

завтрашнему дню на свадьбу. Коли хотите груши получить, вам  надо  всё,  что

мои повара настряпали, к утру съесть! Не то велю казнить!

     А их в замке и так кормили, как на  убой!  Разве  мыслимо  съесть  весь

хлеб, пироги и мясо, что на свадьбу наготовили? И охватил наших друзей такой

страх, будто их уже тащут на казнь.

     Один только Ненасыта не испугался.  Пока  остальные  маялись,  он  знай

лопал, пока не насытился.

     На другой день являются они к королю, золотые груши требуют.

     - Вы все про груши толкуете, - насмехается король, - а я велел железную

печку дубовыми поленьями топить. Поглядим, коли вы в ней переночуете, тогда,

так уж и быть, ступайте, рвите груши! - сказал и выставил их  вон  из  своих

покоев.

     Ох, и перепугались же они! - "Ну, теперь-то уже наверняка пропали  наши

головушки! Изжаримся мы в этой печи, как цыплята!

     А в печке огонь полыхает, близко подступиться не дает. Стали они  между

собой ругаться да браниться, один другого попрекает, зачем зазвал  его  сюда

на верную смерть. Даже в волосы вцепились.

     Вдруг расталкивает их Дрожун в девяти одежках и говорит:

     - Чем браниться, пойдемте-ка лучше во двор лучину щепать, не  то  ночью

замерзнем!

     Но они его не слушают, знай бранятся.

     Наступил вечер, привели их к печи, стали внутрь заталкивать.

     - Полезайте попроворней! - говорят.

     А они упираются, пятятся от нестерпимого жара.

     Тут Дрожун в печь вскочил, своими одежками тряхнул,  весь  жар  собрал,

сразу холодом повеяло, зуб на зуб не попадает.

     Угас огонь,  перестали  они  упираться,  сами  в  печь  полезли.  Сидят

мерзнут.  А  Дрожун  развел  в  уголке  огонь,  греется,  никого  близко  на

подпускает. Онитакой крик да шум подняли, что король в своих покоях до  утра

уснуть не мог. Утром король спрашивает, что за шум, что за крик  ночью  был.

Отвечают ему, что это пятеро друзей в печи колобродили. А король не верит:

     - Нет, - кричит, - от них должны одни уголья остаться!

     Тут привели к нему всех пятерых, глядит  король  -  четверо  от  холода

трясутся.

     - Ну, - удивляется король, - теперь я вижу, что мне с вами не  сладить.

Ступайте золотые груши рвать.

     Повел он их  через  высокие  горы.  Шли  они  долго-предолго,  пока  не

добрались до огромного озера.

     - Глядите, - говорит король, - вон там,  посреди  озера  луг,  на  лугу

дерево растет, - на дереве, на самой макушке, три золотые груши. Коли  озеро

выпьете, то я не против, можете груши сорвать. Иначе вам туда не  добраться.

Вода никого не удержит.

     - Поди-ка выпей! -  вздохнули  четверо  -  и  уже  навсегда  с  грушами

распрощались: озеро-то без конца, без краю, даже дерева не разглядишь!

     - Давайте, пейте, - говорит вдруг тот, которого возле реки нашли.

     Ты и пей, - отвечают остальные, - коли тебе это на роду написано.

     - Ну, наконец-то, я свою жажду утолю! - вскричал он радостно, -  улегся

на берегу и выдул все озеро, словно кружку вина, а потом поднялся, обтер рот

рукавом, улыбается:

     - Вот теперь я напился! - говорит.

     Зашагали наши друзья по сухому дну на луг, к трем золотым грушам, а  те

сами в руки Кафтанчику просятся. Он шапку подставил, а груши уже там  лежат.

И вдруг все исчезло: и  дерево,  и  горы,  и  король  и  возник  перед  ними

расколдованный оживший край. Пошли наши  друзья  восвояси.  Где  бы  они  ни

проходили, всюду люди благодарили Кафтанчика - своего короля освободителя! А

красавица-волшебница больше не упрямилась и отдала ему свою руку.  И  зажили

все счастливо: и тот, который набегался,  и  тот,  который  наелся,  и  тот,

который согрелся, и тот, который напился, и сам Кафтанчик с молодой женой.

 

 

 

 

      Шурьенка и Атальенка

 

 

     Жили когда-то старый дед и бабка. Украла бабка девочку.  Звали  девочку

Атальенка. Выучила бабка  Атальенку  всяческому  колдовству.  Девчонка  была

проворная, по душе бабке пришлась: она во всем ей помогала. И  начала  бабка

над дедом насмешки строить: у нее, мол, у бабы,  девчонка  есть,  а  у  него

никого нет.

     Рассердился старик и украл он мальчика  по  имени  Шурьенка.  Стал  его

школить, да на свой манер учить, но ведь  недаром  говорится,  не  будет  из

карася порося - до  того  был  Шурьенка  тупой.  И  никак  не  может  ничему

выучиться! Сколько раз бедолага слезами умывался,  как  начнет  его  старуха

бранить, а дед то на нее, то на Шурьенку кричит.

     День ото дня старуха все злее! Однажды выгнала она Шурьенку на работу.

     - Слышь ты, дурень, - кричит, - коли на той горе до вечера все  деревья

с корнем не выкорчуешь, не сносить тебе головы!

     Взобрался Шурьенка на гору, пыхтит, кряхтит, ни одного дерева  вытащить

не может. Сел и заплакал. А тут Атальенка пришла,  обед  принесла.  Увидала,

что он плачет, спрашивает:

     - Ты чего?

     - Как же мне не плакать? - отвечает Шурьенка. - Старуха  приказала  все

деревья на горе до вечера  выкорчевать,  а  я  не  могу,  ни  одного  пенька

вырвать. Боюсь домой идти, ведь она меня убьет!

     - Не бойся, Шурьенка, - утешает  его  Атальенка.  -  Пообещай,  что  не

бросишь меня ни в горести, ни в радости, а я тебе помогу.

     - Ах, душенька моя, все тебе пообещаю, только помоги!

     - Ну, коли так, садись, да ешь!

     Пока Шурьенка ел, Атальенка выкорчевала все деревья  и  ушла.  Вернулся

Шурьенка домой, а старуха на него набросилась:

     - Ну, что, выкорчевал?

     - Все, до последнего пенечка! - хвалится Шурьенка.

     Не понравилось это старухе, давай ворчать, криком кричать, весь дом  на

ноги подняла: ей, мол известно, что Шурьенка с Атальенкой  замышляют,  какие

козни за ее спиной строят! Бесновалась, бесновалась, пока спать не легла,  с

тем и уснула.

     На другой день велела она Шурьенке с большим мешком в лес идти и полный

мешок мух наловить. Не наловит - тут ему и конец!

     Пошел Шурьенка в лес, ни одной мухи поймать не может. Сел  и  заплакал.

Тут Атальенка пришла, обед принесла, пожалела  Шурьенку,  опять  спрашивает,

будет ли он ей верен и в горе и в радости.

     - Буду,  душенька  моя,  буду,  только  не  отдавай  меня  старухе   на

растерзание!

     Атальенка велела ему обедать, и пока он ел, наловила полный мешок  мух.

Но только Шурьенка с мухами домой возвратился, поднялся в доме крик. Старуха

уснуть от злости не может. До самой полуночи в голос орет,  что  Шурьенка  с

Атальенкой против нее что-то замышляют.

     На третий  день  послала  старуха  Шурьенку  на  мельницу,  велела  мух

смолотить и вечером муки принести.

     Пошел Шурьенка на мельницу, а мельник не дает ему жернова поганить.

     Сел Шурьенка и заплакал.

     Подоспела Атальенка с обедом:

     - Ну, Шурьенка, клянешься в третий раз, что не оставишь меня ни в горе,

ни в радости? - спрашивает она.

     - Клянусь, все тебе обещаю, только спаси меня! - отвечает Шурьенка.

     - Ну, смотри, не забудь, что мне сейчас обещал! - говорит  Атальенка  и

подает ему обед.

     Пока он ел, Атальенка всех мух превратила в муку и говорит Шурьенке:

     - На этот раз тебе от старухи не спастись. Она  всё  знает  и  надумала

тебя в печи изжарить и съесть. Но если ты останешься мне  верен  и  возьмешь

меня с собой, я тебе помогу из беды выпутаться.  Вечером  бабка  тебя  спать

пошлет, как ни в чем не бывало, а я начну посуду мыть. Как звякну  тарелками

в первый раз, ты просыпайся, как звякну во второй - вставай, а  в  третий  -

прыгай в окно, а я за тобой, вместе убежим.

     Сказала Атальенка и ушла, а Шурьенка вечером принес муку  и,  дрожа  от

страха, как осиновый лист, отдал ее старухе. Та  опять  давай  браниться  да

кричать, что Атальенка с Шурьенкой спелись. Потом вдруг притихла,  накормила

его ужином и послала спать. А старику тем временем печь велела топить. Когда

вытопит, чтоб старуху будил.

     Но Атальенка напоила его хмельным вином, свалился дед у печи на лавку и

уснул мертвым сном, не заметил даже, как кочерга сгорела.

     Атальенка тарелки моет. Раз звякнула, два звякнула, как  в  третий  раз

звякнула, Шурьенка-то из постели в окошко и выскочил. Атальенка во все  углы

плюнула, ведьмины сапоги схватила и вслед за Шурьенкой кинулась.

     Утром старая проснулась, как заорет:

     - Атальенка, погляди, протопилась ли печка?

     Тут из одного угла отзывается: - Сейчас, только оденусь!

     Через  минуту  старуха  снова  закричала,  из   другого   угла   кто-то

откликнулся: - Сейчас! - Обозлилась ведьма,  из  постели  выскочила,  видит:

изба пуста, старик на лавке храпит, а в печи погасло.

     Накинулась старуха на деда, честит его  на  чем  свет  стоит,  дубинкой

охаживает, вслед за беглецами посылает.

     Старик надел сапоги, что в углу остались и зашагал. Шаг шагнет - верста

позади.

     Заметила его Атальенка, обернулась розой,  а  Шурьенку  сделала  острым

шипом. Ничего старик поделать не смог, обратно домой вернулся.

     - Ступай еще раз! - шумит старуха.

     Хочешь не хочешь, пришлось идти. Напялил дед другие  сапоги  -  что  ни

шаг - две версты.

     Заметили его беглецы, превратились она - в часовню, он - в попа.

     Ничего с ними старик поделать не может, вернулся домой, и сказал  жене,

чтоб сама за ними бежала.

     - Уж я-то их не упущу!  -  зашипела  ведьма,  -  уселась  на  помело  и

полетела за ними в красном облаке. Вот-вот догонит! Но  нет  -  превратились

тут Шурьенка в полноводную реку, Атальенка - в уточку.

     Хотела было старуха реку выпить, чтоб птицу  схватить,  стала  пить  да

лопнула, тут ей и конец пришел! А Шурьенка с  Атальенкой  стали  снова  сами

собой. Шли-шли пока не пришли в ту страну, где Шурьенкины родители  жили.  А

были они король с королевой. Велел Шурьенка Атальенке  во  дворе  подождать,

пока он родителям все расскажет.

     Да только позабыл Шурьенка Атальенку! А вскоре задумал свадьбу с другой

играть.  Гости  из  замка  выходят  -  видят   на   дереве   возле   колодца

девица-красавица сидит.

     Позвали ее в замок, посадили за стол. Она  за  стол  села,  достала  из

кармана золотой ларец, а в нем два голубка целуются. Девушка говорит:

     - Сидят голубки милуются, ровно Шурьенка с Атальенкой!

     Узнал тут Шурьенка свою Атальенку и взял в жены,  а  ту,  другую  прочь

послал.

     И стали они жить вместе, как два голубка, и до тех пор  жили,  пока  не

померли.

 

 

 

 

      Гордячка

 

 

     Что было, то было, а когда - не знаю.

     Старая Недотепа про то знала, да молчала, и когда я спросила, говорила,

что позабыла, сама как щепка тоща стала, но тайну не раскрыла, а потом и дух

испустила.

     В зеленой роще стояла избушка, а в той избушке  жила  бедная  вдова  со

своим маленьким сыном. Пока жив был муж-лесник,  она  не  знала,  что  такое

бедность. А как помер, туго ей пришлось.

     Стала бедная женщина в лес ходить по ягоды, по  малину,  по  грибы,  по

орехи лесные. Добрые люди давали ей за них кто крупы  немного,  кто  мучицы,

кто сальца кусок, кто молока кринку.

     Мать по  лесу  ходила,  а  мальчик  дома  играл  или  во  двор  выходил

позабавиться.

     Однажды, уходя, мать наказала ему нарубить сухого хвороста на растопку,

что во дворе кучей лежал. Стал мальчик хворост рубить, а из-под  него  вдруг

огромный змей вылезает и  поспешно  среди  камней  прячется.  Мальчику  змей

понравился и захотел он с  ним  поиграть.  Уселся  возле  камней,  ждет,  не

вылезет ли. Долго ждал, но змей так и не показался.

     С тех пор, каждый день ходил мальчик  к  этим  камням  и  оставлял  там

немного еды, чтобы выманить змея.

     Однажды  оставила  мать  сыну  тарелку  сладкого  молока.  Мальчик   не

поленился, отнес тарелку с молоком к норе, а сам  в  сторонке  стоит,  ждет.

Учуял змей молоко, вылез и осторожно подполз к тарелке. Мальчик змея увидал,

от радости сам не свой, все глядит  на  него  да  глядит,  пока  тарелка  не

опустела и змей не исчез в своей норе.

     Мальчик радовался, теперь он знал, как змея выманивать. Мать ему молока

оставит, а он к норе бежит, змею угощенье несет, сам голодным остается.

     Прошло время - и змей к мальчику привык, стал из рук пищу брать.

     Много лет длилась их дружба. За эти годы мальчик вырос,  превратился  в

пригожего юношу, а змей состарился и вскоре пробил его последний час.

     Однажды утром пошел юноша  змея  навестить,  а  он  с  трудом  из  норы

вылезает и печально так говорит ему:

     - Ах, Янко, Янко! Пришла пора навсегда прощаться, настал  мой  смертный

час. Ты был мне верным другом и я хочу тебе за добро добром  отплатить:  вот

тебе  шляпа,  свирель  и  топорик.   Как   наденешь   шляпу,   станут   твои

волосысеребряными, как заиграешь на свирели, все вокруг в пляс пойдут  и  не

остановятся, пока ты свирель от губ не оторвешь! А велишь топорику: -  Руби,

топорик, руби! - станет он без устали рубить, пока не скажешь: - Хватит!

     Сказал змей и дух испустил.

     Янко еле слезы сдержал, но понял, что ничего тут  не  поделаешь,  отнес

змея в нору и замуровал его камнями.

     Но беда не приходит одна. Вскоре умерла и его  добрая  матушка  и  Янко

остался на свете совсем один. Все ему опостылело. Взял он подарки,  что  ему

змей оставил, и отправился по белу свету службу искать.

     Долго ходил, не одну деревню миновал, не один город. Наконец, вышел  на

крутой бережок. Видит блестят перед ним серебряные купола  огромного  замка.

Обрадовался Янко и облегченно вздохнул: "Может, здесь заживу спокойно!

     Да только замок тот был заколдованный, и  много  народу  в  нем  голову

сложило: кто туда входил - живым не возвращался.

     Но Янко этого не знал и весело спустился с горы прямо к замку.  Подошел

к воротам, велел королю о себе доложить, и стал к нему на службу  проситься.

Король обрадовался и говорит:

     - Хорошо, сын мой, хорошо! Найдется для тебя служба. Будешь овец пасти.

Но скажу тебе наперед, работа нелегкая. Коли робок да неловок, да хоть  одна

овца у тебя пропадет, лучше сразу отказывайся!

     - Ас чего это овцам пропадать? - отвечал Янко. - Я  за  ними  пригляжу!

Король отвечает:

     - И то верно! Хорошо, коли человек на себя надеется! Тогда  не  мешкай-

утром и выгоняй! У каждой овцы привязан на шее серебряный  колокольчик,  они

сами найдут дорогу на пастбище. А ты за ними иди. Убережешь всех до единой -

я за наградой не постою, заплачу щедро!

     Янко радовался, что нашел такую службу. После доброго ужина  утомленный

долгой дорогой лег спать и тут же уснул. Только глаза закрыл-  страшный  сон

разбудил его. Всю-то ноченьку вскакивал бедняга! Чуть свет  он  был  уже  на

ногах, надел волшебную шляпу и пошел поглядеть, что за места вокруг.

     В замке все еще спали, лишь королевская дочь не спала и  выглядывала  в

окошко. Увидала она Янко, а  Янко  был  собой  хорош,  строен,  как  тополь,

серебряные волосы так и блестят! Девица своим глазам не верит,  все  глядит,

наглядеться не может, пока парень за углом не скрылся. Опустила она глаза  и

глубоко вздохнула:

     Жалко  мне  тебя,  милый  юноша,  ох,  как  жалко!  Неужто  и  ты  сюда

попал,чтобы бесславно погибнуть, - заплакала принцесса, отворотилась от окна

и белым платком слезы вытерла.

     Янко в замок вернулся, спрятал свою шляпу, надел пастушеское  платье  и

погнал овец в поле.

     Овцы бегут, серебряными колокольчиками позванивают, а он вслед за  ними

помаленьку бредет, королевскую волю выполняет.

     Не успел сто шагов пройти, как издалека увидал широкую равнину. Равнина

вся словно медной краской покрыта. Это было Медное поле.

     Овцы туда сами повернули, пришли, медную траву щиплют.

     А Янко, опершись на свой топорик, за ними приглядывает.

     Но тут вдруг вихрь налетел! Все сильней,  все  яростней  разгуливается.

Овцы в кучу сбились, кричат, а поле от вихря ходуном ходит. Янко и сам  едва

на ногах держится, не поймет, что творится. Видит с востока огромная  черная

туча надвигается.

     "Буря! - решил он. - Куда мне от нее бедному укрыться?

     Но не туча то была и не буря. А налетел на Янко дракон о шести  головах

и страшно зарычал:

     - Кто тебе разрешил на мое поле овец выгонять? Не знаешь, что  я  здесь

хозяин? Кто осмелился поперек моей воли идти - на месте умрет!

     Когти выпустил, вот-вот Янко разорвет.

     - Не спеши! - отвечает ему Янко. - Не торопись! Послушай сначала, как я

на свирели играю!

     - Ладно, играй, - проворчал дракон и Янко начал наигрывать.

     В первый раз свистнул  -  дракон  с  места  сорвался,  с  боку  на  бок

переваливается, и чем быстрее Янко играет, тем быстрее  дракон  отплясывает.

Уже и сам себе не рад, а остановиться не может. А Янко  в  раж  вошел,  знай

себе наяривает. Дракона уже совсем силы оставляют, стал он Янко просить:

     - Хватит, хватит! Больше не могу! Я тебя не трону, только выучи меня на

своей дудке играть!

     - Выучить-то выучу, - улыбнулся Янко, - только твои когти для этого  не

гожи. Разве что их обтесать немного.

     - Что хочешь делай, только выучи, - согласился дракон.

     - Добро! - смеется Янко.

     Неподалеку стоял  пень.  Воткнул  в  него  Янко  свой  топорик  и  пень

расщепил.

     - Суй сюда когтищи-то, - приказал он дракону.

     Послушался дракон, засунул в щель когти, а Янко топорик выхватил,  лапы

с когтями и защемил!

     - Эй! Что ты со мной вытворяешь? - взревел дракон. А Янко ему отвечает:

     - Угомонись чуток, сейчас отпущу. Только  скажи,  что  мне  дашь,  коли

научу тебя на свирели играть?

     - На что мне твоя свирель сда'лась! - ревет дракон. - Лапы  отпусти!  А

Янко ему в ответ:

     - Ну, нет! Ты у меня еще и споешь! Дракон от боли корчится, умоляет:

     - Пусти меня, - кричит.  -  Я  тебе  медное  яблочко  дам  и  волшебную

палочку. Хлестнешь по яблочку палочкой, оно в медный замок превратится, бери

там, что пожелаешь!

     - А где оно, это яблочко? - спрашивает его Янко.

     - В кустах лежит и палочка рядом.

     Кинулся Янко в кусты, ударил яблоко палочкой и встал перед  ним  медный

замок. Вошел Янко в ворота, к нему со всех сторон слуги бегут:

     - Что прикажете, господин? - спрашивают.

     Янко ничего приказывать не стал, лишь поднялся вверх  по  лестнице,  по

всем покоям прошелся, поглядел, что-где лежит, но ничего не  тронул,  только

перышко взял, что на столе в медном бокале стояло. Вышел, стукнул  по  замку

палкой, и замок снова в яблоко превратился.

     - Неплохой подарочек, - сказал он дракону, -  но  с  тебя  еще  кое-что

причитается! Ну-ка, топорик, руби!

     Топорик давай рубить! Одну голову срубил, за другую принялся.  Осталась

у дракона последняя. Закричал дракон страшным голосом:

     - Бери Медное поле, только эту голову оставь!

     Но Янко и этой голове не поверил, не остановил топорик. Пришел  дракону

конец, а Янко вернулся к своим овцам. Они спокойно паслись, а  вечером  сами

повернули к дому. Янко воткнул перо из медного замка в шляпу и от его яркого

блеска  всё  вокруг  повеселело.  Стадо  уже  к  замку  приблизилось.   Янко

подумал-подумал и шляпу с пером-то и припрятал.

     В замке тем временем тревожатся, почему овцы так долго домой  не  идут,

ведь раньше еще до полудня прибегали.

     Видят пастух со стадом идет, все ахают,  удивляются,  как  это  он  жив

остался. А король радуется, что у пастуха-молодца ни одна овечка не пропала!

     Загнал Янко овец, сам спать собрался, вдруг к нему принцесса  прибегает

и начинает такой разговор:

     - Эй, пастух, где перо, от которого такой свет идет? Подари его мне!

     - Нету у меня никакого пера, ведь я на поле был, а там  даже  цветы  не

растут! - отпирается Янко.

     Но принцесса прицепилась, не отстает:

     - Ну, нет, - говорит, - я из окна все видала, чего уж  теперь  таиться,

подари, пожалуйста!

     И до тех пор просила, пока Янко ей перо не отдал. Вот радости было!

     Янко поужинал и отправился спать. Только  какой  это  отдых!  Не  может

парень уснуть, шестиглавый дракон стоит перед глазами.

     Едва забрезжил рассвет, Янко на ноги вскочил, надел на голову  шляпу  и

вышел во двор. Принцесса  в  окне  караулит,  увидала  парня  с  серебряными

волосами, радуется, что он жив-здоров. Но  как  подумала,  что  его  впереди

ждет, опечалилась.

     Во второй раз погнал Янко овец. Но теперь уже ничего  не  боялся,  ведь

свирель и топорик верно служили ему! Шел, шел и вдруг глаза зажмурил,  такой

свет в глаза ударил. Это  светилось  Серебряное  поле.  Здесь  сегодня  овцы

должны пастись.

     Только овцы принялись серебряную траву щипать, как вдруг налетел вихрь.

Овцы, бедняжки, кричат, в кучу сбиваются. По небу черная туча ползет  -  это

дракон с грозным ревом летит. А у дракона  того  -  девять  голов!  Налетел,

зарычал страшным голосом:

     - Ты зачем меня тревожишь, на моем поле овец пасешь? Знай,  живым  тебе

отсюда не уйти!

     Вот-вот в Янко когти запустит, вот-вот на клочки разорвет!

     - Погоди, не спеши, может договоримся, - отвечает  Янко  и  подносит  к

губам свирель.

     Только заиграл, а дракон уже приплясывает. Янко веселей играет,  дракон

быстрее скачет, с боку на бок переваливается, плясал-плясал,  совсе  из  сил

выбился.

     Стал дракон пастуха молить:

     - Постой, парень, брось дудку! Я тебя не трону, только  выучи  меня  на

ней играть!

     Пообещал Янко, заставил хитростью дракона когти в щель сунуть,  заревел

дракон от боли, посулил Янко серебряное яблочко и волшебную палочку, лишь бы

освободиться.

     Янко подарки взял, хлестнул по яблочку палочкой и в тот  же  миг  встал

перед ним прекрасный серебряный замок. Янко его осмотрел,  брать  ничего  не

стал, только перышко, что на столе в серебряном бокале стояло. Замок обратил

в яблочко, яблоко убрал, а дракону так сказал:

     - За подарок спасибо, да только с  тебя  еще  должок.  Ну-ка,  топорик,

руби!

     Принялся топорик за дело,  вот  уже  все  девять  голов  с  плеч  долой

полетели.

     Овцы спокойно наелись и к вечеру сами домой  повернули,  Янко  за  ними

идет. Только перо за  шляпу  заткнул,  как  все  окрест  засияло-засверкало.

Подошел к дому, шляпу с пером в карман убрал.

     Обрадовался король,  что  все  овцы  целы,  стал  Янко  нахваливать.  А

принцесса к парню бежит, как и в тот раз перышко  выпрашивает.  Что  уж  тут

таиться ? Отдал Янко перо, обрадовал красавицу.

     После ужина Янко спать лег, но  всю-то  ноченьку  во  сне  с  драконами

бился, с трудом утра дождался.

     На рассвете надел Янко свою шляпу и вышел во  двор.  Принцесса  в  окно

глядит, сокрушается. Жалеет молодца,  ведь  ждет  его  на  этот  раз  гибель

неминучая.

     Выгнал Янко овец, и те быстро и весело побежали вперед. Хороший  у  них

теперь пастух. А Янко овец гонит, а сам думу  думает,  что-то  нынче  с  ним

будет. И вдруг все перед ним засверкало. Это овцы на Золотое  поле  набрели,

ходят, золотую траву щиплют.

     Тут откуда ни возьмись налетел ветер, по небу понеслись черные тучи,  с

грохотом обрушился на поле двенадцатиголовый дракон. На лету  дуб  с  корнем

вырвал и кинулся прямо к Янко.

     - Как ты смеешь на моем поле овец пасти? - взревел он и  замахнулся  на

Янко дубом.

     Но в ту же минуту заиграла свирель! Дракон попятился, задрожал и  давай

вместе с дубом на месте  топтаться,  по  колено  в  землю  проваливается,  а

остановиться не может. До тех пор плясал, пока не свалился. Лежит,  с  места

тронуться не может:

     - Хватит, хватит! - кричит дракон, тяжело отдуваясь. - Я тебя не трону!

Только научи меня на своей дудке играть!

     - Ладно, - отвечает Янко. - Но вот беда - когти  у  тебя  кривые,  надо

выпрямить.

     И защемил дракону лапы. Дракон орет дурным голосом, а Янко ухмыляется :

     - Потерпи, - говорит, - скоро пройдет! А что  мне  дашь,  коли  я  тебя

играть научу?

     - Не учи, не надо! Только отпусти! -  кричит  дракон.  -  Бери  золотое

яблочко и палку. Как стукнешь палкой по яблочку, оно тут же в золотой  замок

превратится. Поищи его в кустах!

     Янко нашел яблоко и превратил его в золотой замок.  Погулял  по  замку,

все поглядел, ничего не взял, только перышко  из  золотого  бокала,  что  на

столе стоял. Замок в яблоко обратил, а дракону говорит:

     - За подарок благодарю, но с тебя еще  должок.  А  ну,  топорик,  руби!

Топорик мешкать  не  стал,  принялся  за  дело.  Вот  уже  девять  голов  на

землележат. Стал дракон просить, хоть три головы оставить.

     - Я, - кричит, - тебе Золотое поле откажу!

     Но Янко не стал его слушать, велел топорику все драконьи головы отсечь.

     Сам к овцам вернулся, а те на золотой траве пасутся.

     Наступил вечер, овцы сами домой повернули, а Янко украсил шляпу золотым

пером. Вся долина осветилась, словно красное солнышко взошло. Как стали  они

к замку приближаться, Янко шляпу с пером спрятал. Никто  о  том  не  ведает,

только принцесса, что опять у окна сидела и все видела.

     Король овец пересчитал, велит Янко к себе звать и говорит:

     - Спасибо тебе, храбрый молодец! Мы тобой довольны! Пятьдесят парней не

справились, ты один справился. Оставайся у меня. Я тебя  не  обижу,  платить

стану столько, сколько ни один пастух не получал.

     Услыхала про то принцесса, обрадовалась, что ладный юноша в замке  жить

останется. Только Янко от короля вышел, а она уже тут как тут и говорит:

     - Дай мне золотое перышко, которое всю долину, словно красное солнышко,

освещает!

     До тех пор уговаривала, пока Янко перо не отдал.

     Янко больше никого не боялся и пас овец то на Медном, то на Серебряном,

то на Золотом поле. А про то, что с ним приключилось в те три дня, он никому

ни словечком не обмолвился.

     Настало время принцессе замуж идти. Король приказал  поставить  высокую

башню и прорубить в ней окна, одно другого выше.  В  первом  окне  приказала

принцесса медное перо выставить, кто  до  него  на  коне  допрыгнет  и  перо

схватит, того принцесса себе в мужья возьмет.

     Как только разнеслась такая весть,  съехались  со  всех  стран  князья,

рыцари да именитые господа. Каждому лестно на красавице-принцессе жениться!

     Медное  перо  в  окне  стоит,  а  король  с  дочерью  из  своего  замка

поглядывают.

     Подал король знак  и  началось  состязание.  Стали  князья,  рыцари  да

господа пришпоривать  своих  ретивных  коней  и  один  за  другим  к  окошку

взлетать. Да куда там! Не могут перо достать, только руки да ноги калечут.

     Янко в тот час как обычно овец пас. Повстречал в поле женщину и та  ему

про королевскую затею рассказала. Ушла женщина.

     Тут Янко, недолго думая, достал медное яблочко, стукнул  палочкой  и  в

тот же миг возник перед ним медный замок. Вошел он в замок, приказывает коня

седлать и рыцарские одежды подавать. И вот уже бьет  копытом  медныйкрылатый

конь, а для Янко готова медная одежда. Переоделся Янко, вскочил  на  коня  и

полетел в замок.

     Все статным рыцарем любуются, низко ему кланяются. А он  как  пришпорит

своего коня, как взлетит к самому окну! И вот медное перо уже в  его  руках.

Все в ладоши хлопают, а он - прямиком к принцессе.

     Поклонился ей и перо подает.

     Но не понравился принцессе его медный костюм. Не стала гордячка перо из

его рук брать. Рыцарь повернулся, вскочил на коня и поминай как звали.

     Король стал дочь бранить, да поздно, улетел медный рыцарь, не воротишь.

     Прошло несколько месяцев и принцесса снова просит отца объявить по всей

стране: кто серебряное перо из окна возьмет, станет принцессиным мужем.  Это

перо еще выше поместили.

     Снова собрались рыцари, князья, да  богатые  господа,  каждому  хочется

красавицу в жены взять. Но напрасно они похвалялись,  напрасно  пришпоривали

гарцующих коней, никто не мог до серебряного пера допрыгнуть.

     Янко как обычно овец пас. Услыхал он, что в замке творится, хлестнул по

серебряному яблочку и перед  ним  возник  серебряный  замок.  Янко  приказал

оседлать коня, а себе подавать рыцарское платье.  И  вот  уже  бьет  копытом

крылатый серебряный конь,  а  на  Янко  серебряное  платье  надето.  Взлетел

молодец на коня и быстрее ветра помчался в замок.

     Люди глаз отвести  не  могут  от  прекрасного  рыцаря,  все  перед  ним

расступаются! А Янко пришпорил своего коня и вот серебряное перо уже у  него

в руках!

     Видел это король, видала принцесса. Янко ей перышко протянул, а она  не

хочет брать перо из рук рыцаря, не мил гордячке серебряный рыцарь. Ей  этого

мало. А Янко и в ус не дует, вскочил на коня и был таков.

     Совсем осерчал король на заносчивую дочку и долго ее простить не мог. А

она ну  его  молить,  ну,  уговаривать,  до  тех  пор  приставала,  пока  не

уговорила: в самом высоком окне золотое перо выставили и разнесли  по  всему

свету молву - дескать, молодец, который до окна на  коне  допрыгнет  и  перо

достанет, на сей-то раз уж непременно принцессу в жены возьмет.

     Много храбрецов явилось свое счастье пытать; да как увидали,  что  окно

чуть не под облаками, поворотились и  восвояси  убрались  -  бог  с  ней,  с

принцессой!

     Вдруг откуда ни возьмись летит Янко  в  золотых  доспехах  на  крылатом

золотом коне! Люди от блеска чуть не слепнут, все ахают, дивятся  невиданной

красоте золотого рыцаря! Да только Янко зря  красоваться  не  стал,  взлетел

словно птица к самому оконцу  и  схватил  золотое  перо.  Король  с  дочерью

всевидели. Дочь аж сияет вся, места себе от радости не  находит:  вон  какой

красавец ей в мужья достанется!

     Да только рано гордячка обрадовалась. Погоди, что-то еще будет!

     Подходит к ней рыцарь с золотым пером в руке, а нетерпеливая  принцесса

сама к нему  тянется.  Но  Янко  что-то  задумал,  перо  не  отдает,  учтиво

кланяется и говорит:

     - Позвольте мне, сударыня, оставить это перо у себя. Коли  даете  слово

за меня пойти, я вам его через два месяца верну, а вас увезу с собой!

     Король радуется,  соглашается.  А  принцесса  улыбается,  руку  в  знак

согласья протягивает.

     Янко вскочил на коня и полетел в золотой замок.

     Стали в королевском  замке  к  свадьбе  готовиться.  Ждут  не  дождутся

назначенного дня.  Принцесса  томится,  на  пальцах  считает,  когда  явится

золотой рыцарь. Вот и пришел долгожданный денек. Гордячка от радости ног под

собой не чует.

     Солнце уже высоко поднялось, а золотого рыцаря все не  видать.  Отец  с

дочерью ждут, все глаза проглядели. Вот уже и полдень близко, а его все нет.

Перед самым полуднем стучится в ворота нищий. Впустили его, а он как  был  в

залатанном зипунишке, шмыг прямо в принцессины покои. Подошел к ней  и  руку

подает:

     - Добрый  день,  красавица-принцесса,  я  за  вами  пришел.  Испугалась

принцесса, разгневалась, ногами затопала и кричит:

     - Убирайтесь с моих глаз! Знать вас не знаю!

     - Как так не  знаете?  -  усмехается  нищий,  -  поглядите-ка  на  меня

получше! Ведь я тот самый рыцарь, у которого  вы  из  гордости  не  пожелали

взять из рук ни медного, ни серебряного пера! Я - тот самый золотой  рыцарь,

за которого вы два месяца назад посулились  замуж  пойти!  В  доказательство

нате, получайте!

     И кладет на стол все три перышка, - медное, серебряное и золотое.

     - Теперь ни слова, ступайте за мной! Экипаж во дворе!

     Принцесса в слезы. Услыхав ее плач отец прибежал, узнал,  в  чем  дело,

опечалился, но виду не подал, лишь сказал дочери:

     - Поделом  тебе,  гордячка!  Не  привередничай.  Что  заслужила,  то  и

получай!

     Делать нечего. Надела на себя принцесса  старое  платье,  горько  рыдая

простилась с отцом и влезла на телегу.

     Янко хлестнул коня и они тронулись в путь. Ехали  они  ехали,  пока  не

добрались до высокой горы.

     - В этом месте жить будем, -  говорит  жене  Янко  -  это  замок  моего

хозяина. Я побегу и скажу, что невесту привез, да спрошу, возьмет ли и  тебя

в услуженье. А ты жди, я скоро вернусь!

     А сам ударил палочкой по медному яблоку и тут же вырос  в  Медном  поле

Медный замок. Янко велел челяди обрядиться в господское  платье,  будто  они

гости, сказал, что они с невестой станут им прислуживать.

     Вернулся Янко к своей гордячке и говорит:

     - Моего хозяина нету дома, вчера в другой замок уехал.  А  сюда  гостей

понаехала тьма, мне к хозяину нельзя, надо гостям  прислуживать.  Ступай  за

мной! Да быстро!

     Гордая принцесса, потупив голову, последовала за мужем.  Пришли  они  в

замок, в каморке переоделись и отправились в залу за гостями ухаживать.

     Стали гости приказывать: велят на стол носить да вино разливать.

     Ох, и не нравилось же это гордой  принцессе!  Да  что  поделаешь?  Надо

подчиняться. Гости напились, наелись и  поразъехались.  А  молодожены  стали

подъедать, что на столе осталось. Говорит тут Янко молодой жене:

     - А теперь, голубушка, поедем в другой замок к хозяину!

     Посадил ее на телегу и поехал куда глаза глядят. Наконец, добрались они

до маленькой  долинки.  На  холме  лес  кучерявится.  Янко  коня  распряг  и

объясняет жене:

     - За этим лесом у моего хозяина еще один замок стоит.  Я  сбегаю  узнаю

дома ли он, а ты меня тут жди, я сейчас вернусь!

     Взобрался на холм, стукнул прутиком по серебряному яблочку и тут  же  в

Серебряном поле Серебряный замок вырос. Янко туда. Приказывает слуге одеться

господином, говорит, что они с женой сейчас придут и будут к нему на  службу

проситься, а он, чтоб им отказал и в соседний замок идти велел.

     Приказал, а сам спустился в долину, издалека жену кличет:

     - Пошли скорее, моя милая, хозяин дома!

     Явились  они  в  Серебряный  замок,  глядит  гордячка  на  красоту,  на

богатство, наглядеться не может. Переодетый слуга принял их  любезно,  но  к

себе на службу не  взял.  В  соседний  замок  послал,  там,  дескать,  нужна

прислуга, он и ее мужа туда отпустит.

     Заплакала гордая принцесса, полезла на свою телегу:

     - В этом прекрасном замке, - причитает,  -  меня  даже  в  прислуги  не

берут!

     Янко ее утешает.

     - Может, - говорит, - в третьем замке посчастливится!

     А  она  все  плачет  да  слезы  льет.  Долго  ехали,  несколько  часов.

Подъехали, наконец, к высокой горе.

      Тут и остановимся, - сказал Янко. - За этой горой  у  моего  господина

третий замок. Я вперед пойду, погляжу, что и как, а ты  меня  здесь  жди,  я

сейчас вернусь!

     Перебрался через гору, ударил по золотому яблочку прутиком и  возник  в

Золотом поле Золотой замок. Сбежалась челядь. Янко каждому объяснил, кто что

делать должен и вернулся назад за женой.

     Приводит ее в золотой замок, а она от невиданной красоты обмирает! Янко

и говорит:

     - Вот тут, моя дорогая, мы и будем служить. Пойдем со мной.

     Ничего не сказала принцесса, лишь вздохнула тяжело, что не она  хозяйка

этого великолепия. Поднялись они по лестнице, Янко ее  в  комнату  привел  и

быстренко за нею двери захлопнул.

     Тут явились к ней четыре горничные  с  красивыми  нарядами,  золотом  и

драгоценными камнями  изукрашенными,  и  стали  ее  переодевать.  Не  поймет

принцесса, то ли это явь, то ли ей  сон  снится?  А  горничные  внимания  не

обращают, знай себе стараются, наряжают ее с головы до пят.

     Вдруг разлетаются двери на обе половинки, входит золотой рыцарь,  берет

ее за руку:

     - Ну, жена моя милая, больше ты не прислуга, а хозяйка всех  моих  трех

замков. Я лишь проучить тебя хотел да спесь сбить. Чтоб гордячкой не была!

     Отвернулся золотой рыцарь, надел на голову шапочку с  тремя  перьями  и

тут у принцессы, словно пелена с глаз упала: узнала она  того  самого  Янко,

который ей когда-то перья дарил. По шляпе да по серебряным волосам.

     Янко ей все рассказал, и про драконов, и про то, как эти замки получил,

и как рыцарем стал. Принцесса от радости и  плачет,  и  прощенья  просит,  и

целует своего отважного Янко!

     Живут они припеваючи, только птичьего молока им не  хватает.  Потом  за

старым королем поехали. Он, бедняга, очень по дочери стосковался. А тут  еще

Янко  куда-то   запропастился!   Всплакнул   король   на   радостях,   обнял

Янко-пас -туха, когда тот зятем к нему явился. И вместе4с довольной  дочерью

стали они жить то в одном, то  в  другом,  то  в  третьем  замке.  А  гордая

принцесса была теперь тихой, милой и доброй.

 

 

 

 

      Радуз и Людмила

 

 

     Жил когда-то король и было у него три сына и одна дочка.

     - Слышь-ка, жена, - говорит он однажды королеве, - многовато нас стало,

надо что-то придумать, иначе  не  прокормимся.  Давай-ка  пошлем  одного  из

сыновей службу искать, пускай живет, как знает.

     - Что ж, - согласилась королева. - Я не против. Надо,  пожалуй,  Радуза

послать.

     - Правда твоя, - король в ответ, - и я его наметил.  Начинай  собирать.

Авось, не пропадет!

     И собрали Радуза.

     Радуз с отцом-матерью простился и отправился в путь. Долго шел, пока не

добрался до дремучего леса. Видит на поляне одинокий дом стоит.

     - Ну-ка, зайду я в этот дом, может какая-нибудь работа найдется!

     А в том доме жили трое:  ведьма,  муж  ее  ведьмак  и  девица-красавица

Людмила.

     - Дай вам бог счастья, добрые люди! - поклонился им Радуз.

     - И тебе того же, - отвечала ведьма, - ты откуда явился?

     - Да вот службу ищу, может, возьмете?

     - Э, сынок, - ухмыльнулась ведьма, - Каждому хлебушка  хочется,  да  не

каждый заработать умеет. Ты на какое дело мастак?

     - Хвалиться не стану, а работать буду не за страх, а за совесть!

     Не хотелось ведьме его в работники брать, да ведьмак за  него  словечко

замолвил, она и согласилась. Ночь Радуз отдохнул с дороги, а утром проснулся

и к ведьме пошел:

     - Что сегодня делать велите, хозяйка?

     Ведьма его с ног до головы оглядела и к оконцу подвела.

     - Взглядни, - говорит, - в окно, что там видишь?

     - А ничего такого! Пустошь средь леса.

     То-то и дело, что пустошь. Получай-ка деревянную мотыгу да ступай на ту

пустошь, вскопай ее и деревья посади, и чтоб  к  утру  выросли,  отцвели  да

плоды народили, а утром мне те плоды принеси. Ну, ступай.

     Радуз идет, ума не приложит: "Где ж это слыхано,  чтоб  эдакую  пустошь

деревянной мотыгой вскопать, да еще к утру!

     Начал землю копать, копнул три разочка,  и  мотыга  развалилась!  Понял

Радуз, что от такой работы толку  не  будет.  Швырнул  обломок,  уселся  под

дерево, сидит горюет.

     А ведьма лягушек наварила, велит Людмиле батраку  обед  нести.  Людмила

все поняла, улучила минутку, когда ведьма вышла, схватила ведьмину палоч-ку,

что на столе лежала, приметила где ее взяла, а  сама  думает:  "Как  же  он,

бедняжка, станет лягушек есть? Отнесу-ка я ему лучше свой обед  .  Пришла  к

Радузу, видит - он сидит, горькую думу думает.

     - Не тужи! - говорит Людмила Радузу. - Хозяйка тебе тут вареных лягушек

послала, да я их выкинула. Вот тебе мой обед! А насчет работы не беспокойся,

гляди: вот палочка - она нам поможет. Стукнем о землю, к утру всё  вырастет,

зацветет, родит, как хозяйка велела.

     Не знает Радуз, как Людмилу благодарить.

     А Людмила ударила палочкой по земле и тут же  стали  фруктовые  деревья

расти. Они росли, цвели и покрывались плодами. А Радуз тем  временем  наелся

вволю и повеселел. Сели они с Людмилой, любезный разговор завели, так  бы  и

сидели до вечера, да ее дома ждали.

     Утром Радуз принес полную корзину плодов и отдал ведьме.

     Ведьма удивилась, только головой покачала.

     - А сегодня что делать велите? - спрашивает Радуз. Подводит его  ведьма

к другому окну, спрашивает, что он видит.

     - Вижу я скалистый косогор, на нем колючий терновник растет.

     - То-то и оно! Бери-ка за дверью мотыгу да ступай на косогор!  Выкорчуй

терновник, посади виноградную лозу, и чтоб к утру мне был виноград.

     Пошел Радуз, стал терновник корчевать. Ударил разок деревянной мотыгой,

ударил другой, она и разлетелась на три куска.

     "Что мне теперь, бедному, делать? - думает он.

     Отшвырнул ручку от мотыги и уселся на камень.  Сидит  -  горюет.  Разве

сделаешь всё это к утру! Ждет, что дальше будет. Ведьма в это время наварила

полный горшок змей. Подошло время обеда, она и говорит:

     - Тащи, Людмила, работнику харчи!

     Послушалась Людмила, стала собираться, захватила с собой палочку и свой

обед.

     А Радуз сидит ее дожидается, дождаться не  может.  Увидал  -  сердце  в

груди от радости так и запрыгало.

     - Пришла наконец! Я здесь с утра маюсь, ничего сделать не могу,  мотыгу

сломал, видно мне совсем пропадать, коли ты не поможешь!

     - Не мучь себя напрасно, - успокаивает его Людмила. - Тут хозяйка  тебе

змей наварила, да я их выкинула,  а  тебе  свой  обед  принесла.  И  палочку

захватила; виноградник сейчас готов будет, а завтра виноград соберешь  и  ей

отнесешь.

     Подала ему обед, стукнула палочкой о землю и тотчас же потянулась вверх

лоза. Она цвела, отцветала и вот уже наливаются соком виноградные гроздья!

     Радуз и Людмила рядышком посидели, побеседовали,  потом  Людмила  взяла

горшок и  палочку,  поднялась  и  домой  побежала.  А  утром  Радуз  явился,

винограду принес.

     Ведьма своим глазам не верит, а Радуз опять работу спрашивает.

     Ведьма его к третьему окошку подводит, велит  поглядеть  и  спрашивает,

что видит.

     - Вижу я большие камни!

     - То-то и оно! Намели  мне  из  них  муки  да  хлебы  испеки!  Коли  не

выполнишь - не сносить тебе головы!

     Струхнул Радуз, да  делать  нечего.  Отправился  на  работу.  А  ведьма

успокоиться не может! Как это Радуз два ее приказа выполнить сумел?

     - Эй, старик, - говорит она ведьмаку, - тут что-то не ладно.  Не  иначе

наша девчонка с работником сговорилась!  Где  ему  самому  с  такой  работой

справиться! Только напрасно радуются, я их на чистую воду выведу, тогда  им,

голубчикам, не поздоровится! Нынче сама обед понесу.

     - Брось, - отвечает ведьмак, -  Людмила  девчонка  хорошая,  преданная.

Оставь ты их в покое! Не тронь!

     - Нет, старик, я чую тут что-то не ладно! Недаром  во  мне  все  так  и

кипит от злости!

     - Хватит, старуха, злиться! Нечего дурню маяться! Угомонилась ведьма.

     Сварила на обед  ящериц  и  отправила  Людмилу  к  Радузу.  Но  Людмила

услыхала, о чем ведьма  с  ведьмаком  спорит,  схватила  со  стола  палочку,

спрятала под фартук, взяла горшок с ящерицами и пошла.

     Радуз к тому времени камней надробил, - да что толку? Какая  из  камней

мука! А про хлеб и говорить нечего. Ждет Радуз свою Людмилу, не дождется.  А

она уже тут, как тут!

     - Мне, - говорит, - старуха велела тебя ящерицами потчевать,  да  разве

можно человека такой дрянью кормить? Я тебе свой обед  принесла!  Да  только

хозяйка почуяла, что я тебе помогаю. Совсем было собралась к тебе, а  хозяин

ее отговарил. Коли до этого дойдет, нам с тобой конец!

     - Душенька ты моя, любезная, я ведь знаю, что ты мне  жизнь  спасла,  -

отвечает ей Радуз. - Как только тебя благодарить-то?

     Сидели  они  сидели,  задушевно  беседовали,  тут  Людмила  про  работу

вспомнила.

     Палочкой по камням хлестнула, и мельница появилась, вот уже  и  жернова

грохочут, мука в колоду сыплется, тесто подходит и печь топится.

     Людмила собралась и домой побежала.

     У гром Радуз старухе хлебы принес. Увидала ведьма - чуть от  злости  не

лопнула. Но смолчала и только такие слова выдавила:

     - Вижу я, что ты в работе усерден, все, что я  велела,  сделал.  Теперь

ступай отдыхать.

     Наступил вечер. Ведьма пошепталась  со  своим  мужем,  велит  Радузу  в

большой котел воду носить. Радуз воды наносил,  а  ведьма  к  котлу  старика

приставила воду кипятить, а как закипит, приказала ее будить.

     Людмила сразу все поняла. Побежала, хмельного вина старику  несет.  Тот

вино выпил и уснул.

     А Людмила к Радузу пришла и говорит:

     - Коли до утра отсюда не уйдешь, она тебя  в  кипятке  сварит.  Я  тебе

помогу,  давай  вместе  скроемся.  Только  клянись,  что  никогда  меня   не

забудешь! - Поклялся Радуз. Да только он и  без  клятвы  не  отдал  бы  свою

Людмилу никому на свете!

     Тогда Людмила плюнула в очаг на головешку, схватила волшебную палочку и

они побежали прочь из ведьминого дома. Вскоре проснулся ведьмак.

     - Работник, - спрашивает он. - Ты еще спишь?

     - Не сплю, - отвечает слюна на головешке, - только потягиваюсь! Ведьмак

опять за свое:

     - Работник, подымись, подай мне сапоги!

     - Бегу, бегу, - отвечает слюна на головешке. -  Только  обуюсь!  Тут  и

ведьма проснулась.

     - Людмила, подымайся, неси мне юбку и фартук!

     - Сейчас иду, только приберусь! - отвечает слюна на головешке.

     - Что это ты так долго обряжаешься? - удивляется ведьма.

     - Сейчас, сейчас! - отвечает слюна.

     Ведьме не терпится, подняла голову - глядь, а постель-то пустая.

     - Ах, ты старый хрыч, ведь они удрали! Постели пустые! - кричит  ведьма

мужу.

     - Гром их разрази! - поддакивает ведьмак. Вскочили ведьма с  ведьмаком,

ведьма бранится:

     - Все твоя Людмилка! Ну и провела ж  она  нас!  Будешь  другой  раз  на

молодых надеяться, старый сапог!

     Ведьмаку и сказать нечего.

     - Немедля беги за ними, хватай и сюда волоки! - кричит ведьма. Собрался

старик и припустился вдогонку за беглецами.

     Говорит Людмила Радузу:

     - Что-то у меня левая щека  горит,  -  оглянись,  мой  милый,  что  там

видишь?

     - Ничего не вижу, - отвечает Радуз, - только черная туча летит!

     - Нет, это старик на черном крылатом коне. Надо спасаться,  -  крикнула

Людмила - да как стукнет палочкой о землю. Земля  стала  пашней,  Людмила  -

пшеницей, а Радуз - жнецом.

     Велит Людмила Радузу ведьмака ждать, а на его вопросы отвечать с  умом.

Тут и старик с бурей да градом на черной  туче  примчался,  хорошо  еще  всю

пшеницу не побил.

     - Эге, дед, - говорит  ему  жнец,  -  все  равно  вам  всю  пшеницу  не

положить, кое-что мне останется.

     - А я ее вовсе не трону, - отвечает ведьмак, и спускается вниз, -  коли

скажешь мне, не пробегала ль тут парочка?

     - Пока я пшеницу жал, здесь ни одной живой души не было. Говорят, в  те

времена, когда сеяли, какие-то двое вроде бы проскочили!

     Покачал ведьмак головой, исчез в туче и домой полетел. Радуз с Людмилой

дальше побежали.

     - Ты что так скоро вернулся, хозяин? Что успел  сделать?  -  спрашивает

ведьма.

     А он в ответ: - Кто их знает, куда они подевались! Я там живой души  не

видал, только жнеца, что пшеницу жал.

     - Это они и были! Ох, и обманули ж тебя, дурня старого!  Хоть  бы  один

колосок с собой прихватил! Ступай за ними немедля!

     Послушался старик и улетел.

     - Что-то у меня левая щека горит! - молвит Людмила. - Обернись,  Радуз,

погляди, что там делается?

     - Ничего, - отвечает Радуз, - только серая туча летит.

     - Нет, не туча - это ведьмак на сером крылатом коне. Ты его  дождись  и

не бойся! На вопросы с умом отвечай.

     Ударила палочкой по своей шапочке и превратилась шапочка  в  часовенку,

она - в мушку среди тучи мушек, а Радуз в отшельника.

     Налетела серая туча со снегом да такую  стужу  нагнала,  что  крыша  на

часовне затрещала.

     Ведьмак слез с крылатого коня и прямо к отшельнику:

     - Не видали, - спрашивает, - двух прохожих - парня да девку?

     - Откуда им тут взяться? - отвечает отшельник. - Я здесь с незапамятных

времен со своими мушками живу. Слыхал, что когда часовню  строили,  какая-то

парочка  проходила.  Что-то  вы  холоду  напустили,  еще  всю   мою   паству

поморозите!

     - Не бойся, я домой вернусь,  зря,  видно,  спешил-старался!  -  сказал

ведьмак и назад поворотил.

     А  старая  ведьма  его  во  дворе  поджидает.  Увидала,  что  он   один

возвращается и ну браниться:

     - Ах ты, старый недотепа, опять один идешь, никого не ведешь, где ты их

оставил ?

     - Нигде не оставил, там нету никого!  Только  часовня  да  отшельник  с

мухами. Я на них такого холоду напустил, что всех чуть не поморозил!

     - И дурень же ты! Ведь это они и были. Хоть бы дранку с  крыши  принес!

Ну, погоди, я сама за них возьмусь!

     Собралась и помчалась вслед за беглецами.

     - Что-то у меня левая щека горит! - молвила Людмила. - Обернись, Радуз,

погляди, никто нас не догоняет?

     - Догоняет, - отвечает Радуз, - красная туча на нас движется.

     - Это не туча, а старая ведьма на красном  крылатом  коне;  собери  все

силы, эту ведьму не так-то просто обмануть. Я превращусь в  золотую  утку  и

поплыву по морю, а ты опустись под воду, не то она тебя  огнем  спалит.  Как

начнет ведьма меня ловить, ты беги и хватай коня под уздцы, остальное я сама

сделаю и все хорошо обойдется!

     Тут ведьма налетела, все на своем пути огнем сожгла. У  самого  моря  с

коня соскочила и кинулась утку ловить. А утка ее в сторону уводит,  от  коня

подальше.

     Радуз из моря выскочил и крылатого коня под уздцы схватил. Утка к  нему

подлетела, обернулась девушкой, оба они на коня вскочили и помчались  далеко

за море.

     Увидала их ведьма, проклятья вслед шлет: чтоб  Радуз  Людмилу  позабыл,

коли его кто-нибудь поцелует, а Людмила, чтоб  семь  лет  своего  милого  не

видала!

     Обратно старая карга уже пешком шла -  все  ее  волшебство  пропало!  А

ведьмак над ней потешался: надо же, такую хитрую ведьму провели!

     Добрались, наконец, Радуз и Людмила до города,  где  родители  Раду  за

жили.

     - Какие у вас новости? - спрашивает Радуз встречного горожанина.

     - Новости, говоришь? - Да вот какие: и король, и его сыновья и дочери -

все померли, осталась только старая королева, да и та всё плачет о пропавшем

сыне. Так что веселого мало. Зато свары  да  брани  хоть  отбавляй:  все  на

королевский трон метят!

     - Померли! - охнул Радуз.  -  Плохо  дело.  Отошел  он  от  горожанина,

Людмилу в сторону отвел.

     - Давай, Людмила, так сделаем: ты здесь  возле  колодца  сиди,  чтоб  в

рваном платье к моей матушке не являться. Спрячься за тем густым  деревом  и

жди, когда я вернусь. А я в  замок  пойду.  Коли  меня  признают  и  королем

сделают - вернусь за тобой и красивое платье принесу.

     Согласилась Людмила, и Радуз в замок ушел. Мать  его  узнала,  кинулась

навстречу! Обнимает, хочет поцеловать, но Радуз не дается.

     Все его признали, королем объявили и устроили веселый пир.

     Радуз  с  дороги  притомился,  лег  отдохнуть,  а  когда  спал,  пришла

королева-мать и горячо расцеловала сыночка в обе щеки. В ту же минуту  забыл

он про Людмилу, будто вовсе ее и не было. А вскоре на другой женился.

     Долго плакала Людмила в одиночестве, не знала, бедная, что делать, куда

деваться. А потом пошла к крестьянскому дому, неподалеку от замка  встала  и

превратилась в стройный тополь. Все  любовались  красивым  деревцем,  только

королю оно мешало, говорил, не дает из окна глядеть!

     И приказал король тополь срубить. Как мужик ни просил,  ни  уговаривал,

ничего не помогло. Срубили тополь.

     Вскоре у самого замка кудрявая груша выросла, а на  ней  золотые  плоды

налились. Вечером плоды соберут, а к  утру  опять  дерево  золотыми  грушами

обсыпано. Королю это дерево очень по  сердцу  пришлось.  Зато  королева  его

видеть не могла.

     Хоть бы эта груша, -  твердила  она,  -  поскорее  пропала,  так  я  ее

ненавижу!

     Король ее и так и сяк уговаривает, просит не трогать дерево, но она  до

тех пор приставала, пока он по ее не сделал и не велел грушу срубить.

     Вот уже семь лет к концу подошли. Превратилась Людмила в золотую  утку.

Плавает по озеру под королевским окном и все кричит  да  кричит.  Увидал  ее

король, стал думать, припоминать, где он такую  же  уточку  видел?  Приказал

утку поймать. А никто не может. Собрали со всей страны птицеловов да рыбаков

и тем она в руки не дается. Король совсем терпенье потерял.

     - Коли никто мою волю исполнить не может, пойду  сам  счастья  попытаю.

Пошел к озеру, стал утку ловить. Утка из стороны в сторону мечется, корольза

ней, схватил в конце концов. Только в руку взял - она  в  красавицу  Людмилу

превратилась и говорит:

     Хорошо ж ты, Радуз, меня за верность отблагодарил! Но я тебя прощаю!

     Обрадовался Радуз, повел свою Людмилу в  замок,  к  старой  королеве  и

сказал:

     - Она мне жизнь спасла, она и будет моей женой!

     Ту жену из замка попросил, и на Людмиле женился.  Сыграли  они  веселую

свадьбу, и зажили счастливо. И сейчас живут, коли не померли.

 

 

 

 

      Олененок

 

 

     Жил когда-то бедный лесник. Жена у него умерла,  осталось  двое  деток,

Эвичка да Яник. Лесник женился во второй раз. Ох, и  натерпелись  же  бедные

дети от ненавистной мачехи! Слова доброго не слыхали, взгляда  ласкового  не

видали, каждый божий день она их бранила да наказывала.

     В те времена люди бедно жили, а уж лесникам и вовсе туго приходилось.

     Бывало по три дня нет в доме ни кусочка хлеба.

     Однажды утром спрашивает лесник:

     - Жена! Чем сегодня детей кормить будем?

     - А я почем знаю? - отвечает она. - Ступай в лес, может, что принесешь.

Пошел лесник в лес. Уже смеркаться начало, а он только одну птицупоймал.

     - Получай птицу, - говорит он жене, - да свари на ужин.

     Сварила она птицу, каждому досталось по кусочку, облизнулись, но досыта

не наелись. На другой день лесник опять спрашивает:

     - Что мы есть будем? А жена отрезала:

     - Что ты все ноешь да стонешь. Ступай лучше в лес на охоту!  Отправился

лесник на охоту. На этот раз посчастливилось ему зайца

     поймать. Обрадовался он, принес добычу жене, велел на ужин изжарить,  а

сам обратно в лес вернулся, может, опять повезет.

     Мачеха зайца освежевала, собралась на противень класть, да задумала  по

воду сбегать. Пока ходила - откуда ни возьмись кошка! Схватила зайца и  была

такова.  Вернулась  мачеха,  увидала,  что  стряслось,  чуть   замертво   не

грохнулась.

     Стала думать, чем мужа кормить? Да еще его деток мерзких? Убью-ка их, а

мужу скажу - в лес убежали и не вернулись.

     Вышла во двор, кричит:

     - Дети, соберите хворосту, будем мясо жарить!  Дети  хворост  собирают,

сестрица братцу и говорит:

     - Кто знает, зачем мачехе хворост понадобился!

     - Мясо жарить, - отвечает братец.

     - Нет, слыхала я, как она бормочет: "сегодня очередь мальчишки!  Видно,

она что-то недоброе замышляет!

     - Ох, сестрица, я боюсь!

     - Не бойся, братец! Как вернемся домой, я стану  просить,  чтоб  мачеха

мне волосы расчесала. А ты мою ленту схвати, и поскорей с ней из дому  беги!

Я - за тобой, так и убежим.

     Притащили дети хворост, мачеха  их  хвалит:  молодцы,  дескать,  быстро

управились. Эвичка просит ее косу заплести, а она отвечает:

     - Сначала воду в большой котел наноси!

     Эвичка воду наносила и побежала на чердак, там у нее два  яблочка-дичка

припрятаны были. Взяла она яблочки и вернулась к мачехе.

     Мачеха расплела Эвичке косу, ленточку  в  сторону  отложила,  стала  ей

волосы расчесывать. Тут Яник в комнату вскочил,  схватил  ленту  и  помчался

прочь из дому! Эвичка за ним бежит и кричит: "Отдай  мою  ленту!  Отдай  мою

ленту!

     Мачеха подождала немного и за ними во двор выскочила, глядит, а они уже

далеко убежали. Поняла она, что дети ее провели, рассвирепела,  кричит,  что

есть сил:

     - Чтоб вам в того зверя превратиться, из чьего следа воды напьетесь!

     Бегут братец с сестрицей по горам, по долам, куда глаза глядят.  Солнце

высоко стоит, припекает. Стала Яника жажда мучить. Видит он медвежий след, в

нем водица дождевая отстоялась.

     - Эвичка-сестренка, я пить хочу!

     - Ах, не пей, братец,  не  пей!  Ведь  это  медвежий  след.  Напьешься,

превратишься в медвежонка! Съешь-ка лучше яблочко-дичок, утоли жажду.

     Съел Яник яблоко, утолил жажду.

     Шли-шли, глядят, - волчьи следы. Яника еще больше жажда мучит.

     - Эвичка-сестричка, я пить хочу. Напьюсь-ка из лужицы!

     - Ох, не пей, братец, не пей! Напьешься из волчьего следочка, волчонком

станешь! Съешь-ка лучше яблочко! - просит сестрица.

     Яник съел яблоко, утолил жажду.

     Идут они дальше. А  солнце  все  сильнее  печет,  Яник  совсем  из  сил

выбился.

     - Эвичка-сестричка, дай мне еще яблочко?

     - Ах, братик, мой братик, нету у меня больше яблочка, потерпи немножко,

тут колодец неподалеку!

     Видят - оленье копытце, а в нем водица.

     - Эвичка-сестричка,  не  могу  больше  терпеть,  напьюсь  из   оленьего

копыт-ца!

     - Ах, братец, не пей, станешь олененком!

     Не успела оглянуться, а Яник уже к копытцу прильнул, напился и  тут  же

превратился в олененка.

     Эвичка увидала, руки белые ломает, горькими слезами заливается:  -  Ах,

братец, мой несчастный,  что  мне  с  тобой  делать?  Налетят  собаки,  тебя

растерзают! Охотники придут и тебя убьют!

     Эвичка слезы льет, а  олененок  печально  бредет  рядом.  Не  прошли  и

десятка шагов, видят  родничок,  чистый,  как  стеклышко.  Напилась  девочка

ключевой водицы, и тут же у ней во лбу золотая звезда засияла и волосы стали

золотыми. Дальше идут, перед ними полянка, на полянке сена копна.

     - Здесь мы, братец-олененок, жить останемся, - говорит сестра, -  здесь

нас мачеха не отыщет!

     Забились от дождя и ветра  в  сено,  скоротали  ночь.  А  как  солнышко

взошло, села Эвичка на сено, золотые  волосы  расчесывает,  а  сама  слезами

заливается, приговаривает:

     Знала бы родная матушка, что я на сене сижу, золотые волосы  чешу,  она

бы меня пожалела!

     Стали они в лесу жить,  олененок  траву  щиплет.  Эвичка  ягоды-корешки

собирает. Много времени с той поры прошло.

     Хаживал в этот лес на охоту молодой король.

     Сидит  однажды  Эвичка  на  сене,  золотые  волосы  расчесывает,  вдруг

олененок со всех ног бежит, за ним собака. Олененок в сено забился, а собака

Эвичку увидала, хвостом завиляла и назад к своему хозяину помчалась.

     Король собаке кусок мяса кинул, собака мясо схватила, девушке отнесла и

к хозяину вернулась! Он опять ей мясо дает, собака опять куда-то мясо тащит.

В третий раз король собаке мясо кидает, а сам за ней  идет.  Видит  на  сене

девушка сидит.

     - Ты что здесь делаешь? - удивился король.

     Все-все ему Эвичка поведала, выслушал король и спрашивает:

     - Пойдешь со мной?

     - Нет, не могу, ведь вы олененка убить велите! - отвечает Эвичка.

     - Не бойся, - успокаивает ее король. - Никто твоего олененка не тронет.

Вам обоим у меня будет хорошо!

     Понравились  Эвичке  добрые  слова  молодого  короля,  не   стала   она

противиться, села вместе с братцем-олененком в карету и поехала во дворец.

     Во дворце с Эвичкой обходились ласково, ничего для  нее  не  жалели.  И

братца-олененка не обижали.

     Что ни день у Эвички новые наряды, один другого богаче, учителя  к  ней

ходят, наукам королевским обучают.

     Расцвела Эвичка, как маков цвет, а как в возраст стала входить  -  взял

еекороль в жены. Перед  свадьбой  поклялся  он  молодой  жене,  что  никогда

олененка в обиду не даст.

     Худо ли хорошо ли дело будет - кто знает!

     Жила в том замке старая карга, лютую злобу она  на  короля  таила,  что

женился он на Эвичке, а не на ее дочке.

     Собрался король на войну идти. Приказал старухе,  чтоб  королеве  верно

служила, она вскоре ребенка ожидала.

     Родился  красивый  мальчик  с  золотой  звездочкой  во  лбу.  Приболела

королева, лежит в постели пить просит, а старуха ей и говорит:

     - Под окном река течет нагнись, да попей!

     - Как же мне нагнуться, ведь у меня сил нет!

     - А мне-то что, - шипит старуха, - не хочешь, не надо, я тебе не слуга!

     Королеву  жажда  совсем  замучила,  ухватилась   она   за   подоконник,

перегнулась, старуха подскочила да в воду ее и столкнула, а в  постель  свою

дочку положила. Но мальчонку с золотой звездочкой во лбу трогать не стала.

     Королева не утонула, а обернулась золотой  уточкой  и  стала  вместе  с

другими утками по реке плавать.

     Мальчик без матери кричит-надрывается, никак его старухе не укачать, не

угомонить. Вдруг олененок в покои вбегает, рожки подставляет,  "клади,  мол,

дитя, - показывает, - я его укачаю .

     Старуха положила ребенка олененку на рожки и закричала:

     - Убирайся отсюда вон! Чтоб вам обоим шею свернуть!

     Бредет олененок по-над берегом, видит по реке утки плывут.  Остановился

и спрашивает:

     - Уточки серые! Где у сыночка матушка? Где у сиротинки родимая? А  утки

отвечают:

     - Далеко не ходите, на реке ищите!

     И  тут  подлетает  к  берегу  золотая  уточка,  встряхивает   крыльями,

оборачивается королевой, берет на руки свое дитя и говорит:

     - Мой сыночек,  милый,  сыночек  родимый,  я  тебя  покормлю,  искупаю.

Покормила, искупала, перепеленала, и обратно олененку на рожки  положила.  А

потом превратилась в золотую утку и улетела к реке.

     Долго так продолжалось: олененок каждый день носил  сыночка  к  матери,

тот рос не по дням, а по часам и становился все красивей.

     А вскоре и король с войны весточку прислал, чтоб его домой ждали. Велит

старуха дочери в постель лечь и притвориться больной. А когда король с войны

придет, наказывает оленьего мяса на обед просить.

     Король с войны прибыл, увидал сына - обрадовался. А как глянул  на  ту,

что в постели лежит,  -  обомлел!  Куда  только  ее  красота  девалась,  где

волосызолотые и звезда во  лбу?  Но  старуха  короля  уговаривает:  болезнь,

дескать, никого не красит, а золотая звезда и золотые волосы с  королевы  на

ребенка перешли. Старухина дочка в постели лежит и дурным голосом кричит:

     - Дай мне оленьего мяса, вели олененка зарезать!

     - Как же так, - дивится король, - ведь ты сама  с  меня  клятву  взяла,

олененка в обиду не давать! А теперь велишь его зарезать?

     А она все пуще кричит:

     - Ох, оленьего мяса хочу! Прикажите олененка зарезать!

     Пришлось королю согласиться. Уже ножи точат, уже воду в  котлах  греют,

вот-вот придет олененку конец.

     Но тут проснулся мальчик и стал плакать.  Услыхал  олененок,  прибежал,

рожками мотает.

     Старуха ребенка и так и  сяк  успокаивает,  а  он  все  не  утихает.  А

олененок  все  рожками  качает.  Король  удивляется,  а  старуха  объясняет:

олененок, мол, хочет дитя укачать.  Разрешил  король.  Олененок  ребенка  на

рожки принял и опрометью кинулся прочь. Король испугался,  как  бы  с  сыном

чего не случилось и отправился за ним следом.  Олененок  к  Дунаю  прибежал.

Увидал уток, кричит:

     - Утки сизокрылые, где у сыночка матушка, где у  сиротинки  родимая?  А

утки в ответ:

     - Далеко не ходите, на запруде ищите!

     Тут золотая уточка прилетела, превратилась в прекрасную женщину,  взяла

дитя на руки и молвила:

     - Сыночек  мой  милый,  сыночек  родимый,  я  тебя  покормлю,  искупаю,

перевью!

     Обнимает его, целует, приговаривает:

     - Что-то твой дорогой батюшка поделывает? Кабы знал он, кабы ведал, как

меня злая баба в Дунай столкнула!

     Услыхал король, из кустов выскочил,  жену  к  груди  прижал,  а  она  в

золотую уточку превратилась, улететь хочет, но король ее крепко держит:

     - Не пущу, не пущу, - кричит, - пока не спадут с тебя злые чары!

     Не успел договорить, как утка превратилась в златовласую женщину, олень

в статного молодца, а на руках у него дитя.

     Счастливые и радостные отправились  они  во  дворец.  Король  шурина  и

королеву с сыном спрятал, а злая старуха решила,  что  олененок  с  ребенком

пропали, и обрадовалась.

     На следующий день велит король на  праздник  гостей  созывать.  Старуха

отрадости ног под собой не чует: дочка-то ее королевой стала и сидит рядом с

королем во главе стола!

     Пируют гости, дорогие яства едят, доброе вино пьют. Но тут  поднимается

король и такую речь держит:

     - Хочу я вам, гости  мои,  один  вопрос  задать.  Скажите,  какую  кару

заслужил злодей, коль он двух невинных хотел погубить, а  еще  двух  счастья

лишить?

     Старая карга с ответом спешит:

     - Затолкать его в бочку с гвоздями да с высокой горы  спустить!  Что  ж

еще-то?

     Вдруг распахиваются боковые двери и входят в зал королева с ребенком  и

статный молодец-красавец!

     Рассказал тут король гостям, как было дело.  И  старой  карге  ее  вину

доказал.

     Втолкнули злую старуху с дочерью в бочку и с горы спустили.

     Король посадил по правую руку королеву, по левую - ее брата и стали они

дальше пировать и веселиться все вместе. И  сейчас,  небось,  веселятся,  да

радуются, коли еще не померли.

 

 

 

 

      Три дерева

 

 

     Жил когда-то на свете бедный человек  и  было  у  него  три  сына.  Два

старших, считай, что умные, а вот младший - дурень. Так  его  и  называли  -

пентюх. Время шло, сыновья росли. Зовет их однажды утром отец и говорит:

     - Сами видите, сынки, что я из последних сил тяну, коли будем и  дальше

сиднем  сидеть,  из  бедности  никогда   не   вылезем.   Вы   уже   выросли.

Собирайтесь-ка, да ступайте по белу свету своей доли искать!

     Идут братья, идут, куда глаза ведут. Пришли на  перепутье.  Отсюда  три

дороги расходятся. Братья один на другого глядят, решают:

     - Что делать станем?

     Недолго совет держали. Два старших решили по  прямым  дорогам  идти,  а

младшему приказали:

     - А ты по горбатой ступай, она для тебя, пентюха, самая что ни на  есть

подходящая.

     Делать нечего. Пустился наш дурень через ямы да колдобины.  Чем  дальше

идет, тем глубже в темный  лес  забирается.  Долго  он  эдак  плутал,  пока,

наконец, измученный, не выбрался на прогалину. Видит - там на самой середине

три дерева рядом стоят.

     Стволы в три обхвата, ветви во все стороны торчат. И так-то  странно  и

грустно у него на душе стало! Никогда в жизни таких  деревьев  не  встречал,

нигде в лесу не видал! "Ну, да ладно, - махнул он рукой, -  хорошо  хоть  из

леса вышел, можно теперь передохнуть .

     Сидит под дивными деревьями в тенечке, по сторонам оглядывается.  Видит

поодаль камни громоздятся. Стал лучше глядеть, нашел в камнях лаз.

     Подошел поближе, пригнулся, чтоб голову не зашибить, и влез  в  пещеру.

Страх его берет, дрожит, как осиновый лист, но  не  останавливается,  дальше

идет. И с каждым шагом становится проход все шире, все просторнее и светлее.

Отлегло у парня от сердца,  совсем  расхрабрился,  твердо  шагает.  Вдруг  -

стоп! - Перед ним дверь стеклянная, за дверью - комната, посреди  комнаты  -

стол, на столе один прибор, а сбоку - открытая постель. А наш  парень,  надо

сказать, проголодался, недолго думая, сел он за стол  и  наелся  до  отвала.

Вдруг в стене растворяется дверца, входит в комнату девица-краса и говорит:

     - Добро пожаловать, Янко. Я давно тебя жду!

     Удивился Янко, что  его  по  имени  кличут,  не  знает,  что  отвечать,

радушному приему радуется. А девица-красавица ему отдохнуть предлагает.

     Янко не заставил себя долго просить, лег в мягкую постель и проспал  до

белого утра.

     Утром Янко проснулся, а его уже хлеб да сало на столе ждут.  Тут  снова

входит в комнату девица и говорит:

     - Янко, я очень тебя прошу, сруби те три дерева, что  на  лугу  растут!

Только должен ты с этой работой за три месяца  управиться!  Сделай  это  для

меня, а я тебе добром отплачу!

     - Сделаю, коли тебе это непременно надобно, - ответил Янко, и  принялся

за работу.

     Раз топором ударил, два ударил - а топор, будто от  камня  отскакивает,

но Янко не отступается. Тут и работа легче пошла. Девица-краса к нему ходит,

обед ему носит.

     Минул месяц, свалил Янко одно дерево,  и  в  тот  же  миг  треть  скалы

обрушилась; еще месяц прошел - рухнуло второе дерево, за ним еще треть скалы

отвалилась; на третий месяц третье  дерево  упало,  а  с  ним  и  все  камни

исчезли.

     Отдохнул он немного, а девица-краса, ну его просить, чтоб он те деревья

разрубил, да дров наколол, а потом поленья в кучу сложил и поджег.

     Вспыхнул костер, пламя высоко в небо взметнулось,  со  всех  сторон  на

огонь всякая нечисть полезла, но девица успела Янко  в  руки  хлыст  сунуть.

Стал Янко нечисть хлыстом охаживать, кого заденет, тот сам в огонь скачет.

     Семь дней и семь ночей маялся Янко, а когда огонь  погас,  свалился  на

землю и уснул мертвым сном.

     Неизвестно, сколько спал наш молодец. А проснулся в  богатой  светлице,

все на нем чистое да богатое. Удивился Янко, из постели выскочил,  глянул  в

зеркало, сам себя с испугу не узнает.

     Тут в комнату слуга входит и с поклоном спрашивает:

     - Что прикажете, ваша королевская светлость?

     Янко глаза вытаращил, понять не может, что такое  с  ним  произошло?  А

слуга поклонился и вышел. Вскоре второй вошел, а за ним и третий,  стали  на

Янко нарядное платье надевать.

     Вдруг растворяются двери и в покои вплывают тринадцать девушек,  все  в

белых одеждах. Начинают его благодарить, освободителем величают, просят одну

из них в жены выбрать. Долго думал Янко, которую взять?  Все  собой  хороши,

одна другой лучше! А потом решился:

     - Коли надо одну из вас выбирать, - говорит, - я ту беру,  что  мне  во

всех делах помогала.

     - Коли узнаешь ее, так и бери, - пропели все тринадцать хором.

     А его нареченная в  самой  середке  стояла.  Янко  на  нее  показал,  и

онакинулась  к  нему  на  шею.  Остальные  преклонили  колени  и   еще   раз

поблагодарили, что освободил их, и все двенадцать ушли.

     Янко со своей  избранницей  наедине  остался.  Она  ему  все  про  себя

рассказала: и откуда дворец взялся, и что три дерева на лужайке да  камни  -

это ее королевство. Янко  его  от  злых  чар  освободил.  Теперь  он  станет

королем, а она королевой, потому что выйдет за него замуж.

     Но это еще не конец!

     Понимала красавица, что Янко, бедного отца сын, в короли не  собирался,

и велела со всей страны мудрецов звать, чтоб обучили Янко  всем  королевским

премудростям.

     Янко вскоре стал хорошим королем и жилось  ему  преотлично.  Но  прошло

время и захотелось ему родных повидать.

     Кликнул он войско, впереди солдаты шагают, позади солдаты шагают, а они

с королевой посредине в богатой  карете  едут.  Стали  они  к  родному  дому

подъезжать, видит Янко, мужики скотину гонят. Янко среди них  своих  братьев

узнал; из кареты вылез, натянул старое платье, в котором из дому уходил, и к

братьям кинулся.

     - Ба, ба, гляньте-ка, наш пентюх! Ты откуда это взялся?  -  насмехаются

над ним братья.

     - Важно, что я здесь! - отвечает Янко-король, выхватывает у  одного  из

рук кнут и давай щелкать. Тут примчалась королевская карета, за ней  войско:

все со страху разбежались, а Янко поскорее в карету уселся.

     Войско в деревне разместилось,  а  Янко  в  родительский  дом  подался.

Родители на радостях хлопочут, не знают куда  короля  посадить,  как  королю

услужить.  Стал  Янко  с   ними   беседовать,   про   сынов   расспрашивать.

Мать-бедняжка - в слезы, рассказывает ему, что был у них Янко, младший  сын,

он из дому давно ушел, да так и не вернулся, а она его больше  всех  сыновей

любила, он, мол, самый послушный был.

     - Не плачьте, добрая женщина, - говорит ей король,  -  ваш  сын  к  вам

вернется! - а сам денег дает, чтоб ужин готовила.

     Вот уже в очаге огонь трещит,  старики  праздничное  угощенье  готовят,

мясо жарят. А король тем временем куда-то вышел. Вдруг откуда  ни  возьмись,

Янко является!

     Мать на радостях не знает за что хвататься, совсем про ужин забыла!

     А Янко жалуется, что продрог,  просит  у  матери  позволенья  вертел  с

поросенком над огнем покрутить и у очага погреться.

     - Хорошо, сын мой, - отвечает мать, - да только осторожней, а я  сейчас

вернусь.

     А Янко схватил нож и отрезал  у  поросенка  ножку.  Мать  возвратилась,

видит Янко поросятиной закусывает, рассердилась, стала сына бранить:

     - Вот уж истинно, пусти козла в капусту! - обругала, тумаков  надавала,

и вон выставила.

     Но вот ужин  готов,  король  за  стол  усаживается,  мужицкой  едой  не

гнушается.

     После ужина уложили короля  с  королевой  в  постель,  а  двух  старших

братьев на лавке. Король куда-то вышел, а тут и Янко явился. Братья на  него

ворчат, поздно, мол, ходит, даже короля прозевал.

     - Полезай, - говорят, - на лежанку, да спи!

     Янко с боку на бок ворочается,  никак  не  угомонится,  а  потом  вдруг

подымается, и в постель к  королеве  лезет.  Жалуется,  что  на  лежанке  не

спится. Соскочили братья с лавки, тумаками Янко обратно на печь прогнали.  А

он опять в постель полез. Опять его братья  кулаками  приласкали!  Но  уж  в

третий-то раз озлился Янко, братьев расшвырял и влез в королевскую постель.

     Вскочили тут братья, родителей  зовут!  Свечи  зажгли,  стали  Янко  из

постели вытаскивать. А Янко распахивает на груди грубую рубаху,  все  глядят

да ахают - под простой рубахой корлевская звезда горит!

     Бухнулись ему братья в ноги, прощенья просят.

     В Янко и не сердится,- Я, - говорит, - пошутить хотел!

     На другой день сели Янко-король  с  королевой  в  карету,  родителей  с

братьями с собой взяли и поскакали в свой замок.

     Стали они вместе жить в мире и согласии, и сейчас  живут  коли  еще  не

померли.

 

 

 

 

      Храбрый рыцарь - миру защита

 

 

     Жил-был престарелый король и было у  него  три  сына.  Как  и  подобает

хорошему отцу, хотел король, чтоб выросли они настоящими людьми.  Созвал  он

со всего королевства мудрецов, велел королевичей всяким наукам  обучать.  Да

только, как ни бились  учителя,  так  ни  с  чем  и  разъехались.  Уж  очень

королевичи бестолковыми оказались. Закручинился отец: таким сыновьям и целое

королевство по ветру пустить нипочем!

     Долго горевал старый король, долго невеселые деньки тянулись. Как вдруг

однажды раздался  страшный  грохот,  задрожал  королевский  дворец!  Выбежал

король поглядеть, что там такое - видит, посреди двора  в  полном  рыцарском

облаченьи красавец-рыцарь на коне гарцует. Соскочил рыцарь с коня - и  прямо

к королю идет. Король его принял милостиво, спрашивает зачем пожаловал.

     Рыцарь не мешкая объясняет:

     - Слыхал я, - говорит, - что есть у вас три сына и все  три  бестолковы

не в меру. Коли будет на то ваша  воля,  пускай  один  из  них,  хоть  бы  и

старший, со мной отправится. Поглядим, может из него толк будет.

     Обрадовался  король  и  сразу  согласился,  в  надежде,  что  у  такого

прекрасно-го рыцаря сын  хоть  чему-нибудь  да  обучится.  Одно  только  ему

досадно было-  почему  он  не  младшего  выбрал,  тот  вроде  бы  пошустрее.

Попрощался рыцарь с королем, королевского сына взял за руку, во двор

     вывел, а там крылатый конь ждет. Вскочили оба на коня, рыцарь пришпорил

крылатого и крикнул на прощанье:

     - Через год привезу сына обратно! Конь помчался - весь дворец задрожал.

     Так летели они, пока не попали в рыцарский замок.  Замок  тот  золотом,

серебром, драгоценными камнями сверкает. Рыцарь водит  королевича  из  одних

покоев в другие, все ему показывает и при этом говорит:

     - Все это отныне твое, можешь делать,  что  пожелаешь.  Ничего  с  тебя

спрашивать не стану,  играй,  забавляйся.  Вот  тебе  игрушки-забавушки.  Не

скучай. Но только, как году конец придет, ты мне такой ужин приготовь,  чтоб

я его запах за полверсты учуял. А я отправлюсь по  белу  свету  бродить,  ты

меня целый год не увидишь. Но через год - жди! Исполнишь, что  я  велел-  не

пожалеешь, я тебя щедро одарю. А теперь прощай, будь здоров! Сказал рыцарь и

исчез. Остался королевич во дворце, стал  из  комнатыв  комнату  похаживать,

драгоценные  вещи  перебирать,  в  играх  да  забавах  время  коротать.  Год

пролетел, он и не заметил. Слуга ему напоминает: "Завтра рыцаря  домой  жди!

Времени в обрез!

     Принц старается, ужин стряпает.

     Вдруг задрожал дворец, рыцарь примчался, с  коня  соскочил  и  прямо  к

королевичу:

     - Ты, я вижу, парень, - не промах, - говорит он. - Я  за  полверсты  от

вкусного духа чихать начал!

     Снял с себя доспехи, сел к накрытому столу и принялся за вкусный  ужин.

Когда все золотые и серебряные блюда опустели, рыцарь поднялся и говорит:

     - Ну, сын мой, потрудился ты на славу, бери из  моего  добра  все,  что

пожелаешь. Я тебя сейчас к отцу повезу, а по дороге еще одарю!

     Стал королевич мешки золотом-серебром набивать, хватает, что  подороже.

Тут во дворе конь затопал, рыцарь королевича зовет:

     - Иди, садись. О мешках не беспокойся,  я  их  сам  в  батюшкин  дворец

переправлю!

     Уселись  они  на  коня  и  полетели.  Прилетают  на  красивую  лужайку.

Остановился конь. Рыцарь с королевичем спешились, рыцарь приказывает:

     - Встань на колени, приложи ухо к земле! Послушался королевич.

     - Что видишь, что слышишь? - спрашивает его рыцарь.

     Королевич с радостью отвечает:

     - Все повидал, что на белом свете творится; и отца  с  братьями  видал,

они в моих вещах роются, в тех, что я у тебя набрал!

     - Добро! Станешь ты рынарем-Всевидом, будешь видеть все, что  на  белом

свете происходит! Получай этот дар от меня на память! А теперь едем к отцу.

     Взлетел конь в облака и  до  тех  пор  летел,  пока  перед  королевским

дворцом не опустился. Отец и братья  приняли  их  с  радостью.  Отец  рыцаря

благодарит, погостить приглашает.

     - Времени нету, - отвествовал  рыцарь,  -  но  если  пожелаете,  можете

отпустить со мной среднего сына.

     Король охотно согласился. Взял рыцарь среднего сына  за  руку,  посадил

позади себя на крылатого коня и  полетели  они  в  рыцарский  замок.  Рыцарь

провел  принца  по  всем  покоям,  все  показал,  велел  целый   год   вволю

играться-забавляться. Но в конце года приказал такой ужин готовить, чтоб  за

версту вкусный запах в нос бил! Коли исполнит  хозяйский  приказ  -  получит

щедрую награду.

     Подал на прощанье рыцарь королевичу руку, сел на коня и улетел.

     Средний брат, как и старший, себя ничем  не  утруждал,  только  все  из

покоев в покои похаживал, редкостные вещи перебирал да  в  играх  и  забавах

время проводил. В конце года спохватился и давай ужин стряпать. Удался  ужин

на славу, за верству заманчивый дух можно было учуять.

     Явился рыцарь, разделся, сел к столу,  все  съел.  Покончил  с  ужином,

поднялся и говорит королевичу:

     - Ну, сын мой, я тобой доволен. Ты заслужил мою награду. Будет от  меня

тебе добрая память на всю жизнь! А потом к отцу отвезу.

     Вскочили оба на крылатого коня и летели долго-долго, до самого моря. На

берегу конь остановился и рыцарь с королевичем спешились. Достает рыцарь три

дуката и бросает в море, а королевичу велит  за  ними  прыгнуть  и  принести

дукаты обратно. Королевич глядит на рыцаря, уж не  насмехается  ли  тот  над

ним, не шутку  ли  шутит?  Нет,  рыцарь  не  шутил.  Увидал,  что  королевич

колеблется, выхватил меч из ножен, над головой  королевича  крутит,  вот-вот

голова с плеч слетит! В море ли королевичу тонуть, от меча ли  погибать,  не

все ль одно?

     Пришлось королевичу в море кидаться. Только воды коснулся,  вода  перед

ним расступилась. Вокруг волна бушует, а где королевич шаг шагнет, там  море

расступается. Нашел он три дуката, на берег вынес.

     - Вот видишь, - хвалит его рыцарь, - а ты боялся! С этого часа  станешь

ты рыцарем - Воды повелителем. Где бы ты с врагом не бился, ты  сквозь  воду

пройдешь, а враг в воде погибнет. Это тебе  мой  дар  на  память!  А  теперь

поедем к твоему отцу.

     Прибыли они в королевский дворец, все  им  навстречу  бегут,  радуются,

король не знает, как его за сыновей благодарить.

     - Не велика заслуга, - отвечает рыцарь скромно, - а  если  угодно,  дай

мне, король, и младшего на год в ученье.

     - Берите, берите, - отвечает король, - с превеликой радостью отдам  вам

негодника, может, вы из него человека сделаете!

     Не стал рыцарь вникать, чем младший сын отцу не угодил,  а  сказал  про

себя: - Может, он мне больше подойдет, чем те два.

     Вскочили они с  королевичем  на  крылатого  коня,  не  успел  королевич

оглянуться, а они уже во дворе рыцарского замка!

     Рыцарь повел королевича в замок, стал по богатым покоям водить, красоту

да богатство показывать.

     - А теперь, сын мой, - говорит королевичу рыцарь, -  можешь  ничего  не

делать, только любуйся этой красотой, да забавляйся. Одно лишь велю: к концу

года готовь такой ужин, чтоб я его за две версты учуял. Коли  мое  повеленье

исполнишь, награжу тебя - не чета твоим братьям!

     Сказал, вскочил на коня и исчез.

     Год пролетел, как один денек, вот он и  на  исходе.  Засучил  королевич

рукава и принялся ужин стряпать.

     Рыцарь во дворе доспехами громыхает,  а  стол  уже  для  ужина  накрыт.

Входит рыцарь в покои, еще в дверях  королевича  нахваливает,  -  в  двух  с

половиной верстах, - говорит, - добрым ужином пахло!

     Уселся рыцарь за стол и  подобрал  все  до  последней  крошки!  Маковой

росинки не оставил! А после ужина сказал королевичу:

     - Ну, такого ужина я еще не едал! Награжу тебя  за  него  по  заслугам!

Память тебе от меня будет вечная!

     Вскочили они оба на коня и полетели в  ту  сторону,  откуда  год  назад

явились.

     Летели, летели и  остановились  на  той  самой  лужайке,  где  когда-то

старший брат останавливался.

     Крылатый конь стоит печально, он-то знал, что сейчас произойдет! Рыцарь

с трудом опустился на землю, велел и королевичу спешиться. Тот  соскочил,  а

рыцарь ему и говорит:

     - Сын мой, дорогой! Стал я немощен, силы оставляют меня, я умираю и нет

у меня никого, кому б я мог оставить свой замок  да  богатство,  да  верного

моего коня! Все это я отдаю тебе, владей, будь всему хозяином и господином.

     Рыцарь повернулся к коню, похлопал по спине, велел новому  хозяину  так

же верно служить, как ему служал. И королевичу наказал:

     - С этим конем да с  моим  мечом,  (с  ним  я  ни  днем,  ни  ночью  не

раставался) станешь ты самым славным рыцарем, будешь всему  миру  защитой  и

все тебе подчиняться. Но смотри, коли у тебя этот меч  с  пояса  снимут,  ты

сразу в камень обратишься. Помни и будь осторожен!

     Договорил рыцарь, отстегнул меч и королевичу подал. Только  подал,  как

рухнул на землю и тут же дух испустил.

     Что мне делать? - отчаялся молодой рыцарь, - как его  похоронить,  коли

нет никакой помощи?

     Не хотелось ему домой в печали возвращаться, не хотелось горькую  весть

нести. Вскочил он на коня и поехал обратно в рыцарский замок. Привел людей и

с их помощью похоронил старого  рыцаря  на  красивом  лугу  под  раскидистым

деревом, что росло посредине. Потом молодой рыцарь отправил  людей  назад  и

приказал замок в добром порядке содержать до той поры, пока он не вернется.

     А сам домой, к отцу, полетел. Опустился во дворе -  дворец  от  грохота

вздрогнул! Отец и старшие братья выбегают. Поначалу отец  испугался,подумал,

что старый  рыцарь  один  воротился.  Поближе  подошел,  сына  увидал,  стал

спрашивать, где старый рыцарь, почему не явился?  Сын  отцу  все  рассказал.

Старик опечалился. И братья тоже. Но потом, когда узнали, что богатый  замок

к младшему брату перешел, озлились старшие братья.  Старый  король  поставил

всех трех сыновей перед собой и молвил:

     - А теперь, дети мои, покажите, чему вы  у  рыцаря  за  год  научились?

Старшие-то  не  хотели  показывать,  пока  меньшой   не   вернется.   Братья

сталиотговариваться, никому не охота первому начинать. Те двое  на  младшего

кивают.

     - Нет, - отвечает младший, - есть такое присловье - вперед старшего  не

суйся, - я уж лучше напоследок.

     Хочешь-не хочешь, пришлось самому старшему начинать:

     - Я - рыцарь-Всевид, приложу ухо к земле и все слышу, все вижу, что где

творится.

     Средний говорит:

     - А я рыцарь-Воды укротитель, - сквозь воду пройду, вода расступится, а

я по суху проберусь.

     И воскликнул тут меньшой:

     - Только-то и всего! А я - рыцарь Миру защита!

     Услыхали братья, еще пуще озлились! Готовы его на куски разорвать!

     Стали все три брата под отцовской крышей жить.

     Да только отцу младший сын всех милей. Старшие не могли того  стерпеть,

стали разрешенья просить, пойти по свету, своего счастья искать. Попрощались

с отцом-матерью, а на брата зло затаили. С тем и ушли.

     Поначалу только и было у них разговору, что  про  младшего  брата.  Все

судили да рядили, как бы ему радость и  счастье  испортить.  Шли  они,  шли,

подданные отцовские их встречали  приветливо,  и,  как  подобает,  оказывали

королевские почести,  а  как  стали  братья  к  границе  отцовских  владений

подходить, взяли с собой несколько здоровенных парней, чтоб на  чужой  земле

не бояться.

     Что ж, все вроде было хорошо, да не больно!

     Как попали они на чужие земли, вообразили, что коли они рыцари, им  все

нипочем, стали людей грабить да обижать. Идут, а за ними пепелища  остаются,

нищие да сироты плачут.

     Долго ли, коротко творили они разбой, а дошла  жалоба  до  короля,  что

этими  землями  владел.  Просят  подданные  себе  защиты,  а  разбойникам  -

наказанья. Король отдал приказ: готовить войско и разбойников схватить!

     Услыхали братья, что король на них  большое  войско  посылает.  Средний

брат старшего к реке ведет, велит на берегу  стоять.  А  тут  и  королевское

войско подоспело. Солдаты думают: "Куда им против нашей силы, мы их сейчас в

воду покидаем!

     Но как до дела дошло, все иначе обернулось:  братья  с  разбойниками  в

реку спрыгнули и перешли ее, словно по суху, солдаты увидали и за  ними,  но

вода стояла глубокая и все утонули.

     А братья на берегу стоят потешаются. Да счастье-то ведь переменчиво!

     Шлет король другое войско. Стали братья деревню разорять. А солдаты  ее

со всех сторон окружили, всех разбойников похватали,  ни  один  не  ушел.  К

королю ведут, а братьев впереди всех толкают.

     Увидал их король, спрашивает,  кто  такие,  да  откуда.  Они  отвечают:

"Такого-то, мол, короля, сыновья, ходим счастье ищем .

     - Таким манером счастья не сыщешь! - вскричал разгневанный король. - Не

верю я, чтоб королевские дети такие безобразия творили! На вас  поглядеть  -

сразу видно - разбойники вы и душегубы! - В заточенье их!

     - приказал король. - А потом, когда свершим над ними суд, -  казним!  В

ту ночь, после того дня, приснился к утру их отцу  страшный  сон.  Все,  что

наяву с его детьми стало, все ему во сне привиделось. Вскочил он на ноги и к

младшему сыну побежал. Младший еще крепким сном спал. Подходит король к  его

постели,  а  тот  во  сне  зубами  скрипит.  Разбудил  его  отец,  стал  сон

рассказывать, а сын говорит:

     - И я, батюшка, тот же сон видел, сомненья  нет,  все  правда.  Значит,

пора мне в путь собираться и несчастных братьев вызволять!

     Жалко отцу последнего сына от себя отпускать, тревожится, как бы с  ним

беды не стряслось. Но тот на своем стоит, велит крылатого коня седлать,  сам

в дорогу собирается.

     Послышался  во  дворе  конский  топот.  Отец  заплакал,  стал  с  сыном

прощаться.

     - Отец, дорогой, - успокаивал его сын, - вы  за  меня  не  тревожьтесь.

Пока этот меч на моем поясе звенит, никто меня и пальцем не тронет.

     Сказал, вскочил на коня и полетел, как стрела  из  лука.  Без  задержки

добрался до тех земель, где его братья в башне сидели.

     В город въехал, видит на площади народу тьма-тьмущая, посредине  король

восседает, по бокам - братья стоят, возле них  -  палач.  "Плохо  дело  ,  -

подумал он, - пришпорил коня и, словно с  неба  свалился,  -  предстал  пред

королевские очи. Братья его сразу узнали, веселее глядят.

     Молодой рыцарь учтиво королю поклонился, стал за братьев просить,  чтоб

простил их король и жизнь даровал.

     - Кабы пришли твои братья ко мне по-рыцарски да по-королевски, как  ты,

я б их по-иному принял. Да только они у меня  столько  людей  побили,  такой

разбой учинили, что лишь смерти и заслуживают! - ответствовал король.

     - Твои потери втрое возместятся, только даруй  моим  братьям  жизнь!  -

говорит рыцарь.

     - Нет, - кричит разгневавшись король, - не можешь ты меня принудить,  а

за твою дерзость, велю я их казнить немедля!

     Услыхал такую речь молодой рыцарь,  повернул  коня  и  взмахнул  мечом.

Полетели тут солдатские головы, одна за другой и никто не  осмелился  против

него пойти.

     - Хватит, хватит! - вскричал перепуганный король.

     Отпустил братьев, а молодого рыцаря любезно в свой дворец пригласил  на

богатый пир да забаву.  Старшие  братья  позабыли  про  страх  и  веселились

напропалую.

     Кончилось веселье и братья, распростившись с королем,  покинули  город.

Стал младший у старших спрашивать, хотят ли они его во всем слушаться и  его

советы принимать? Желают ли дальше под его охраной  вместе  идти  и  счастье

искать? Братья, побывав в переделке, поумнели. Бросились на колени, клянутся

почитать его, как отца родного и его добрым советам вечно следовать.

     - Быть по сему! - отвечал младший брат. - Идите со мной!

     Собрались  они  и  все  вместе  отправились  по   славным   городам   и

королевствам. Идут, никому обиды не чинят, и везде их с  почетом  встречают.

Творят братья людям добро, а особенно младший старается, где пройдет,  всюду

по себе добрую память оставляет, славными и геройскими делами.

     Обошли они немало земель и  попали,  наконец,  в  королевскую  столицу.

Глядят, диву даются! Весь город  черным  обтянут.  Добрались  до  постоялого

двора, у  хозяина  спрашивают,  почему  это  весь  город  в  трауре?  Хозяин

отвечает, что неподалеку от города поселился дракон о трех головах и  каждую

неделю отдают ему на съедение то юношу, то девушку. А  нынче  утром  подошла

очередь королевской дочери, которую все любят за ее красоту и  доброту.  Вот

почему повсюду траур.

     - Коли так, - говорит на это молодой рыцарь,  -  ступайте  к  королю  и

доложите, что сидит, де, у вас молодец и  берется  он  избавить  королевскую

дочь от дракона-людоеда!

     - Не хвались, - послышался тут из толпы голос,  -  были  у  нас  рыцари

нехуже тебя, бились с драконом, чтоб принцессу в жены заполучить,  да  никто

живым не вернулся, все там остались!

     - Ступайте, ступайте, - говорит рыцарь, - скажите, что нашелся еще один

и рад бы за принцессу голову сложить, да смерти не боится, знает, что победа

у него в руках!

     Нашлись за приличное вознаграждение  желающие  и  сообщили  королю  эту

новость, а вскоре возвратились  с  ответом,  что  король  и  его  дочь  рады

приветствовать в своем дворце храброго рыцаря. Просят, мол, пожаловать.

     Молодой рыцарь вскочил на коня и полетел во дворец. Король с дочерью  и

придворные вышли ему навстречу. Все и даже сам король любовались красотой  и

статью рыцаря, и его платьем, что сидело на нем, как влитое. Король потчевал

его добрыми блюдами, ублажал как мог и оставил ночевать.

     Как солнышко взошло, стали принцессу в карету сажать, а она от великого

страха без памяти свалилась!

     Рыцарь впереди несется на своем верном коне, король с  народом  за  ним

идет. Около  часовенки  карета  остановилась.  Принцесса  в  часовню  вошла,

отважный рыцарь рядом прохаживается, король с народом издали глядит,  что-то

будет.

     И вдруг послышался страшный рев. Откуда ни возьмись дракон летит  прямо

к часовне, пламя из пасти вырывается. Летит принюхивается, на  рыцаря  и  не

смотрит. Огляделся дракон, взмыл  под  облака,  сорвал  с  часовенки  крышу,

вот-вот внутрь ринется. Тут рыцарь как закричит громовым голосом:

     - Эй, тебе что тут надобно!?

     - Это тебе что надобно, земной червь! - взревел дракон, - я беру  свое,

что мне положено, а тебе до того дела нет.

     - Нет здесь ничего твоего и не будет!  -  отвечает  рыцарь.  -  А  коли

хочешь получить - давай бороться!

     Обхватил дракон рыцаря  и  по  щиколотку  в  землю  вогнал,  но  рыцарь

выскочил, достал свой меч и снес дракону одну  голову.  Рассвирепел  дракон,

стал огнем плеваться. Принцесса рыцарю снадобьем раны лечит.  Видит  дракон,

что рыцарю огонь не страшен, хватает его и по колено в землю вгоняет. Рыцарь

выскочил, за меч схватился и вторую голову дракону снес.

     Все  вокруг  ликуют,  многие  рыцарю  свою  помощь  предлагают,  но  он

отказывается. Усталый дракон хотел немного отдохнуть,  но  рыцарь  решил  не

ждать, пока тот в себя придет и силы к нему вернутся.  Схватил  меч  и  снес

третью драконью голову, а самого изрубил на мелкие части!

     Прибежал король и все остальные, победителя приветствуют, а  принцесса,

сама не своя от радости, из часовни выходит и благодарит спасителя.

     С великими почестями вернулся рыцарь в город. Там уже вместо траура  на

домах цветы и гирлянды красуются. Всюду только и  разговору  что  о  рыцаре.

Люди теснятся, чтобы на рыцаря хоть одним глазком взглянуть. Во  дворце  пир

готовят. Гости за стол усаживаются. Во главе стола короля с рыцарем  сажают,

а рядом с рыцарем - принцессу в розовом платье. Все пьют да едят,  а  король

поднимается и говорит:

     - Дорогие  гости!  Нет  того  на  свете,  чем  бы  мы  храброго  рыцаря

отблагодарить могли. И я тоже не в силах воздать ему  по  заслугам.  Нету  у

меня сына и некому мне свое королевство оставить. От всей души  желаю,  чтоб

рыцарь, коли он того пожелает, сел на мой трон,  дочь  мою  в  жены  взял  и

счастливо правил страной. Я знаю, он-то избавит страну от любой напасти!

     Рыцарь об этом уже думал и советовался со своим конем, как быть, потому

что хотел наш рыцарь себе в жены такуя девицу взять,  чтоб  не  было  у  неё

никакого изъяна. Эта принцесса была собой очень мила: глазки черненькие, как

вишенки, щечки, словно две розы цветут, но углядел рыцарь у ней  бородавочку

на правой руке! И решил,  что  принцесса  подойдет  в  жены  разве  что  его

старшему брату.

     Поднимается он и говорит королю с поклоном:

     - Я бы с радостью вашу королевскую волю исполнил, да молод еще. Надобно

мне по белу свету погулять, чтоб честь такую добрыми  делами  заслужить.  Но

есть у меня два старших брата, вместе со мной путями-дорогами ходят, счастья

ищут. Если король не против, хоть один, хоть другой могут здесь свое счастье

найти.

     Король охотно  согласился,  велел  братьев  звать.  Старший  брат  свое

согласье дал и вскоре во дворце сыграли богатую свадьбу.

     После свадьбы отводит рыцарь своего старшего брата в сторонку  и  совет

дает, как дальше жить, чтоб счастья добиться. Тот выслушал  и  пообещал  все

исполнить. И еще напомнил младший старшему - коль услышит он,  что  младшему

опасность грозит, чтоб немедля на помощь спешил.

     Стали средний с младшим в путь собираться, распростились  с  королем  и

принцессой. Она их  со  слезами  проводила.  Вскочили  на  быстрых  коней  и

пустились в путь-дорогу.

     Добрались до чужой страны и не  задерживаясь  поскакали  в  королевскую

столицу. Еще издалека увидали они высокие башни и королевский дворец. Только

странно - на башнях и на стенах - черные полотнища висят.

     - Что за напасть? - спрашивают они у трактирщика, - почему весь город в

трауре?

     - Ах, беда у  нас  великая!  -  отвечает  трактирщик.  -  Возле  города

шестиглавый дракон поселился, - каждую неделю отдает  ему  город  насъедение

молодых людей, то юношу,  то  девушку.  Подошла  нынче  очередь  королевской

дочери, завтра ее к дракону поведут. Вот почему в городе траур.

     Говорит тут младший брат трактирщику, чтоб бежал  немедля  к  королю  и

передал, что явился, мол, рыцарь и берется его дочь из беды вызволить.

     Эх, господин, -  махнул  рукой  трактирщик,  -  не  ты  первый,  не  ты

последний! Много тут рыцарей побывало, много их билось с чудовищем, да никто

живым не вернулся! Но коли такова твоя воля, я охотно королю доложу!

     Услыхал король - велит рыцаря поскорее к себе звать. Кидается к нему на

шею, как родного сына обнимает, во дворце остаться  просит.  Принцесса  тоже

повеселела, когда рыцарь обещал, что ни один волосок с её головы не упадет.

     Только забрезжил рассвет, как отвезли  принцессу  в  часовенку.  Рыцарь

перед часовней ходит. Поодаль народ толпится, смотрит, чем дело кончится.

     Тут со страшным ревом дракон прилетел,  сорвал  с  часовни  крышу  и  в

сторону отшвырнул.

     А рыцарь ему кричит:

     - Чего тебе там надобно? Дракон оборачивается и ревет:

     - Свое беру!

     - Нет, не твое и твоим вовеки не будет! - отвечает  рыцарь.  Завязалась

между ними драка великая. Рыцарь выхватывает меч и однимударом три головы  с

дракона снимает. Разозлился дракон, как  швырнет  рыцаря,  тот  в  землю  по

колено вошел. Но тут же выбрался и отсек дракону остальные три головы.

     Народ  ликует,  с  песнями  провожает  рыцаря  с  принцессой  в  город.

Добрались  до  дворца,  а  король-отец  ума  не   приложит,   как   храбреца

благодарить!  Велит  застолье  собирать,  гостей  со   всех   краев   звать.

Попили-поели, тут король со своего места поднимается и говорит:

     - Гости дорогие! Нету у меня таких сокровищ, чтоб отблагодарить  рыцаря

за  его  отвагу.  Я  уже  стар,  самое  дорогое  мое  сокровище,  дочь   моя

единственная. За великое счастье сочту, коли рыцарь на дочери моей женится и

мое место на троне займет.

     Рыцарь почтительно королю поклонился  и,  отговорившись  молодостью  да

неопытностью, да дорогой дальней, предложил королю, коль тот  не  против,  в

зятья своего брата.

     - Коли не ты, то пускай твой брат! Одна кровь, один род! - ответствовал

король.

     Позвали среднего брата. И отдал старый король свою дочь ему в  жены  да

королевскую корону впридачу.

     Отшумела  свадьба  и  наш  рыцарь   снова   в   путь-дорогу   собрался,

распростившись с королем и принцессой. Брату напоследок совет  дал,  что  да

как делать. Тот не перечил, со всем согласился. Вскочил рыцарь  на  быстрого

коня и один-одинешенек полетел дальше.

     Прибыл он в третье королевство. Остановился верный конь,  велит  рыцарю

королевскую дочь в жены взять:

     - Нету, - говорит, - в целом мире  принцессы  прекраснее,  ищи  не  ищи

нигде не найдешь!

     Добрались они до королевской столицы, а в столице всё, как и  в  других

столицах, где они побывали,  всё  в  трауре.  Узнал  рыцарь,  что  поселился

по-соседству девятиголовый дракон, молодых людей пожирает, нынче дошел черед

и до королевской дочери.

     Рыцарь немедля велит о себе королю доложить и тот его  тут  же  к  себе

требует. Рыцарь ему все про себя рассказал и надежду  высказал,  что  и  это

чудовище он одолеет.

     На другое утро, еще и солнце не взошло, отвезли  принцессу  в  часовню.

Рыцарь неподалеку прохаживается. Народ издали глядит.

     Вдруг  дракон  со  страшным  ревом  налетает,  вот-вот   на   принцессу

накинется. Но тут рыцарь к нему подоспел,  одним  махом  шесть  голов  снес.

Дракон взвыл и всадил  рыцаря  по  самый  пояс  в  землю.  Рыцарь  из  земли

выкарабкивается, а дракон его  огнем  из  пасти  поливает.  Рыцарь,  недолго

думая, снес чудовищу последние три головы. Народ ему  славу  кричит,  король

обнимает и от великой радости не знает, как благодарить. После  пира  сказал

король, что готов отдать ему и дочь и королевство!  Рыцарь  обрадовался,  он

знал, что краше принцессы нет в целом свете, и сказал, что согласен.

     Король без промедленья со своей головы корону снял и на  голову  рыцаря

надел. Свадьбу сыграли такую, что и описать невозможно!

     Прибыли в гости к младшему и старшие братья. Они его счастью радовались

и обещали во всем слушаться.

     Отгуляли свадьбу, гости по домам разъехались и рыцарь с  молодой  женой

зажили в радости и согласии.

     Но недолго длились счастливые денечки. Затаил  один  старый  колдун  на

принцессу зло - сватался он к ней, а она  отказала.  И  вот,  гуляла  как-то

принцесса одна по садику, колдун подкрался, схватил ее и к себе уволок.

     Ждут принцессу с прогулки, а она все нейдет да нейдет. Зовут,  ищут,  а

принцесса исчезла, словно никогда ее и не было.

     Загрустил рыцарь, побрел к своему коню, жалуется. А конь уже все  знает

и говорит хозяину:

     - Не горюй, постараемся ее вызволить!

     Объявил рыцарь старому королю, что едет принцессу искать и до  тех  пор

не вернется, покуда не найдет, пусть ему это хоть жизни стоит.

     Старый король его спачала отговаривал, коли дочери нет, пусть хоть зять

с ним останется. Но рыцарь время зря терять  не  стал,  собрался  в  дорогу,

простился со старым королем и с народом. Подданные, прослышав, что рыцарь их

покидает, плакали, как дети, ибо любили его и уважали. Сел рыцарь на  своего

крылатого коня и пустился, куда глаза глядят.

     Едет он, молчаливый да печальный. А конь ему и говорит: -  Коли  будешь

моих советов слушаться, счастье к тебе возвратится и жену свою вернешь!

     - Ах, - вздохнул рыцарь, - мне ведь только того и надо, ради нее  я  на

любые испытания готов.

     - Ну коли так, - отвечает  конь,  -  слушай:  поедем  мы  сейчас  через

большой луг, на лугу том одно-разъединое грушевое дерево стоит  с  душистыми

плодами. Но не вздумай до тех плодов дотрагиваться, и не груша это вовсе,  а

старая ведьма. Как только  ты  к  плоду  притронешься,  сам  немедля  грушей

станешь. Потом мы подъедем к душистой яблоне,  яблоки  тоже  не  тронь.  Это

вторая ведьма, она тебя тут же в яблоко превратит. Перетерпи, не ешь с  этих

деревьев плодов. Наконец, доберемся мы до колодца, ты пить захочешь,  но  не

вздумай из колодца пить, а  возьми  свой  меч  да  изруби  колодец!  Это  не

колодец, а всем ведьмам ведьма, тех двух - родная мать. Коли все  исполнишь,

мы счастливо своей цели достигнем, коли нет - навеки в несчастьи останешься.

     Ладно, едут они дальше. Добрались до  большого-пребольшого  того  луга,

где груша стоит. Сладкий запах так рыцарю в нос  и  бьет.  У  рыцаря  слюнки

текут, но он спелых груш не трогает. Ехали-ехали. Вот и яблоня  перед  ними,

аромат от нее еще слаще. Рыцарь к яблокам тянется, еле сдерживается, вот-вот

сорвет яблочко  невиданной  красоты!  Да,  к  счастью,  вспомнил,  что  конь

наказывал, и дальше поехал.

      Таким ты мне нравишься, - похвалил его  конь,  -  еще  одно  искушенье

преодолеешь, как я сказал, - и все будет хорошо!

     Но тут пришла беда. Рыцарь еще  по  дороге  жаловался,  что  жажда  его

сморила, чуть не насмерть. Только они к колодцу приблизились, рыцарь с  коня

соскочил и прямо к воде, вот-вот напьется. Увидал это конь, бросил рыцаря  и

прочь помчался.

     Рыцарь увидал такое дело, на  ноги  вскочил,  кричит,  зовет.  Вернулся

конь, стал ему выговаривать, почему колодец по его веленью мечом не изрубил.

     Сел рыцарь на коня и печально продолжал свой путь.  Оглянулся  назад  -

нет больше ни груши, ни яблони, ни колодца.  Ведьмы  снова  ведьмами  стали,

путников преследуют, шепчут в спину:

     - Мы  -  великие  колдуньи,  но  у  рыцаря   советчик   помудрее   нас!

Пошушукались и пропали!

     Поблагодарил рыцарь коня, что от беды спас и впредь обещал его во  всем

слушаться.

     Миновали они большой луг и приехали в зеленый  лес,  там  росли  лесные

плоды и текла чистая вода. Поели, напились ключевой воды и снова в путь.

     Вскоре добрались наши путники до  высоких  скалистых  гор  с  глубокими

расселинами. Жутко им стало, ведь кругом ни одной живой души.

     Подъезжает рыцарь к отвесной  скале.  До  чего  ж  огромная!  Поднимает

голову, а на самой вершине - могучая крепость  стоит.  "Что  там?  -  думает

рыцарь. - Уж не ведьмы ль поселились? Будь что будет! Все равно туда поеду.

     Нашли дорогу. Добрались до вершины, вот уже у ворот стоят. Стоят,  диву

даются: вокруг гробовая тишина, никто  их  не  встречает,  нигде  никого  не

видать. Конь прямо в конюшню побежал, а рыцарь огляделся и вверх по лестнице

пошел. Отворяет одни двери - тишина, отворяет другие, третьи- никого.  Дошел

до одиннадцатой - нигде никого. Решил было, рыцарь, что попали они к ведьмам

в гнездо, да отворил двенадцатую дверь - видит седой старичок сидит,  рыцаря

такими словами встречает:

     - Я тебе рад!  Наконец-то  человек  появился.  Теперь  я  могу  умереть

спокойно.

     Стал старичок у рыцаря спрашивать, кто да откуда, да зачем явился.  Тот

ему все по порядку рассказал и про свою беду и почему по свету бродит.

     - Зря ищешь, - закручинился старичок, - все  напрасно!  Твоя  жена  так

запрятана, что ты ее никогда не найдешь. Я тебе хороший совет дам: оставайся

у меня! Будешь жить спокойно и замок тебе останется. Я долго ждал  отважного

человека, чтобы оставить ему все мои сокровища!

     - Нет, не по душе мне такое безлюдье, - ответствовал ему рыцарь.  -  Не

могу я в одиночестве жить, я к людям привык. Что задумал - того  добьюсь,  и

покуда есть у меня силы, стану искать свою любимую  жену.  Коли  найду-  мое

счастье, коли нет - будь что будет! А ты лучше собери меня в дорогу, чтобы я

попал поскорее туда, где ее скрывают!

     - Ну, воля твоя, - молвил старичок, - но я могу  наперед  сказать,  что

тебя ожидает в будущем: спустишься в долину, там  лужайку  найдешь,  на  той

лужайке одни только гады  ползучие.  Два  самых  больших  на  тебя  кинутся,

остальные не тронут. Иди на них смело и своим  мечом  разруби  тех  больших,

остальных только острием коснись и увидишь,  что  станет.  Минуешь  лужайку,

выйдешь ко второй долине. Пройдешь долиной, увидишь горы - езжай дальше,  не

останавливайся! Дойдешь до высокой скалы, остановись  и  поста-райся  внутрь

забраться, там твоя жена живет. Только знай,  тут  тебя  смерть  ожидает!  А

теперь давай простимся, я хочу умереть на твоих руках, ведь больше  сюда  ни

один человек не доберется!

     Сказал и дух испустил.

     Взял рыцарь недвижимое тело, положил  посреди  самой  большой  комнаты,

вокруг свечи зажег и саблю сбоку пристроил. А сам отправился к своему  коню.

Все ему доложил. Выслушал конь его  рассказ  и  снова  пустились  онидальний

путь. Миновали долину, оказались на лужайке, про которую  старичок  говорил.

Тут на них два гада накинулись. Рыцарь рассек их своим мечом, а салом себя и

коня натер. Не успел закончить, как два гада в двух принцев превратились,  и

вскричали:

     - Слава храброму рыцарю, мира защитнику! Слава!

     Чем дальше они ехали, тем больше гадов на них нападало, но едва  рыцарь

к ним прикасался, они превращались в людей, так и ожила заклятая долина. Тут

подходят к нему два принца со  своими  подданными  и  клятву  дают  верой  и

правдой ему вечно служить.

     И вторую долину рыцарь счастливо миновал и попали они, наконец,  к  той

скале, где жила в заточеньи его жена.

     Посмотрел рыцарь на скалу и головой поник! Невозможно  на  эту  вершину

взобраться. Ждал-ждал он до самого вечера, не  выглянет  ли  его  милая!  Но

напрасно!

     Тут ему конь говорит:

     - У этой скалы заночуем, я буду всю ночь пастись, а  тебе  дам  в  руки

свою уздечку, коли я тебе понадоблюсь, дёрни за уздечку, я тотчас же явлюсь!

А ты спать ложись и все, что во сне увидишь - запоминай! Приснится тебе, что

в руке у тебя мушиное крыло. Держи его  крепко,  а  как  проснешься,  скажи:

"Хочу стать маленьким, как муха, пусть у меня вырастут крылья!  Превратишься

в муху и лети на эту скалу! Там найдешь лаз, через этот  лаз  проберешься  к

дверям, сквозь замочную скважину проникнешь в  первые,  а  потом  во  вторые

покои, но тут смотри будь на чеку!

     Как конь говорил, так и случилось. Конь стал пастись,  а  рыцарь  спать

лег. Чуть свет проснулся, вспомнил свой сон,  взглянул  на  руку,  а  в  ней

крылышко! Рыцарь крылышко крепко держит и говорит:

     Хочу стать с муху величиной, да чтоб крылья у меня выросли!

     И сразу же стал с муху величиной! Полетел он вверх, пробрался к  дверям

и   через   замочную   скважину   проник   в    покои,    а    там    ведьмы

толпятсявидимо-невидимо! Он над их головами к другим  дверям  пролетел  и  в

замочную  скважину  юркнул.  Услыхали  ведьмы  шум,   начали   между   собой

переговариваться:

     - Мы, великие ведьмы, но у этого рыцаря есть советчик сильнее и  хитрее

нас! Что-то зашумело, вроде муха пролетела, мы такой никогда не  видали,  не

слыхали. Лучше нам, сестры, по добру, по здорову восвояси убраться,  как  бы

чего не вышло!

     Собрались и поспешили прочь.

     Рыцарь тут же из мухи в человека превратился и встал перед женой! А  та

его сына нянчит. Увидела мужа, глазам своим не верит. Стали они  радоваться,

обниматься-целоваться, а потом жена мужа спрашивает, как он  жил-поживал,  и

как сюда попал.

     Рыцарь ей все про себя рассказал.

     - Это все хорошо, -  говорит  жена,  но  теперь  тебе  грозит  страшная

опасность. Скоро явится колдун и тебя уничтожит!

     - Ну, мы еще поглядим, кто-кого! - успокоил ее рыцарь. - Ведь мы теперь

вместе! А как тебя из беды вызволить - это уже моя забота!

     Но нелегка была задача!  Сам-то  рыцарь,  превратившись  в  муху,  вниз

спустится, а вот жена с младенцем на руках - они-то как? Стал он  ступени  в

скале прорубать, вдруг видит - девушка сидит, горько  плачет  и  просит  ее,

сироту, на службу взять. Рыцарь у  жены  спрашивает,  не  нужна  ль  няня  к

ребенку.

     - Нужна-то нужна, - отвечает жена, - да эту девицу  брать  не  вздумай,

ведь это ведьма, она тебя погубит.

     Но рыцарь жену не послушал, подхватил девушку и наверх отнес. Жена мужу

говорит, чтоб был осторожней, не миновать, мол, теперь  беды.  А  рыцарь  ее

речам не внемлет, свое дело делает, надеется поскорее домой вернуться.

     Он-то надеялся, но все  по-другому  было!  Уснул  рыцарь  после  тяжкой

работы молодецким сном. Выстрели над ухом, не проснется! А  ведьма  увидала,

что все спят, подкралась  к  рыцарю,  меч  его  отвязала  и  рыцарь  тут  же

окаменел!

     Только ведьме ее злодейство удалось, она прочь кинулась, тут  к  ней  и

остальные ведьмы собрались. Радуются, визжат.

     - Наконец-то! - кричит самая старшая. - Теперь, что захотим, то и будем

делать, пока старик не вернется. А потом дальше полетим! Сестры - за мной!

     - Нет, постойте, погодите немножко,  -  говорит  младшая,  -  куда  меч

девать? Надо так его запрятать, чтоб он никогда больше человеку  в  руки  не

попал!

     И решили ведьмы волшебный меч в море бросить, чтобы навеки  от  людских

глаз скрыть. Зашвырнули его в море прямо со скалы.

     Вот и пришел конец храброму рыцарю. Кто теперь будет добро творить?  За

бедных заступаться?

     А старший  брат  тем  временем  тревожится,  то  и  дело  ухо  к  земле

прикладывает, знать хочет, где младший, что с ним,  не  стряслась  ли  какая

беда ?

     Приложил он в последний раз ухо к земле  и  загоревал,  увидал-услыхал,

что брат его на скале мертвый лежит, а  меч  его  в  море  сброшен.  Он  все

рассказал своей жене и придворным и велел готовиться в путь: "Пойдем к брату

на помощь!

     Только рассвело, а старший брат с войском уже  коней  веселит.  Дорогой

решил старший брат к среднему заглянуть, с собой позвать, ведь без  среднего

им моря не одолеть! Средний не заставил себя долго просить, вскочил на  коня

и поскакали они к младшему на помощь.

     Вскоре добрались они до моря, где меч лежал,  море  было  красным,  как

кровь от того меча, что столько крови пролил. Средний брат в  воду  кинулся,

вода перед ним расступилась, стал он меч искать. Долго искал, наконец, нашел

и на берег вынес.

     - Теперь скорее к брату, - сказал старший.

     Прискакали они к скале, впереди два брата, за ними войско. Братья совет

держат, как ведьмам отомстить. Ринулись они  в  покои  и  давай  ненавистных

злодеек волшебным мечом рубить. Покончили с нечистью  и  в  следующие  покои

пошли, а там молодая жена сидит, над окаменевшим мужем плачет. Средний  брат

младшему меч к поясу пристегнул, тот очнулся и говорит:

     - Ох, как долго я спал!

     - Нет, брат, ты не спал, и кабы не мы, спать бы тебе вечным сном! Обнял

рыцарь братьев, стал благодарить, что они его не позабыли.  Потомпотянул  за

уздечку и его окаменевший конь ожил, и  с  веселым  ржаньем  появился  перед

хозяином. Рыцарь вскочил на коня, посадил на него и жену с сыном. Братья  на

своих коней взобрались. Вдруг летит старый колдун и ревет страшным голосом:

     - Как вы посмели сюда явиться? Стойте! Снимите принцессу с коня!

     - Вот я тебе сейчас покажу! - отвечает ему рыцарь.

     Спрыгнул с коня, выхватил из-за пояса  свой  меч  и  одним  махом  снес

колдуну голову!

     И отправились братья все вместе домой. Созвали гостей и закатили  такой

пир, какого еще не было и уже не  будет.  Прибыл  на  пир  их  родной  отец,

радостный и счастливый. Понаехали короли, князья и рыцари со всего  света  и

все славили храброго  рыцаря.  А  он  поклялся,  что  всегда  будет  править

справедливо.

 

 

 

 

      Три розы

 

 

     Собирался как-то богатый купец за товарами в  далекие-предалекие  края,

за самое синее море.

     - Что вам, мои дорогие дочки, привезти? Выбирайте по душе!

     Две старшие стали сразу отца просить: та дорогое  платье,  эта  золотые

перстни, да такие, каких ни у кого больше нету.

     Только младшая, всегда тихая и кроткая, как овечка, и сейчас молчала.

     - А ты что ж? Проси и ты, - уговаривал ее отец.

     - Ах, дорогой мой батюшка, - отвечала она, - лишь  бы  вы  живы-здоровы

из-за моря вернулись, а больше мне ничего не надо!

     Но отец не отступался, все спрашивал, пока она не сказала:

     - Ну, если без того не обойтись, привезите мне три розы, что  на  одном

стебле распустились!

     Старшие сестры над ней насмехаются, говорят, что эдакую невидаль  можно

и дома найти! Но отец пообещал и стал с дочерьми прощаться.

     Удача сопутствовала купцу во всех заморских краях. Нагрузил он  корабли

дорогим  товаром  и  поплыл  к  родным  берегам.  Старшим  дочерям  он   вез

драгоценные подарки и всю дорогу с них глаз не спускал, чтоб, упаси бог,  не

попортить. И лишь то его печалило, что для самой младшей дочери  подарка  он

не нашел. Искал, искал, да так и не нашел. Видно, не  цветут  за  морем  три

розы на одном стебле.

     А дальше вот что было.

     Стали корабли к берегу подходить, вдруг налетела страшная буря. Корабли

с дорогим товаром разметало в щепы, а купца волны на голые скалы  выбросили.

Хорошо, что сил хватило на гору взобраться, не то волны смыли бы его обратно

в бурное море. Бродит он по голым скалам, а кругом ночь черная. Устал, с ног

валится. Тут молния  ему  путь  осветила  и  увидал  он  вдруг  перед  собой

покинутую крепость.

     "Будь, что будет, войду в нее, все равно погибать!

     Подошел к воротам - там стража стоит; он ждет,  что  его  окликнут,  но

стражники молчат; подошел поближе - ба! Да ведь они окаменели! Стал купец по

замку ходить. И там все пусто и всё окаменело. Везде темно, только  в  одной

комнате свет горит. Входит в комнату, там стол на одного  накрыт  и  постель

приготовлена. Вдруг что-то в окно как загремит:

     - Это тебе, усталый путник, поешь, попей и отдохни!

     Он озирается,  что  это?  Но  вокруг  снова  ни  звука,  тишина  царит.

Расхрабрился купец, попил-поел, лег и спокойно уснул.

     Солнышко уже весело заглядывало в окно, когда наш купец пробудился  ото

сна. Стол был опять  накрыт.  Он  закусил  и  решил  кого-нибудь  разыскать,

поблагодарить за гостеприимство. Но вокруг было пусто, как  и  прежде.  Лишь

раскинулся возле замка прекрасный цветущий сад. Купец в сад  спешит,  думает

там кого-нибудь найти, кто-то же за цветами  ухаживает!  Весь  сад  вдоль  и

поперек обошел - нигде ни души. Собрался  уходить,  вдруг  видит  перед  ним

великолепный розовый куст! Посреди куста ветка, на ветке на одном стебле три

розовых бутона вот-вот раскроются.

     - Три розы! Подарок моей младшей дочери! Коли суждено мне  домой  нищим

вернуться, пусть хоть ее желание исполнится! - воскликнул купец.

     И сорвал ветку с тремя бутонами.

     Вдруг кто-то за его спиной как загремит, как зарычит. Обернулся  купец-

чуть с ног не свалился со страху! Стоит там огромный  медведь  с  разверстой

пастью! Положил зверь лапу купцу на плечо и говорит:

     - Живым отсюда не уйдешь! Как ты посмел сорвать мои розы?  Перепуганный

купец кое-как объяснил, почему да зачем цветы сорвал.

     - Ну, коли у тебя есть дочь, - зарычал медведь, - я тебя живым  отпущу,

но с условием, что через неделю ты отдашь мне свою дочь в жени!

     Пришлось пообещать.

     Добрался наш купец до дому.

     Две старшие дочки на отца и глядеть не  хотят,  больно  нужен  им  этот

нищий с посохом; они ведь дорогих подарков  ждали,  а  остались  ни  с  чем.

Только младшая дочь обрадовалась, выбежала  отцу  навстречу,  обнимает  его,

целует и говорит:

     - Спасибо вам за розы, спасибо! Только самая для меня большая  радость,

что вы, батюшка, живым и здоровым домой вернулись! Не горюйте, что мы теперь

бедные! Не пропадем!

     Отец видит, что две старшие дочери на  него,  на  бедного,  косятся  да

сторонятся его. Вспомнил, что и младшую потерять суждено, так загрустил, что

и  описать  невозможно.  Чем  печальней  он  становился,  тем  младшая  дочь

ласковей. Все спрашивает, что с ним, просит не таить, рассказать, что у него

на сердце. А отец молчит, боится, что она  с  тоски  зачахнет,  как  узнает,

какому чудищу он ее пообещал. Но вот неделя к концу подходит,  надо  решать-

либо самому погибать, либо во всем дочери повиниться.  Рассказал  отец  все,

как было. А дочь ничуть не испугалась и говорит:

     - Ведь и медведь - живая душа! Моя вина, я у  вас  розу  просила!  Отец

немного успокоился. А две старших сестрицы всё  злорадствуют  данасмехаются:

"Допрыгалась, - говорят, - из-за какой-то дурацкой розочки!

     Младшая дочь внимания не обращает, помалкивает,  в  дорогу  собирается.

Привел ее отец в заколдованный замок. Ждет день,  ждет  два,  когда  медведь

появится, а медведя все нету. Пришлось дочку одну оставить. Ждет и она,  кто

ей встретится в пустом замке, а там все по ее  желанию  делается:  нигде  ни

одной живой души не видать, а что она ни задумает, тут  же  исполняется!  На

третий день пошла она в сад,  стала  вокруг  розового  куста  прогуливаться.

Вдруг грянул гром и возник перед нею страшенный  медведище.  Задрожала  паша

красавица. А медведь ей ласково говорит:

     Здравствуй, дорогая моя, здравствуй! Пойдешь ко мне жить? -  Отчего  же

не пойти, - отвечает она, - ведь и ты живая душа!

     Стал медведь с ней по саду гулять, любезную беседу вести. Но тут  опять

грянул гром и медведь исчез.

     Стала девушка каждый  день  с  медведем  по  саду  ходить,  и  сама  не

заметила, как к нему привыкла. Уже без него и жить не может.

     Что же дальше было?

     Пропал вдруг зверь, ни слуху о нем, ни духу. Девушка его ищет,  кличет,

да все напрасно, только горы эхом отзываются.  День  минул,  второй  прошел,

стала девушка тосковать. На третий задумала все  уголки  в  замке  облазить.

Обошла весь замок - одни каменные столбы. Обошла весь сад  -  одни  поникшие

цветы. Решила она к  розовому  кусту  подойти,  где  в  первый  раз  медведя

увидела. Подходит к розам, а там медведь лежит не дышит.

     - Ах, медведь, мой дорогой, что с тобой приключилось? Уж так ты мне мил

стал!

     Плачет девушка,  причитает.  Украсила  его  розами,  словно  покойника,

уходить собирается.

     - Нет, не уйду, поцелую его на прощанье, - сказала  она  сама  себе.  И

поцеловала.

     Тут грянул гром, вздрогнула земля, девушка от страха  глаза  зажмурила,

не знает, что делать. Открывает глаза - а перед ней прекрасный юноша стоит и

говорит такие слова:

     - Не бойся, моя милая, вот ты меня и освободила от злых чар.

     И все ей рассказал: как колдун превратил  его  в  медведя,  а  всё  его

королевство - в камень.

     Ожили  все  владенья  короля,  слуги   пришли   господина   и   госпожу

приветствовать.

     В богатой карете отправились король с королевой за стариком-отцом.  Как

он был счастлив, что все так хорошо обошлось! А старшие  сестры-гордячки  от

злости и зависти чуть не лопнули.

     И в ожившем замке на долгие годы воцарились веселье и радость.

 

 

 

 

      Заколдованный замок

 

 

     Ребятишки всегда к старшим пристают: "Расскажи, да расскажи  сказку!  И

старшие заводят: "Жил-был мальчик, он нашел ларчик. В том ларчикезайчик, а у

зайчика  хвостик,  во-от  такусенький!  И  покажут  мизинец,  а  потомсогнут

мизинец-то, покрутят перед носом и молчок! Ребятишки кричат:

     - А дальше? Ой, какая сказка короткая! Рассказчик отвечает:

     - Кабы у зайчика был не хвостик, а хвостище, то и сказка была бы  во-он

какая! Хвостик-то был такусенький (и опять мизинец перед носом крутит),  вот

и сказка малюсенькая!

     Дети опять за свое, просят и просят, до того привяжутся, что рассказчик

рукой махнет:

     - Так и быть! Слушайте!

     Ребята сидят тихо, как мышки, и слушают сказку до конца:

     - Были у отца три сына,  старший  выучился  на  столяра,  средний  стал

кузнецом, только младший никакому ремеслу обучен не был.

     Отправил  отец  всех  троих  по  белу  свету  ходить,  работу   искать.

Добралисьони до дремучего леса. Пока младший спал, два старших столковались,

младшего до нитки обобрали и скрылись. Ведь у него нет никакого  ремесла,  а

им его кормить неохота.

     Проснулся младший брат, видит, бросили его  братья  голого  да  босого.

Заплакал, как дитя малое, и решил обратно домой пробираться, чтобы с  голоду

не пропасть. Да заблудился. Плутал, плутал и вышел к какой-то избушке.

     - Э, была, не была, - подумал  он,  -  войду,  спрошу,  как  в  ближнюю

деревню пройти.

     Вошел, а тут два огромных пса выскакивают, ему дорогу загораживают, что

есть мочи лают, вот-вот разорвут, пройти не дают. Сел он,  сидит  не  дышит.

Псы притихли, хвостами  вертят.  Один  поближе  к  нему  подполз  и  говорит

человеческим голосом:

     - Эх, братец, братец, не знаешь ты, не  ведаешь,  что  мы  твои  родные

братья. Мы тебя обобрали и в глухом  лесу  бросили,  а  сами  заплутались  и

попали к Бабе-Яге, она нас прутиком стегнула и в  собак  превратила.  Смотри

хоть ты ей не поддавайся! Мы тебя к ней пропустим, а сами следом войдем.

     Входит младший брат в избу.

     Баба-Яга его встречает ласково,  обедать  сажает.  Накрывает  на  стол,

ставит миски, а сама бежит в кухню за похлебкой.

     - Из этой миски не ешь,  -  говорит  ему  старший  брат,  -  это  миска

поганая, мы из нее хлебаем.

     Схватил миску в лапы,  Бабе-Яге  подсунул,  а  брату  другую  поставил.

Баба-Яга ничего не заметила и поела  в  охотку  из  собачьей  плошки!  Потом

начала младшему брату  зубы  заговаривать,  а  сама  хочет  до  него  прутом

дотянуться. Но тот был парень не промах, выхватил у Бабы-Яги прут да ее же и

стукнул! Обратилась Баба-Яга в кошку, а он ей кричит:

     - Отвечай, Баба-Яга, как мне братьев от злых чар  освободить?  Баба-Яга

долго отказывалась, да  пришлось  покориться.  Велела  она  емупрут  толстым

концом от себя повернуть и три раза братьев им стукнуть. Он  так  и  сделал.

Стали братья снова людьми.

     Оставили они кошку-кошкой пускай себе мяучит - и прочь подались.  Долго

шли, никого не видали,  ничего  не  слыхали.  Вдруг  видят  на  голой  скале

заколдованный замок стоит. Не стали старшие братья в замок входить,  боятся,

как бы с ними опять чего не стряслось. Младший один пошел. Глядит, а  вокруг

замка город раскинулся. Только в том городе нет ни единой живой  души!  Весь

город обошел - так никого и не встретил. До самых крепостных ворот добрался.

А  там  два  железных  стража  стоят,  стоят  не  двигаются.   Ворота   сами

растворились, вошел Янко внутрь,  огляделся,  а  в  замке  тоже  пусто,  нет

никого. Расхрабрился Янко, хозяином по замку расхаживает.

     Видит - покои, в покоях стол на одного накрыт, а на столе  яства  самые

лучшие. Он сел и наелся досыта. В другие покои вошел, там постель  раскрыта.

Растянулся он на мягких  пуховиках  и  уснул.  Рано  утром  в  третьи  покои

двинулся. А там на столике серебряная  скрипка  лежит.  Схватил  он  в  руки

смычок и хоть никогда играть не учился, заставил скрипку петь, да  так,  что

любо слушать! На другой день в следующие покои пошел  и  нашел  там  золотую

сверкающую скрипку. На золотой скрипке еще лучше  заиграл.  На  третий  день

дальше  идет.  Находит  скрипку,  драгоценными  камнями  изукрашенную.   Кто

поглядит от блеска ослепнет. Заиграл Янко. Так играет, так играет -  мертвый

и тот в пляс пойдет!

     Ходит Янко по замку, в  какую  комнату  не  заглянет,  всюду  золото  и

драгоценности грудами свалены.

     Долго Янко в том замке  жил.  Но  вот  вечера  и  ночи  стали  темными,

длинными, загрустил он один в темных комнатах. Вдруг видит на столе восковая

свеча стоит! В руку толщиной, в два  локтя  длиной.  Только  зажег  онсвечу,

грохот послышался нестерпимый, это два стража от ворот идут, его спрашивают:

     - Чего желаете, ваша светлость?

     Янко испугался, задул свечу, стражи исчезли.

     Сообразил Янко в чем секрет! Зажег свечу и стражники снова тут как тут!

Стал их Янко расспрашивать, пока не дознался, что все вокруг заколдовано,  а

жизнь железных стражей от свеч зависит. Где бы Янко ни был, как только свечу

зажжет, они мигом возле него окажутся и все, что он пожелает- исполнят.

     На следующий день набил Янко золотом полные карманы, взял свечу и пошел

дальше счастья искать.

     Приходит  в  королевскую  столицу.  Там  король  живет,  а  у   короля-

дочь-красавица. Да вот беда - замуж ни за кого  идти  не  хочет.  Решил  тут

Янко: "Ну, погоди, пташка, быть тебе в клетке.

     Нанял себе неподалеку от королевского дворца дом  с  богатыми  покоями.

Вечером зажег восковую свечу, явились стражи. Он велит серебряную скрипку из

замка нести. Поутру заиграл, далеко слышно. Услыхала игру королевская дочка,

скрипку требует. Янко ей скрипку послал. На следующий день велит он  стражам

золотую скрипку нести. Встал у окна, взял скрипку  в  руки,  весь  народ  ко

дворцу сбежался, думали пожар, а это скрипка сверкает.

     Начал Янко играть, все музыку нахваливают, а сами на месте  устоять  не

могут, ноги так в пляс и просятся. Королевская дочка опять скрипку  требует.

Янко ей не отказывает, шлет скрипку в подарок. Она нарадоваться не  может  и

сама на скрипке играет.

     На третий вечер велит Янко стражам нести  ему  скрипку  с  драгоценными

камнями. Начал играть - все вокруг чуть не ослепли от блеска, а  от  веселой

музыки все в пляс пошли!

     Королевская дочка сама за этой скрипкой прибежала.

     - Умру, - говорит, - коли скрипку не получу! А Янко ей в ответ:

     - Ладно, получай! А замуж за меня пойдешь?

     - Ступай к отцу меня сватать, - крикнула красавица, - а там поглядим!

     - Схватила скрипку и домой побежала.

     Отправился Янко к королю. А король ему и говорит:

     - Коль ты такой хват, что моей  дочери  понравиться  сумел,  то  теперь

добудь себе королевство, чтоб  со  мной  в  богатстве  сравняться.  Тогда  и

свадьбу сыграем.

     Вернулся Янко, зажег свечу, явились железные стражи.

     - Что угодно, ваша светлость?

     - Что мне угодно? Да королевство! Иначе король свою дочку  за  меня  не

отдаст.

     - Королевство Заколдованного замка давно уже ваше.  Но  чтобы  снять  с

него злые чары, свеча должна догореть. Только  после  этого  мы  вам  больше

служить не  сможем.  Один  лишь  единственный  разочек,  да  и  то  в  самой

крайности! - ответили стражи.

     - Ну, за дело! - сказал Янко, - хочу, чтоб  королевство  Заколдованного

замка избавилось от злых чар, а королевская дочь стала моей женой!

     И зажег свечу. Догорела свеча до половины, очнулись от сна князья  и  к

Янко на поклон пришли. Остался от свечи огарок - явилось  войско,  послушное

его приказам. А как свеча догорела, народ повалил - Янко в короли просить.

     Стал Янко королем, королевскую дочь в жены взял и свадьбу сыграли.

     После свадьбы поехал Янко с женой в  свое  расколдованное  королевство.

Князей и войско вперед послал, чтобы его  встречали.  Добралась  королевская

карета до самых гор, вдруг откуда  ни  возьмись  два  разбойника  на  карету

кинулись, лихое дело замышляют. Вспомнил Янко про своих  верных  стражей.  А

они тут как тут! Давай разбойников колошматить! Вот это была драка!  Ведь  и

разбойники были парни хоть куда!  Схватились  молодцы  не  на  шутку,  никто

уступить не хочет! Вдруг с разбойников железные доспехи  свалились  и  узнал

Янко своих братьев.

     - Это вы, братцы? - крикнул Янко-король. И они его узнали.

     Тут и драке конец. Все угомонились, с ним пошли, служить ему стали.

     Пришли они все вместе в королевство, а там уже не  заколдованный  замок

стоит, а живые люди ходят и короля с королевой  встречают.  Замок  стал  еще

богаче. Янко все покои обошел и поселился с женой в самых лучших.

     Попировали на радостях! Может, он и сейчас еще той страной правит, коли

не помер.

 

 

 

 

      Чёрт-батрак

 

 

     Пошел бедный дровосек в лес. Захватил с собой последнюю горбушку  хлеба

в холщевой сумке. Вот и вся еда на целый день. Пришел, сумку на сук  повесил

и взялся за работу. Рубит деревья, пни колет, толстые дубы валит, аж пот  со

лба в три ручья льет.

     Откуда ни возьмись подобрался к сумке чертяка из  самой  преисподней  и

последнюю горбушку хлеба-то и стащил!

     Вернулся в ад и приятелям похваляется:

     - Глядите, этого хлеба должно было дровосеку на весь день хватить, а  я

стащил!

     - Что это там такое? - вмешался Сатана.

     А когда разобрался, в ярость пришел: как же можно  у  бедного  человека

последний кусок хлеба отбирать! Разозлился и вынес приговор  черту:  немедля

отправляться обратно и служить дровосеку целый год!

     На другой день бедолага-дровосек снова в лес собрался и уже совсем было

тяжелый топор на плечо взгромоздил, как вдруг  открывается  дверь  и  в  дом

вваливается здоровенный верзила.

     - Добрый день, хозяин! - говорит. - Может возьмете меня на службу?

     - Ах, сынок, да на что ты мне?  -  отвечает  дровосек.  -  Самому  есть

нечего, а по лавкам куча голодных ребятишек слезами обливается.

     - Возьмите! Не пожалеете! За службу я ничего не хочу,  а  вам  при  мне

хорошо будет.

     - Ну, тогда айда со мной лес рубить, коли тебе  так  уж  приспичило,  -

сказал дровосек и подал ему топор.

     Не прошло и трех дней, как лес, которого дровосеку и за  целый  год  не

вырубить, на земле лежал, ровными рядами уложенный. Пошли у  дровосека  дела

на лад. И ребятишки больше с голоду не плакали.

     - Ну, хозяин, - говорит батрак, - вы тут лес не спеша валите, а я пойду

куда-нибудь на молотьбу наймусь, чтобы у нас на зиму хлеба было вдосталь.

     - Ступай, - отвечает дровосек, - а я пока  лес  рубить  стану,  сколько

силы позволят.

     На одной огромной пустоши у богатого пана хозяйство было. Триста  скирд

хлеба в поле  стояло,  триста  откормленных  волов  да  триста  откормленных

боровов в  хлевах  лежало.  К  этому  пану  и  пришел  черт-батрак,  стал  в

молотильщики наниматься.

     - А где же твоя артель? - спросил пан.

     - Да вы о них не беспокойтесь! Дадите мне ваш хлеб обмолотить?

     - Отчего не дать! Только ведь не станешь же ты один молотить?

     - Один - не один - не все ли равно?

     - А сколько за работу возьмешь?

     - Ничего, лишь то, что на себе унесу, - отвечает батрак.

     "Делов-то, - подумал пан, - сколько он может унести? - и согласился.

     И вот близко к полуночи застучали у скирд три тысячи цепов:  тук,  тук,

тук, так, так, так! Тук,  тук,  тук,  так,  так,  так!  Это  черти  со  всей

преисподней сбежались товарищу помогать. К утру весь хлеб был уже обмолочен,

все зерно провеяно и в мешки ссыпано.

     Чуть свет является молотильщик к хозяину,  зовет  работу  принимать.  А

хозяин  только  диву  дается,  да  радуется  и  велит   молотильщику   взять

заработанное.

     Молотильщик  подставляет  свои  широченные  плечи,  и  панская   челядь

взваливает на него добрых десять мешков пшеницы.

     - Ну как, хватит с тебя? - спрашивает хозяин.

     - Да разве это много? - смеется молотильщик. - Кладите еще!  С  этим  я

еще и подскочить могу!

     Наложили ему на плечи все зерно.  У  хозяина  волосы  дыбом  встали  от

страха.

     - Ну, теперь хватит? - во второй раз  спрашивает,  а  молотильщик  знай

хохочет, мало, дескать.

     - Кладите, - говорит, - все, что у вас есть! Видите, и с этим грузом  я

могу подпрыгнуть, будто с пушинкой! -  И  взвалил  сотню  тучных  свиней  на

спину.

     - Ах, черт тебя побери, может хватит?

     А черт только смеется, подпрыгивает и  велит  подкладывать.  Хозяин  от

злости чуть не лопается, но знает, давши слово, держись!

     - Выпускайте сотню волов! - кричит он работникам. -  Уж  их-то  ему  не

унести!

     Но молотильщик и этих забрал и, захохотав в глаза взбешенному  хозяину,

припустился бегом к своему дровосеку.

     - Нате, получайте! - и скинул ношу у дровосека во дворе. -  Теперь  вам

голода бояться нечего, а я от вас уйду, потому что мой год истек. Да вы хоть

знаете, кто я? Помните, как у вас в лесу последний кусок хлеба исчез?

     Дровосек кивнул головой.

     - Помню, - говорит, - еще бы не помнить!

     - Так вот я - черт! Я хлеб у вас украл и в наказанье был послан  год  у

вас отслужить. Ну, бывайте здоровеньки!

     И тут у дома такой хохот  раздался,  будто  три  тысячи  лошадей  разом

заржали. Это  черти  потешались  над  своим  приятелем,  который  у  бедного

дровосека в батраках служил.

 

 

 

 

      Пророк Рак

 

 

     Случилось, что Рак - хоть и был мужик продувной, все хозяйство спустил,

одна корова осталась. Коли жену бог разумом обидел - не долго  все  прожить,

до последней нитки! Думал-думал наш Рак и решил:

     - Ну-ка, продам я корову! На что она мне! Нерадивая баба все  равно  ее

голодом уморит, а за шкуру  много  ль  дадут?  Что  тут  думать  да  гадать,

найдется и для меня какое-нибудь дело, авось прокормлюсь!

     Как решил, так и сделал; погнал корову на базар. Жена увидала -  кричит

ему вслед:

     - Коли коровку продашь, купи мне юбку! Хоть бы и узкую!

     - Ладно! И я думаю харчишками запастись! - отвечает он бабе, с  другого

конца деревни.

     Корову на базаре тут же купили. А мужик приобрел календарь да  жареного

гуся, сунул в мешок, а остальные деньги прогулял. Так и просидел  за  рюмкой

до другого дня.

     А жена дома печь вытопила, сидит греется: "На что мне  старая  юбка,  -

думает, - коли в доме тепло? А мужик новую принесет . Скинула лохмотья  и  в

печь кинула. Юбка сгорела, огонь погас, печка остыла, пока мужик  где-товино

пьет. Стало бабе холодно зубами стучит,  в  худой  рубахе.  Под  утро  мужик

явился, а жена из-за печки кричит:

     - Муженек, дорогой, дай мне поскорее юбку!

     - Какую еще юбку? Я юбку не покупал!

     - Ах, чтоб тебя! Бедь я тебе кричала, хоть узенькую, да принеси!

     - А я гуся купил, отведай кусочек, только не шуми.

     Что бабе оставалось?  Молчать  да  помалкивать!  Холодно  ей  в  рваной

рубахе, да и людям на глаза не покажешься. Хорошо хоть поесть принес!

     А мужику только того и  надо.  Баба  за  печкой  сидит,  молчит,  а  он

календарь листает. А там такое написано  -  прямо  чудеса  в  решете,  да  и

только!    Примета    за    приметой,     загадка     разгадку     погоняет,

штучки-дрючки-закорючки!

     Распустил мужик по деревне слух, будто на любой вопрос ответит, а  коли

у кого что пропало, немедля найдет. Он, де, теперь пророком стал! Перевернул

календарь вверх ногами, пальцем  в  строчки  тычет,  будто  все  премудрости

пешком прошел!

     Долго к нему никто не являлся! Но вот сидит он как-то  за  столом,  тут

сосед вваливается:

     - Соседушка! - начинает он.

     - Какой я тебе "соседушка ? Ты мужлан невоспитанный! Разве так являются

к пророку? Выйди вон, потом вежливо постучись, а когда я крикну  "войдите  -

входи, снимай шапку и обращайся ко мне деликатно,  по-господски!  Ведь  я  -

пророк!

     Пришлось соседу выйти и снова войти, на сей раз с поклоном:

     - Беда, господин  пророк!  Пропали  у  меня  два  вола!  Вы  не  можете

дознаться, чьих это рук дело? Я вам  двадцать  гульденов  отсчитаю  да  меру

гороха притащу, отборного, - чистое золото.

     - Так-то лучше, плут!  Чтобы  тебе  сразу  поклониться!  Тащи  двадцать

гульденов да меру гороха! Найдутся твои волы.

     Обрадовался сосед, словно волы уже дома стоят, тащит горох и деньги.

     - Подойди-ка сюда, - говорит ему пророк, - и гляди,  коли  глаза  есть!

Вот этот, с кривым коленом - ткнул он пальцем в картинку  на  календаре,  их

ночью увел. Ежели он тебе волов до утра не вернет, то окривеет и  на  второе

колено! Вот тогда мы его и выведем на чистую воду!

     Словно молния пронеслась по деревне весть, что так, мол,  и  так,  волы

все равно найдутся, а хромому туго придется. А был  это  не  кто  иной,  как

колченогий Куба с нижнего конца деревни.

     Струхнул Куба, прихромал  к  пророку,  стучится,  как  положено,  низко

кланяется:

     - Господин пророк, вы дома?

     - Дома. Тебе чего, кривая душа? - отвечает пророк. А тот опять:

     - Душа-то душой! Душа, она плачет, да  руки  чешутся,  глаза  на  чужое

зарятся! Я волов отдам, лишь бы со мной какой беды не приключилось!

     - А что дашь? - спрашивает пророк. - Чтобы беды не было?

     - И я могу дать не хуже соседа! Лишь бы все обошлось! - отвечает  Куба.

И  верно:  все  обошлось.  Пророк  и  денег  получил  и  гороха,  а  волы  к

утруоказались на своем месте.

     Стали помаленьку все украденные вещи и к тому и к этому возвращаться, а

кладовка да шуплик у пророка стали наполняться. Жену  он  и  кормил  и  поил

досыта, только юбку не покупал, даже самую, что  ни  наесть,  узкую.  "Пусть

сидит за печкой, чтоб мне своей болтовней дело не испортила .

     А жена из себя выходит, хоть умяла уже и  гуся  и  порося  и  все,  что

пророку от соседей перепало.

     Вскоре пропал у богатой барыни из замка золотой  обручальный  перстень,

нету и нету, словно в воду канул. Никто ума не приложит, куда он подевался.

     Разнесся слух, что  госпожа  даст  сто  гульденов  тому,  кто  перстень

найдет,а того, кто украл - на дыбе ломать прикажет. Бежит господский слуга к

пророку: "Барыня, мол, велит перстень искать! Может, что пророку  о  пропаже

известно .

     - Что до пропажи, то  мне  лучше,  чем  тебе  известно,  -  ответствует

пророк. - А ты, мужлан неотесанный, коли не знаешь, как положено с  пророком

разговаривать!

     И выставил  слугу  за  дверь.  Пришлось  тому  постучаться  да  вежливо

поклониться. Принял его пророк и говорит:

     - Твоя барыня должна знать, что пророк пешком даже к господам не ходит.

Коль пошлют за мной карету, - приеду.

     Барыня послала за ним парадную карету, и пророк с  открытым  календарем

гордо прикатил  в  замок.  Потребовал  себе  отдельную  комнату,  семь  дней

времени, да еду-питье самые лучшие, пока не вызнает, где перстень.

     Барыня на все согласилась. Барин же в то время был в  отъезде.  Кормили

нашего пророка, как на убой, поили - чуть не лопался.  Да  только  жене  его

надоело дома за холодной печкой сидеть. Голод не тетка, кого хочешь  плясать

заставит! И пустилась она, как была, в одной рубахе в господский  замок,  за

мужем. Слуга на пророка зуб имел и  привел  бабу  ровнехонько  к  нему.  Что

пророку оставалось делать? Он ее  и  так  и  эдак  уговаривает,  помалкивать

велит: тут, мол, хоть наешься досыта, блюда на стол без счета носят.

     - Вот, - говорит он ей, - сейчас будет первое!

     А это слуга по лестнице идет. Услыхал он, от страха задрожал! Ведь  это

он перстень украл. А тут и второй входит, другое блюдо тащит. А пророк  жене

кричит: "Вот, женушка, второе!

     И этот от страха дрожит. Он ведь вместе с первым в  воровстве  замешан!

Третий является, третье блюдо несет, а пророк опять жене хвастает:

     - Говорил я тебе, что и третьего дождемся!

     Слуга только блюдо на стол поставил, перед пророком на колени бросился:

     - К чему, - говорит, - таиться, коли  вы  все  знаете?  Это  мы  втроем

перстень стащили. Как тут  устоишь,  ежели  сам  в  руки  просится?  Уж  вы,

придумайте что-нибудь, чтоб барыня не  дозналась,  а  мы  вас  отблагодарим,

сотня гульденов и у нас найдется! Она обрадуется,  коли  перстень  найдется,

пока барин домой приедет!

     - Я так и знал, что это вы! - пророчествует пророк. - Только жалко  мне

вас, ребятки! Коли не станете меня  во  всем  слушаться,  ожидает  вас  беда

великая. Денежки несите немедля а перстень дайте проглотить самому  большому

индюку во дворе. Остальное - моя забота!

     Слуги  деньги  притащили,  от  страха  трясутся,  а  пророк  спит  себе

спокойно.

     Утром барыня чуть все дело  не  испортила,  закапризничала,  не  желает

красавца-индюка резать, да и только. Откуда мол там перстню взяться!

     - Больше перстню негде быть, - отвечает ей  пророк,  -  меня  чутье  не

обманывает!

     Сделали как пророк велел - глядь, а перстень-то и  верно,  у  индюка  в

зобу! Отсчитала барыня пророку сто гульденов и домой поскорей послала,  пока

барин не вернулся.

     - Я не прочь уехать, - говорит барыне пророк, -  да  как  быть  с  моей

бабой, что вечером в одной рубахе да и то рваной явилась?

     Велит барыня выдать ей свое лучшее платье. Сел  пророк  в  карету,  сам

гоголем  сидит  и  баба  нос  кверху  задирает.  Да  в  воротах  с   барином

повстречались. Тот остановился, стал расспрашивать, с какой это, мол, стати,

чужая особа в барынином лучшем платье едет? Что ж, шила в мешке  не  утаишь,

пришлось все как есть рассказать.

     - Ну, ежели вы такой пророк, я вас самолично испытаю! -  заявил  барин.

Приказал богатый ужин готовить и двенадцать окрестных господ в гости  звать.

Все равно индюк зажарен!

     Стали слуги угощенье на стол  носить.  Двенадцать  кушаний  в  открытых

блюдах тащат, тринадцатое в закрытом. Что там  -  никому  неизвестно.  Велит

барин пророку угадать, что в том блюде под крышкой. Барин  это  лакомство  с

собой привез и в этом году его еще никто не едал.

     - Говори, да побыстрей! - торопит он пророка.

     Видит пророк - дело плохо. Деваться некуда. Вздохнул и говорит:

     - Ох, Рак, Рак, - видно, конец тебе пришел!  -  ведь  звали-то  пророка

Рак! Вскочил барин да как закричит:

     - Ну, ты и молодчина!

     Открывают блюдо, а там большущий морской рак лежит!

     Гости глаза таращат - то ли на вареного красного рака, то ли на мудрого

пророка. Говорят, будто  каждый  из  господ  отсчитал  пророку  еще  по  сто

гульденов.

     Приказали пророка домой  в  карете  везти,  чтобы  мудрость  пешком  не

ходила.

     Завелись теперь у Рака деньги и стал он хозяйствовать. Только  с  женой

все брань да ругань. И новая юбка не помогает, даром, что не узкая.  Ему  бы

бабе своего ума вложить, и зажили б они тогда не хуже людей. Да как  ей  ума

вложить? Да так! Пророка, мужика толкового, учить не надо - сам знает!

 

 

 

 

      Три голубка

 

 

     Жила на свете сирота. По-другому и не скажешь, кроме отца не было у нее

больше никого на свете, да только без материнской  ласки  так  и  с  хорошим

отцом дитя все равно сиротина! Была  она  девушка  добрая  и  собой  хороша,

словно цветок, и усердна, как пчелка, и домовита и тиха,  как  мышка,  а  на

работу, как лев. Хлопочет, тянет  из  последних  сил  немудрящее  хозяйство.

Говорит ей однажды отец:

     - Ох, доченька, не могу глядеть, как ты на работе изводишься. Надо  мне

жениться. Вдвоем хозяйничать легче будет.

     Не хотела дочь отцу перечить, радовалась, что будет у нее мать. Женился

отец. В жены взял вдовицу с  дочкой,  его  дочери  ровеснице,  да  не  такой

пригожей.

     Но только мать своей-то дочери всегда мать. Со своей  пылинки  сдувает,

перед людьми нахваливает, а к сироте - мачеха, мачеха и есть. Узнала  теперь

бедная сиротка, что такое работа! По дому да по  хозяйству  надрывается,  да

еще мачехе с дочкой прислуживает. Ни днем, ни ночью, ни посреди недели, ни в

воскресенье ей передохнуть не дают. За стол с собой не сажают. Все пинком да

тычком, слова доброго не скажут, кинут за печь объедки, тем и сыта.

     Но девушка не жалуется, всегда-то она приветлива и  мила,  и  в  рваном

тряпье все равно во сто крат красивей, чем мачехина страхолюдина.

     Собрался однажды отец на ярмарку. Мачеха ему и говорит:

     - Купи мне то-то и то-то. А дочушке моей башмачки да юбку шелковую, еще

лент купи да пряников медовых! - Да еще всякого наговорила! Старик ее наказы

выслушал, глянул за печку и у своей оборванной дочери спрашивает:

     - Говори и ты, чего тебе привезти? Сирота ему потихоньку шепчет:

     - Ах, батюшка, дорогой. Обо что споткнетесь, то и привезите!

     Уехал старик на ярмарку. Все купил, что мачеха велела, только для своей

родной дочки ничего не нашел. Идет домой, раздумывает,  не  забыл  ли  чего.

Шел-шел вниз по тропочке через лесок, и вдруг споткнулся о кривую орешину, с

нее три орешка желтые, как воск, и свалились!

     - Ага, - решил он, - будет теперь гостинчик для  моей  дочки!  Вернулся

домой,  раздал  подарки.  Никто  так  гостинцам  не  обрадовался,  какбедная

сиротка. Спрятала орешки в карман, будто драгоценные  жемчуга,  и  снова  за

работу принялась.

     В воскресенье утром сирота все дела переделала, села на порог, стала  в

церковь собираться. А мачеха кричит:

     - Ах ты, такая-сякая! На кого мы дом бросим!  У  тебя  что  дел  больше

нету! Выскочила во двор и меру гороха, перемешанного с чечевицей, тащит:

     - Перебери, пока мы из церкви вернемся!

     Все ушли, а бедная девушка сидит горох от  чечевицы  отбирает,  а  сама

горько плачет:

     - Матушка, матушка, зачем ты меня с собой не взяла. Было бы мне  лучше,

бедной сироте!

     Плакала-плакала,  а  тут  три  орешка  в  кармане  хрустнули!  Достала,

положила перед собой, глядит и радуется. Хорошо хоть батюшка добрый! Взялась

опять за горох. Вдруг слышит кто-то в окошко стучится. Поглядела - а это три

белых голубка в дом стучатся-просятся.

     "Голубки, голубки! В дом хотят! Наверно, порадовать меня горемычную!

     Впустила их, а голуби спрашивают:

     - Что ты, милая девушка, делаешь?

     - Видите, - отвечает она, - у всех праздник, а мне работать надо!

     - Не горюй, - проворковал один голубок, - оставь все, как  есть!  Берет

орешек, клювом его раскрывает и достает платье шелковое, как снегбелое.

     - Надевай поскорей и ступай в церковь! Мы здесь все  сами  сделаем.  Но

только священник скажет: "Аминь - не жди, спеши домой переодеваться.

     Обрадовалась девушка, нарядилась в красивое платье, как лилия, и пошла.

     Входит в церковь, на свободную скамью садится. Все  на  нее  глядят,  а

королевич тот и вовсе глаз не сводит. Так ему  красавица  приглянулась,  что

все сидел бы в церкви до вечера да  на  нее  смотрел.  Но  красавица  голову

опустила, ни на кого глаз  не  подымает.  Услыхала:  "Аминь  ,  поднялась  а

поспешила домой!  Дома  сняла  с  себя  белое  платье,  сложила  в  ореховую

скорлупку, а орешек спрятала. Тут и мачеха с дочкой являются, видят горох  -

отдельно  и  чечевица  -  отдельно.  Не  к  чему  придраться.  Стала  мачеха

рассказывать и сиротку поддразнивать:

     - Вот кабы ты, замарашка, в церкви была, уж такую красавицу б повидала!

Да тебе, замарашке, только за печкой сидеть!

     - А я ее видала, когда она мимо шла.

     - Это как же так?

     - А я на колодец влезла, на самый журавль, когда по воду ходила.

     - На самый журавль? Да как ты смеешь на улицу глядеть? Слышишь, старик,

эта негодница только и знает, что бездельничать! - рассвирепела мачеха.

     И хоть день был воскресный, пришлось старику снять журавля  с  колодца,

лишь бы в доме было тихо.

     А королевич у всех спрашивает, что за девушка, откуда такая?

     - А она в тот дом вошла, где колодец с  высоким  журавлем!  -  отвечают

люди.

     Королевич своим слугам приказывает все дома обойти, колодец с  журавлем

искать; ходили слуги ходили, да как найти, коли его нету?

     Снова воскресенье подходит. Сирота в рваном платье за печкой  сидит,  в

церковь собирается. А мачеха  свою  дочку  перед  зеркалом  охорашивает,  на

падчерицу как накинется:

     - Дома что ли дел не хватает? - кричит. - Никуда не  пущу!  Побежала  в

чулан, меру проса, с маком перемешанного тащит:

     - Вот, - говорит, - перебирай, коли к нашему приходу не  переберешь,  я

тебе покажу!

     Сидит падчерица, печалится, свою  горькую  судьбину  оплакивает.  Вдруг

стучатся в оконце три голубка:

     - Не плачь, милая девушка, впусти нас, мы все сделаем.  Дай-ка  нам  из

тех трех орешков один! - говорят.

     Дала им девушка орешек, голубок клюнул, серебряное платье вытаскивает:

     - Гляди, какое платье! Надевай и ступай  в  церковь!  Но  как  услышишь

"Аминь - спеши домой. Не бойся, все хорошо будет!

     Переоделась девушка, стала как звездочка, в  церковь  спешит,  ног  под

собой от радости не чует. Пришла, на  то  же  место  села,  по  сторонам  не

оглядывается. А королевич с нее глаз не сводит и сердце у него сладко-сладко

ноет.

     Как услыхала наша красавица: "Аминь , поднялась и тихонько выскользнула

из церкви. Только домой вернулась, только платье сняла, а мачеха с дочкой уж

тут как тут. Глядит мачеха, головой качает, ведь целая мерка мака  с  просом

перебраны! И злость-то берет и сказать нечего. Да все-таки не утерпела, злая

баба, давай язвить:

     - Была бы и ты с  нами  в  церкви,  замарашка  несчастная,  повидала  б

красавицу! Да ведь тебе, запечнице, и место за печкой!

     - А я ее видала, когда она мимо  нас  проходила,  я  на  сливу  лазила,

хотела вам к обеду слив нарвать! - отвечает падчерица.

     Мачехе только того и надо, взяла бедняжку в работу:

     - Ах ты, негодница, - кричит она, - ты  и  в  воскресенье  по  деревьям

лазаешь, платье рвешь да на людей пялишься! Ну, погоди! - Эй, старик, ступай

руби сливу, чтоб твоя сова на ней больше не торчала!

     Пошел  старик,  хоть  день  был  воскресный,  срубил  дерево  от  греха

подальше.

     Королевич опять повсюду красавицу ищет. А ему говорят, что  она  в  тот

дом пошла, где у ворот слива растет. Приказал королевич сливу искать. Искали

слуги, искали, не нашли, отец ведь дерево то - срубил.

     Опечалился королевич, призадумался:

     "Ну, погоди, - решил, - я тебя все равно разыщу!

     Третье воскресенье  подходит.  Переделала  сирота  всю  работу,  волосы

причесала, уложила красиво, пошла к мачехе. А та свою дочку  перед  зеркалом

наряжает. Стала падчерица мачеху просить,  чтоб  хоть  разок  ее  в  церковь

пустила.

     - Ах ты, грязнуха! Хочешь, чтоб из-за  тебя,  оборванки,  нас  на  смех

подняли? Никуда не пойдешь, дома сиди!

     Бежит злая баба в чулан, меру муки с пеплом пополам тащит.

     - Берись за дело! Да к нашему приходу, чтоб все перебрала! Подхватились

они с дочерью под ручки и пошли, а бедная сирота дома

     осталась. Сидит муку от пепла отделяет, а сама плачет-приговаривает:

     - Ах, матушка, матушка! Не мил мне белый свет, разве я с такой  работой

управлюсь?

     Слышит: тук-тук - это три голубка в окно стучатся:

     - Не плачь красавица, не плачь! Мы тебе  поможем,  впусти  нас  в  дом.

Отворила девушка окно, впустила голубков. Один  голубок  орешек  спрашивает.

Клюнул, золотое платье достал.

     - Вот тебе платье. Надевай поскорей и ступай в  церковь!  Как  услышишь

"Аминь - не жди, пока другие выходить станут, домой беги!

     Идет она в церковь, словно солнышко  красное  пригожа,  на  свое  место

садится, службу слушает и не замечает, что все на нее глядят, а королевич ей

улыбается. Кончилась служба, прозвучало: "Аминь - девушка  поднялась,  хочет

домой идти!

     Но что это? Стоит, с места сдвинуться не может, а того  не  видит,  что

королевич приказал под ее лавкой смолу разлить. Она и так и эдак,  старается

ноги от смолы оторвать, наконец кое-как высвободилась и домой  помчалась.  А

что один туфелек к смоле прилип - того не заметила.

     Только успела переодеться, а  мачеха  уже  во  дворе.  Некогда  девушке

золотое платье в скорлупу  убирать,  за  дверь  кинула.  Мачеха  -  шасть  в

комнату! Видит - мука в мешок собрана, пепел в сторонке лежит  -  от  злости

слова сказать не может.

     А потом не утерпела, давай падчерицу донимать:

     Эй, - говорит, - лентяйка, вот бы тебе в церкви побывать! Ох  и  хороша

же там девица сидела! А ты, замарашка, за печью торчишь!

     - Да ведь я ее видала, - отвечает падчерица, - когда она  возле  нашего

дома шла, я на крышу забралась,  на  самую  трубу  и  вдоволь  на  красавицу

нагляделась.

     Мачеха только того и ждала, накинулась на нее, как ведьма:

     - Ах ты, бездельница, ах негодница! Я тебе покажу, как на трубу лазить!

Убирайся под корыто.  Теперь  ты  у  меня  без  обеда  насидишься,  грязнуха

несчастная! Эй, старик, немедля трубу скинь, не то ...

     Полез бедный старик на крышу, скинул трубу с крыши.

     А тут королевские слуги явились, красавицу ищут:  мол,  сказывают,  что

она в тот дом вбежала, где на крыше высокая труба стоит. Глянули, а трубы-то

никакой и нету! И пошли они прочь не солоно хлебавши.

     Но у королевича залог остался - золотая туфелька. Послал слуг, приказал

из дома в дом ходить, где девицы есть, туфельку примерять, которой из них  в

пору придется, ту немедля к нему вести.

     Ходят королевские слуги из дома в  дом,  всем  туфельку  примеряют,  но

туфелька никому не годится. Увидала мачеха, что к ним идут, давай дочке ногу

ужимать да уминать, а нога как была большущая, так и осталась. Слуги  в  дом

вошли, начали мачехиной дочке туфельку примерять, а  она  ей  и  на  нос  не

лезет!

     - Нет, этой не годится, - говорит, - а другой девушки  у  вас  нету?  А

мачеха в ответ: - Что вы, что вы, никого у нас больше нет!

     Слуги совсем было со двора пошли, но тут из чердачного окна  петух  как

закричит:

     - Кукареку, не спешите, кукареку, погодите! Под корытом поглядите!

     - Что такое? - остановились слуги. - Кого это надо под корытом глядеть?

     - Да, что вы! Этот петух всегда так кричит,  -  стала  их  отговаривать

мачеха.

     Но слуги ее не слушают, на чердак бегут. Видят два корыта стоят, а  под

ними вся в слезах, красавица сидит. Примерили  ей  туфельку,  а  она  -  как

влитая!

     Спустились слуги вниз, глянули за дверь а там золотое платье брошено!

     Поняли слуги, наконец-то нашли, кого искали.

     Мачеха увидала, что падчерицу в карету сажают - от злости лопнула,  тут

ей и конец пришел.

     Королевич сразу девушку узнал.

     - Это, - говорит, - ты, моя милая, три раза в церкви была?

     - Я, - стыдливо ответила девушка, и покраснела, словно маков цвет.

     - Где ж ты такие красивые платья взяла?

     Она ему все по порядку рассказала и про трех голубков не забыла. Надела

на себя нарядное платье, еще краше стала. А  через  неделю  вышла  замуж  за

короля. И стала бедная сиротка королевой.

 

 

 

 

      Соль дороже золота

 

 

     Жил-был король и было у него три дочери. Пуще  глаза  он  их  берег,  а

когда подошла старость,  и  волосы  снежком  припорошило,  стал  подумывать,

которой же из трех быть после его смерти королевой?  Все  три  пригожи,  все

отцовскому сердцу любезны.

     Наконец решил: пускай та из дочерей трон наследует, которая его  больше

всех любит.

     Позвал он дочерей и говорит:

     - Стар я стал, дочери мои, не знаю, сколько суждено прожить. Пора  одну

из вас на трон прочить. Но чтоб выбрать по справедливости, хочу  знать,  как

вы меня любите. Отвечай, старшая дочь, как ты своего отца любишь?

     - О, мой отец, люблю вас больше, чем золото, -  целуя  батюшкину  руку,

вскричала старшая дочь.

     - Добро! А теперь говори ты, дочь моя средняя!

     - О, дорогой отец! Люблю я вас как свой девичий венец! - кинулась  отцу

на шею средняя дочь.

     - Добро! А ты, моя доченька младшая, ты-то как меня любишь?

     - Я, батюшка, люблю вас, как соль любят! -  отвечала  Марушка,  ласково

глядя на отца.

     - Ах ты, негодница, - накинулись на нее сестрицы, - сравнивать  отца  с

солью!

     - Да, я люблю его, как соль, - повторила Марушка и еще нежнее поглядела

на отца.

     Отец разгневался не на шутку. Как можно сравнивать родителя с  какой-то

ничтожной солью, которую каждый в щепоть берет и сыплет!

     - Убирайся с глаз моих долой! Коль у тебя ко мне любви не более  чем  к

соли! Когда наступят такие времена, что соль станет дороже золота,  тогда  и

возвращайся, я сделаю тебя королевой! - крикнул король.

     Марушка от горя словечка сказать не может. Но приказ отцовский для  нее

закон. Собрала свои немудреные пожитки и подалась, куда глаза глядят.  Долго

она шла, не разбирая пути-дороги, пока не  добралась,  наконец,  до  темного

леса. Вдруг, откуда ни возьмись, появилась на лесной опушке старая женщина.

     - Марушка! Куда путь держишь? Головку повесила, глядишь невесело? Зачем

тебе про то знать, бабушка? Ведь помочь мне нельзя! - отвечаетей Марушка.

     - Ты, девонька, говори, а я послушаю, может что и  присоветую,  иль  ты

того не знаешь, что седая голова на советы мудра!

     Поведала Марушка старой женщине свое горе. "Ничего, -  говорит,  -  мне

теперь не надобно, лишь дожить до того дня, когда отец поймет, как сильно  я

его люблю.

     По правде говоря, старая женщина и сама все  про  Марушку  знала,  ведь

была она не простая старушка, а мудрая вещунья! Но  ничего  она  девушке  не

сказала, а к себе на службу позвала. Марушка обрадовалась. Будет где  голову

преклонить. Будет кому свою печаль поведать. И пошла она вслед за  бабушкой.

Пришли они в избушку за лесистыми горами. Старая женщина покормила  девушку,

чем могла. И то! Марушку уже голод да жажда мучат.

     - Теперь не ленись, принимайся за работу. Умеешь ли ты прясть да  нитки

сучить, да ткать? А овец пасти и доить?

     - Нет, бабушка, ничему такому меня не учили, но  коли  вы  покажете,  я

скоро выучусь, - отвечала Марушка.

     - Покажу, покажу, доченька! Тебе мое  ученье  впрок  пойдет,  а  придет

время - и в жизни пригодится.

     Марушка была девушка прилежная,  как  пчелка,  и  хотя  раньше  никакой

работы не знала, скоро всему  обучилась.  Закатает  рукава,  белый  фартучек

подвяжет, и кипит работа в ее руках - любо-дорого посмотреть.

     А во дворце в это время старшие сестры живут не тужат. К отцу ластятся,

на шею кидаются, любовь свою выказывают. Отец им ни в чем не отказывает,  во

всем потакает. Старшая-то все в дорогие платья наряжается  да  золотом  себя

украшает, а  средняя  пиры-балы  задает  да  женихов  привораживает.  Совсем

избаловались, сами не знают, чего бы это еще у отца спросить. Стал, наконец,

старый король соображать, что старшей дочери золото милее, чем отец!  А  как

средняя объявила, что замуж собирается, понял, что не нужен ей отец-старик.

     Вспомнил он младшую дочь Марушку, да поздно, нет от Марушки  ни  слуху,

ни духу.

     - Бог с ней, - отгоняет невеселые думы старый король. - Ведь  она  меня

не больше чем соль любит.

     Однажды ждали дочери к себе опять гостей. Слух прошел,  будто  сваты  к

средней едут. Вдруг в королевские покои вбегает повар, весь дрожит, побелел,

как полотно.

     - Ох, король - батюшка! - вопит он. - Беда приключилась великая!

     - Ты что умом тронулся? - удивляется король.

     - Недолго и тронуться! Ведь у нас вся соль исчезла, то ли размокла,  то

ли сквозь землю ушла, только нету ни порошинки! Чем теперь солить будем?

     - Вот дурень! Пошли кого-нибудь за другой!

     - Некуда посылать, в каждом доме, во всей стране нету ни крошки соли!

     - Тогда соли без соли, иль стряпай такое, где соль не нужна! -  отрезал

разозлившись король.

     А повару что? - "Будь что будет! Хозяин-барин, коли  так  велит,  пусть

так и будет!

     И давай все кушанья варить без соли.  Сначала  стряпал,  что  в  голову

взбредет, потом на одни сладкие блюда перешел. Ну и стряпня это была, в  рот

не возьмешь! Стало все меньше гостей на королевские пиры съезжаться, а потом

гости и вовсе позабыли в замок дорогу. Ведь теперь у  короля  не  было  даже

того, что в самой бедной избушке найдется: "Хлеба с солью да с доброй  волей

. Король ходит, словно в воду опущенный, а дочери, как  ошпаренные  мечутся.

Прошли золотые денечки! Золота - пруд пруди, а соли во всем  королевстве  ни

щепотки, хоть на край света иди! Исчезла, словно ее никогда не было!

     Понемногу стала у людей  охота  к  еде  пропадать.  Соли  просят,  хоть

крошку, хоть маковую росинку на язык! Скот падает, коровы и овцы  молока  не

дают, потому что исчезла соль. Начали люди хворать, с ног валятся.

     Король и дочери словно тени  бродят.  Вот  какая  беда  на  королевство

свалилась! За щепотку соли король сулит столько золота, сколько  человек  на

себе унесет!

     Понял король, что соль дороже золота, а тут  еще  совесть  мучит,  ведь

выходит, что дочку Марушку обидел он понапрасну.

     А нашей Марушке тем  временем  живется  не  худо.  Нету  такой  работы,

которой бы она не обучилась.  А  про  отцовскую  беду  ей  пока  неизвестно.

Мудрая-то старушка все, конечно, знает, но до времени помалкивает.

     Зовет как-то она Марушку к себе и говорит:

     - Я ведь тебе когда-то сказала, что подойдет твое время и пробьет  твой

час! Пора тебе, дочка, домой возвращаться!

     - Ах, добрая бабушка,  как  же  я  домой  вернусь,  коли  батюшка  меня

прогнал? - заплакала Марушка.

     - Не плачь, дочушка, все образуется. В твоих краях  соль  теперь  стала

дороже золота. Значит, надо тебе к отцу идти!

     Все ей вещунья рассказала, а потом добавила:

     - Ты мне честно служила! Чем тебя за верную твою службу наградить?

     - Ничего мне не надо! Это вам, бабушка, спасибо за добрые советы да  за

ласку. Вот только горсточку соли для моего бедного отца.

     - Только и всего?  Ведь  я  все  могу,  чего  бы  ты  ни  попросила,  -

улыбнулась добрая вещунья.

     - Нет, бабушка, спасибо, только соли, - отвечает ей Марушка.

     - Ну, что ж! Коли так ты соль почитаешь, пусть тебе соли на  всю  жизнь

хватит! Вот тебе, милая, волшебная палочка.  Как  подует  полуденный  ветер,

ступай за ней следом. Через три долины, через три горы пройдешь-  остановись

и стукни палочкой 6 земь! На том месте земля отворится -  ты  внутрь  войди!

Что там найдешь - все твое. Это тебе от меня приданое на свадьбу!

     Поблагодарила Марушка добрую вещунью, взяла золотую палочку и узелок  с

солью и  печально  побрела  прочь.  Жаль  было  Марушке  с  мудрой  женщиной

расставаться, да надеялась еще  вернуться  за  ней  и  в  королевский  замок

пригласить. А старушка на прощанье ей говорит:

     - Обо мне не печалься, будь к людям добра,  тогда  и  они  тебе  добром

ответят!

     Вот и лесная опушка. Хочет  Марушка  еще  раз  старушку  поблагодарить-

глядит, а ее нету, словно и не было никогда. Осталась Марушка средь  чистого

поля одна, как перст. Оглянулась, вздохнула, всё  вспомнила  и  поспешила  к

родному дому.

     Приходит в замок, и - то ли ее давно не видали, то  ли  на  ней  платок

повязан был - не узнаёт никто королевскую дочку! Не хотят к королю пускать.

     - Пропустите меня, - просит Марушка, - я  королю  подарок  несу  дороже

золота. Он его сразу исцелит!

     Доложили  королю,  тот  приказывает  гостью  впустить.  Вошла  Марушка,

попросила хлеба. Король велит хлеб нести, а сам тяжко вздыхает:

     - Хлеб-то у нас есть, да вот соли нету!

     - Коли нету, так будет! -  отвечает  Марушка,  отрезает  ломоть  хлеба,

развязывает свой узелок, посыпает хлеб солью и королю протягивает.

     - Соль! - обрадовался  король,  -  ох,  милая,  и  драгоценный  же  это

подарок! Что хочешь проси, что пожелаешь - все получишь!

     - Ничего  мне  не  надобно,  батюшка,  только  любите  меня,  как  соль

любите! - отвечает Марушка - и скидывает с головы платок.

     Король так и обомлел от радости,  когда  узнал  свою  дорогую  Марушку!

Просит, умоляет, чтоб обиду позабыла. А Марушка к отцу ласкается,  обнимает,

глаз с него не сводит. - Все ведь хорошо, что хорошо кончается,  батюшка!  -

говорит.

     Разнеслась добрая весь  по  всему  замку,  по  всему  королевству,  что

младшая дочь пришла и соли принесла. Все  радуются  и  сестры  тоже.  Да  не

столькоМарушке, сколько соли. Марушка зла не держит, угощает сестер хлебом с

солью. И каждого, кто придет, наделяет из  своего  волшебного  узелка.  Стал

король беспокоиться, как бы им самим без соли не остаться.

     - Не спеши добро раздавать, - говорит, а она отца успокаивает:

     - Всем хватит, батюшка!

     И верно, сколько соли раздаст, столько и прибудет!

     Все вокруг повеселели. У короля недуги прошли, будто  рукой  сняло.  На

радостях созвал он старейшин  и  прямо  под  чистым  небом  объявил  Марушку

королевой. Стоит Марушка радуется, вдруг  теплый  ветер  ей  в  лицо  дунул.

Поведала она отцу все, что ей мудрая старушка наказывала, и пошла  вслед  за

ветром. Миновала три долины и три вершины, хлестнула о земь палочкой - земля

разверзлась, и Марушка вошла внутрь.

     Вдруг откуда ни возьмись - перед ней огромные палаты. Стены, потолок  и

пол блестят, да искрятся, словно ледяные. По  бокам  -  штольни,  а  там  по

стенкам гномы карабкаются, в руках  горящие  светильники  держат  и  Марушку

такими словами встречают:

     - Добро пожаловать, королева, мы ждем тебя! Наша  госпожа  велела  тебе

королевство показать. Теперь все твое!

     Стали они вокруг Марушки бегать,  светильниками  махать,  и  по  стенам

вверх-вниз  карабкаться.  Стены  засверкали,  будто   драгоценными   камнями

покрылись. Марушка ходит, этой  красой  любуется.  Человечки  дальше  бегут,

ведут ее по длинным коридорам, где с  потолков  блестящие  ледяные  сосульки

свешиваются. Показывают сад с прекрасными алыми ледяными  розами  и  дивными

цветами. Срывают самую  красивую  розу  и  подают  своей  королеве.  Марушка

подносит розу к лицу, но, увы, роза совсем не пахнет!

     - Что это такое? - спрашивает у гномов  королева.  -  Я  такой  красоты

никогда еще не видала!

     - Все это соль! - отвечают подданные.

     - Неужели? Разве соль растет? -  изумляется  королева.  -  Что  же  мне

делать? Как я посмею брать отсюда соль?

     - Бери, Марушка! Бери, сколько захочешь. Соль никогда  не  иссякнет,  и

никогда больше твой народ не останется без соли! - отвечали ей гномы.

     Марушка горячо поблагодарила их и поднялась наверх. Но земля за ней  не

сомкнулась.

     Вернулась Марушка домой, показала  отцу  розу  и  все  ему  рассказала.

Король понял, какое богатство получила его дочь от доброй волшебницы.

     А Марушка все не может  забыть  бабушку.  Велит  закладывать  карету  и

вместе с отцом едет в лес, хочет звать старушку в свой замок.

     Думала Марушка, что дорогу знает, что каждую лесную тропинку  помнит,но

сколько ни  ходила,  сколько  ни  искала,  все  стежки-дорожки  казались  ей

одинаковыми, будто маковые зернышки. Исчезла избушка, да  и  старую  женщину

найти не удалось. Только сейчас догадалась  Марушка,  что  это  была  добрая

волшебница. Пришлось ей домой возвращаться.

     В дареном узелке соль давно уже кончилась, но теперь Марушка знала, где

соль растет: стали люди ее оттуда брать. И  сейчас  берут,  а  соль  все  не

убывает! И у всех ее вдосталь.

 

 

 

 

      Меткий стрелок

 

 

     Жили три брата, три сына одного отца. Два старших только и знают,  свои

мечи точат, хоть куда дорогу проложат, до того остры! А у  третьего  -  одна

забава: луки да стрелы!

     Снится однажды младшему сон,  будто  уснул  он  под  открытым  небом  и

подходит к нему старичок, будит, дает в руки лист бумаги.

     - Получай, - говорит. - Здесь прописано: из тебя толк  будет,  коли  не

станешь бояться никого и ничего на свете.

     И пропал. Проснулся утром младший брат и понял, не простой это был сон.

В руках у него грамота осталась.  Пошел  он  к  отцу,  стал  просить,  чтобы

отпустил его попытать счастья в дальних  странах.  Услыхали  братья  и  тоже

встали перед отцом со своими мечами, не  хуже  младшего  со  своим  луком  и

стрелами.  Отцу  неохота  ни  одного  от  себя  отпускать.  Но  сыновья   не

отступаются. Пришлось согласиться.

     - Ну что ж, дети мои воля ваша. Поступайте, как знаете.

     Двое старших взяли свои мечи, младший свой лук да стрелы. Отец в дорогу

благословил, а мать возле младшенького залилась горючими слезами.

     Да и нашим молодцам грустно было покидать дом, отца и матушку.  Но  вот

скрылся за горой родной дом, и они зашагали весело.  Идут,  идут,  подходятк

постоялому двору. А постоялый двор принадлежал королю и тот наказал  хозяину

каждого путника даром кормить и поить. Зашли  наши  парни,  наелись-напились

досыта. И еще бодрей вперед зашагали.

     Так и шли они, пока не-добрались до непроходимой буковой чащобы, где  и

птичке-невеличке не пробраться.  Вот  уже  вечер  подходит,  а  лес  все  не

кончается, еще дремучее  становится.  Делать  нечего,  придется  заночевать.

Собрали братья дров, чтоб на всю ночь хватило. И решили:  кто  будет  костер

стеречь, не смеет братьев будить, чтобы с  ним  ни  случилось.  А  утром  не

должен о том ни словечком обмолвиться, не то голова с плеч долой. У кого  же

костер погаснет, тому не жить.

     Ладно. Дров набрали, сложили, костер развели. Пламя до  неба  взвилось.

Два младших спать легли  и  уснули.  Старший  присел  к  костру,  меч  рядом

положил. То веточку подбросит, то вздремнет.

     Слышит он вдруг деревья трещат.  Оглянулся,  видит  трехголовый  дракон

среди деревьев продирается, пыхтит, прямо на  него  прет.  Струхнул  старший

брат, чуть было братьев не окликнул. Да вовремя  спохватился.  ,,Не  сносить

мне головы, - думает, - коли закричу. Но если поддамся  дракону,  тогда  все

трое пропадем. Эх, была не была! А дракон уже  совсем  рядом.  Шипит,  огнем

плюется! Схватил добрый молодец свой меч а храбро эдак -  рраз!!  Слетела  у

дракона голова. Два-а! Слетела с плеч другая. И три-и! Слетела третья.

     Схватил он бездыханное тело и уволок в сторону, в самую гущу.  А  языки

повырывал и в мешок спрятал. Прибегает к костру, а тот уж  совсем  догорает.

Но небо посветлело, заря занялась. Вздул старший огонь и  разбудил  братьев.

Поднялись. Никто ни о чем не расспрашивает. Ни как спали, ни как караулил.

     Пошли они дальше, а леса все не кончаются. Вечер застал  их  в  чащобе,

пострашнее давешней. Повторили, о чем давеча уговаривались, а  когда  костер

вспыхнул до неба, двое спать легли. Средний сел к огню, меч  рядом  положил.

То дровец подбросит, то с дремотой борется, но, чу, где-то лист  зашелестел,

где-то сова гукнула, спать не дают. И вдруг слышит - лес трещит.  Обернулся,

видит шестиглавый дракон лесом ломится, пыхтит,  на  него  лезет.  Испугался

средний брат, чуть было  братьев  не  кликнул.  Да  вовремя  одумался.  Чего

доброго голова с плеч слетит. "Поддамся дракону и вместе с братьями  костьми

ляжем. Нет! Не бывать этому!

     Дракон шипит, огнем плюется, но наш молодец смело хватает  свой  меч  -

рраз! Две головы дракону снимает. Еще рраз!  Две  другие  с  плеч  летят.  В

третий раз махнул - последние две  головы  на  земле  валяются.  Схватил  он

дракона и в самую  гущину  сволок,  а  языки  в  мешок  спрятал.  От  костра

один-единственный уголек тлеет, но  на  небе  уже  заря  занимается.  Раздул

оногонь и братьев разбудил. Никто никому ни словечка о том, как ночь прошла.

     Идут они дальше, а заколдованному лесу ни конца, ни края. Ночь  застала

их в таких глухих дебрях, что даже неба над головой не видать. Договор  свой

братья подтвердили еще  строже  и  разложили  костер.  Когда  языки  пламени

взвились аж до неба, двое старших спать легли. Младший к костру уселся,  лук

рядом положил. То веточку в костер подкинет,  то  вздремнет,  но  вдруг  лес

зашумит, сова закричит, не дают ему уснуть. Но тут по  лесу  страшный  треск

пошел! Глянул он и видит прет на него дракон о двенадцати головах!  Не  стал

наш молодец дожидаться, пока на него дракон навалится, схватил  свой  лук  и

рраз, рраз! Стрелу за стрелой пустил, пока все головы дракону  не  посшибал.

Оттащил тело в заросли, языки вырвал, в мешок убрал.

     Да только, когда вернулся, в костре уже ни  искорки!  Переворошил  весь

пепел, но и тот остыл. "Ну, - думает, - братья проснутся, тут  мне  и  конец

придет! Пока спят, надо что-то делать!

     Вскарабкался  на  вершину  самого  высокого  дерева,  во  все   стороны

поглядел, нет ли где в этих глухих лесах огонька? Нигде ничего. Лишь в одной

стороне что-то блеснуло, да и то очень далеко.

     "Пускай далеко, - думает он. - Моя жизнь на волоске висит, придется тот

огонек найти и сюда принести . Слез с дерева и пустился в ту  сторону,  где,

по его разумению, можно огоньком разжиться.

     Идет, а навстречу ему ночь.

     - Ты кто такая? - спрашивает он.

     - Я - ночь, - слышит в ответ.

     - Долго ли ты продлишься ?

     - Да нет, скоро светать начнет.

     - Хорошо бы ты подольше не  кончалась,  не  то  для  меня  вечная  ночь

наступит! - Ступай за мной! - приказывает.

     А ночь - наутек. Не поленился меньшой, скинул  с  плеча  лук  и  пустил

стрелу ей в ногу. Пришлось ночи плестись за ним следом. Хромает,  едва  ногу

волочит. Тащилась, тащилась, вдруг как захнычет:

     - Ой-еей, ой-еей!

     - Ты что? - спрашивает он.

     - Ой, день нам навстречу идет, он меня прогонит.

     И правда. Между деревьев что-то забелелось. Прицелился наш стрелок,  да

так метко! И подстрелил день. Остановился день. Стрелок к нему:

     - Добрый вечер! А день в ответ:

     - Ты что, бредишь? Не видишь, что ли, ведь я день?

     - Верно! Стал бы день, не попадись мне в руки. А теперь вы оба - и ты и

ночь со мной останетесь!

     Привязал к дереву с одной стороны ночь,  с  другой  -  день,  чтобы  не

помешали ему сделать задуманное. И пустился дальше впотьмах. Ведь тот огонек

уже неподалеку был. И что бы  вы  думали?  Видит  меньшой  брат  -  полыхает

огромный  костер,  а  вокруг  него  сидят  двенадцать  великанов.  Они   уже

отужинали, и двенадцатый великан свой бокал допивает.

     - Эх, ничего мне не оставили! - подумал наш стрелок. Натянул  тетиву  и

выбил бокал у великана из-под самого носа, еще и кончик носа оцарапал.

     Вскочили великаны на ноги. Откуда мол? Да кто таков? Ведь в  тех  лесах

никогда ни один человек не появлялся. Наш молодец сам к костру выходит.

     - Вот он я! Не меня ли ищете?

     - Это ты бокал разбил?

     - А кто же? Поглядите, вот мой лук!

     - Ну, ежели ты такой меткий стрелок, мы тебя давно ждем.

     Усадили возле себя и поведали,  по-какому  случаю  он  им  понадобился:

неподалеку отсюда стоит заколдованный замок, золота там лопатой греби не

     выгребешь. Несметным богатством этим великаны и  решили  завладеть.  Да

никак в замок попасть не могут: есть там черная  собачонка,  бегает  она  по

крепостным стенам взад-вперед, каждого издалека чует да такой лай поднимает,

что все в замке на ноги вскакивают. Это бы еще  ничего.  Великаны  со  всеми

жителями сладили бы, но нет в замке ни калитки, ни ворот. Одно лишь  оконце,

через которое мусор выкидывают. Великаны могут в это оконце лишь  по  одному

протиснуться. Стали с нашим молодцом совет держать.

     - Первым делом пристрелишь собачонку, - говорят,  -  а  потом  мы  тебя

подсадим в оконце. Ты тощенький, пролезешь. В замке все  будут  спать,  ведь

собачонка уж не залает. Оглядишься и нас одного за другим втащишь в оконце.

     Так. Подошли они к замку. Меткий стрелок подстрелил  черную  собачонку,

как только она залаять собралась. Двенадцатый великан подсадил его к  самому

окошку. Стрелок был парень стройный, ловкий и пролез без труда.

     Ходит он по заколдованному замку,  все  осматривает.  А  золота  там  и

впрямь хоть лопатой греби, не выгребешь, но он к нему не притронулся. Только

глядит, есть ли в замке хоть одна живая  душа,  чтоб  от  великанов  спасла.

Долго искать не пришлось. Заходит в покои, а там  шесть  служанок  спят.  Во

вторые перебрался. И там столько же горничных спят  мертвым  сном.  Вошел  в

третьи, это была прекрасная светелка. Посредине золотой стол стоит,  на  нем

бокал вина. Напротив стола - золотая постель, над постелью на стене  золотой

меч висит. В постели спит красавица-принцесса.

     Первым делом ему меч в глаза бросился. Захотел  он  его  снять.  Да  не

тут-то было. С места стронуть не в силах. "С чего это я так ослабел,  что  и

меча  не  сдвину  .  Еще  раз  попробовал.  Нет,  никак.  ,,Выпью-ка   вина,

подкреплюсь .

     Выпил вина, сразу  силой  налился.  Подошел  к  стене,  снял  меч,  как

пушинку, и мечом опоясался.

     - А сейчас, - говорит, - можно и потрудиться!

     Как тихонько пришел, так тихонько и  подкрался  к  оконцу.  А  там  его

великаны ждут.

     - Ну, что там? - спрашивают.

     - Все в порядке, - отвечает наш молодец. - Золота - хоть лопатой греби,

а все жители спят, как убитые. Поднимайтесь!

     Стали великаны по одному через оконце в замок пролезать. Только  голову

в окошко - а наш молодец ее мечом! А тело внутрь втаскивает.  Всех  перебил.

Ведь от того вина у него сил во сто крат прибавилось. Не успела у последнего

великана голова скатиться, как в замке тысячи  людей  ожили.  Шум  поднялся,

крик: кто тут был, кто вино выпил, кто золотой меч унес?

     Не стал наш молодец дожидаться, пока его схватят, мы-то с  вами  знаем,

чтовремя его истекало, а уговор с братьями был строгий. Пролез он в оконце и

поспешил туда, где ему давно пора быть.

     Прибежал к костру, что великаны  разложили,  взял  огонька  и  помчался

дальше. Добрался к тому дереву, где день да ночь привязаны были. Те на  него

накинулись, где, мол, столько времени пропадал! Не знает что ли, что  всё  в

мире пойдет шиворот-навыворот, коли он еще хоть немного замешкается.

     - Ну-ну, хватит ворчать, - отвечает  им  молодец,  -  сейчас  я  наведу

порядок.

     Развязал их. Ночь подтолкнул в ту сторону, куда ему надо идти, а  день-

в обратную.

     - Теперь  ступайте,  да  глядите  никогда  больше  не  встречайтесь!  -

пригрозил он им и бегом пустился догонять ночь.

     Добежал до своего угасшего костра. Братья еще спали. Он  огонь  разжег,

костер разворошил, аж в самое  небо  пламя  рвется.  Растолкал  братьев,  те

поднялись и говорят:

     - Ох, братец, до чего же эта ночь долгой была! А он отвечает:

     - А мне она еще дольше вашего показалась!

     И больше ни словечка, чтоб уговор не преступить. Однако братья  поняли,

что у костра стряслось что-то, коли у младшего на боку золотой меч блестит.

     С трудом  выбрались  они  из  дремучего  леса  и  потихоньку-полегоньку

направились туда, откуда пришли.

     .Вот было  радости,  когда  увидали,  тот  самый  постоялый  двор,  где

останавливались в начале пути.

     - Зайдем? - спрашивают старшие братья.

     - Отчего не зайти, - отвечает младший, - ведь он для нас,  путников,  а

король велел их даром кормить-поить.

     Входят  братья,  трактирщик  их  встречает  с  поклоном,  сейчас,  мол,

расскажут, где были, что видели. А перед младшим шапку скинул и на  почетное

место усадил. Ведь у младшего-то на боку золотой меч сверкает. Шепнул хозяин

словечко своему слуге и незаметно отослал. И стал потчевать гостей  дорогими

яствами и напитками. Отведали наши молодцы доброго  вина,  развеселились.  У

старшего у первого язык развязался.

     - Не зря, - говорит, - ходил я по белу свету. В ту первую ночь, когда я

костер стерег в глухом буковом лесу, кинулся на меня дракон о трех  головах.

И что вы думаете я сделал? Ни  звука  не  издал,  как  и  договаривались,  а

схватил свой меч, зарубил дракона и тело сволок в заросли. Коли  не  верите-

вот глядите - языки из трех голов!

     И достает из мешка три драконьих языка.

     - Подумаешь - три языка, - перебил его средний брат, - всего-то  делов!

У меня их шесть!

     И выкладывает на стол шесть драконьих языков.

     - Ну, коли вы проболтались, - говорит самый младший,  -  ладно!  Значит

нашему уговору конец. Сами придумали, сами и отдумали. Слушайте  теперь  про

мои злоключения. Вот вам двенадцать языков - достает и  на  стол  кладет.  -

Глядите! А вот вам золотой меч - вынул меч, да  как  рубанет,  только  свист

пошел да заискрилось-заблестело, на все четыре стороны света лучи пошли.

     - А меч у тебя как оказался? - спрашивают братья.

     - Расскажу все по порядку: с драконом все было, как у вас.  А  вот  про

меч другой разговор!

     И поведал про ту самую долгую ночь и про то, что  ночью  случилось.  Не

успел договорить, а уже перед постоялым двором  золотые  королевские  кареты

громыхают. Из первой вылезает король с дочерью, а из  остальных  королевские

придворные.

     - Что такое? Что такое? - галдят все. Только хозяин  помалкивает.  Ведь

это сам король повелел ему немедля слугу послать, как  только  на  постоялый

двор завернет путник с золотым мечом.

     Младший брат только на принцессу глянул и сразу  ее  признал.  Это  она

спала в замке под золотым мечом. Сомнение его взяло,  как  же  она  здесь  с

королем очутилась.

     Король вошел и прямехонько к младшему с вопросом:

     - Это ты золотым мечом сверкал? Отвечай, ведь нам  этот  блеск  даже  в

замке виден был!

     - Светлейший король,  мечом  сверкал  я,  а  меч  -  вот  он!  -  смело

ответствует наш молодец.

     - Как он к тебе попал? - спрашивает дальше король.

     - Так, мол, и так, - рассказывает молодец еще раз.

     - Все слово в слово совпадает, все верно, - говорит король. - Одно лишь

надо узнать. Сам ты добыл этот меч или  где-нибудь  ухитрился  его  достать?

Сейчас выясним. Тот, кто добыл меч и вошел в замок, должен быть очень метким

стрелком. Ведь он сумел попасть  темной  ночью  в  черную  собачонку.  Ну-ка

покажи, что умеешь! Коли собьешь с моего замка золотую макушку,  значит  это

ты и есть!

     Высыпали все на улицу. Глядят. Взял  наш  меткий  стрелок  свой  лук  и

стрелу, прицелился и золотая маковка с башни замка свалилась.

     Король берет его за руку и объявляет освободителем  своей  единственной

дочери. Нарекает своим сыном и благословляет молодых мужем и женой.

     Отдал король им полкоролевства и тот замок впридачу.

     А когда король помер, стал меткий стрелок владеть всем королевством. Уж

он-то мог его защитить, коли были у него лук да золотой меч-кладенец. Хорошо

жилось при нем его отцу-матери, братьям и всем добрым людям!

 

 

 

 

      Солнечный конь

 

 

     Была когда-то печальная страна, темная, как  ночь,  в  которой  никогда

солнце не светило. И заполонили бы ее совы, летучие мыши, коли не было  б  у

короля коня с солнцем во лбу . . . Яркие лучи рассыпались  от  него  во  все

стороны, будто от настоящего Солнышка. Водили этого коня по  всей  стране  и

где бы он ни появлялся, всюду становилось светло, как днем. Но  стоило  коню

скрыться, в лесу - сразу наступала такая тьма, хоть глаз выколи.

     И вдруг солнечный конь исчез! Черная ночь поглотила  всю  страну.  Люди

шагу ступить не могут, не то, что в  поле  выйти  или  какую  другую  работу

делать. Неслыханная нищета обрушилась на несчастных жителей.  И  сам  король

испугался: что-то с его страной будет?  Так  ведь  жить  невозможно.  Собрал

король свое войско и отправился на поиски солнечного коня.

     Долго они шли. С трудом добрались до границ своего государства. Там уже

светлее стало: из соседнего королевства слабенький  свет  пробивался,  через

дремучие леса, которым нет ни конца, ни краю.

     Пошли они дальше и добрались, наконец, до одинокого домишки-развалюшки.

В домишке человек за столом сидит, большую книгу читает. Поздоровался с  ним

король. А человек встал и говорит:

     - Ага, вот ты и подоспел. А я как раз в своей  книге  про  тебя  читаю.

Идешь ты солнечного коня искать. Да только зря стараешься. Тебе  самому  его

назадне заполучить. Предоставь это мне, ибо я - вещун. Я тебе  его  найду  и

верну обратно. Только дай мне в помощь одного из своих слуг.  Которого  -  я

сам выберу. Согласен? А сам - домой возвращайся. Не гоже свою страну в  беде

покидать.

     - Коли ты меня и моих подданных спасешь, - вскричал король,  -  я  тебя

богато одарю! - И зашагал во главе своего войска восвояси.

     А с вещуном остался слуга, которого он сам выбрал. Посадил старик слугу

в угол, сам за стол уселся и стал свою книгу читать. Так и  читал  до  самой

ночи.

     А на рассвете они уже были в пути. Шли долго-долго. Шесть стран прошли.

В седьмой остановились, возле самого королевского замка. Правили той страной

три брата, ведьмины сыновья. И женила их ведьма-мать на трех родных сестрах.

     Приказал вещун слуге спрятаться за  скалистый  утес,  а  сам  обернулся

зеленой птахой и взлетел на окошко к старшей невестке. До тех пор  в  стекло

клювом долбил, пока  она  ему  окошко  не  отворила.  Обрадовалась  молодуха

пташке, гладит-приговаривает:

     - Ах ты, пташка-милашка! Был бы мой муж дома и он бы тебе  обрадовался.

Да он только к вечеру воротится. Поехал свою треть королевства проверить.

     А вещуну только того и надо!

     Вдруг - двери нараспашку, влетает в комнату старая ведьма. Хочет пташку

задушить!

     - Как  бы  тебя  эта  тварь  в  кровь  не  ободрала!  -   говорит   она

невестушке, - а сама так и норовит своими лапами-граблями бедняжку  сцапать.

Но птичка мигом обернулась человеком и, не успели  те  опомниться,  шасть  в

дверь и - след простыл!

     Вещун снова превратился в зеленую птицу  и  взвился  к  окошку  средней

невестки. Стук-стук - пока та не отворила. И эта обрадовалась пташке, гладит

ее и приговаривает:

     - Ах ты, пташка-милашка! Был бы мой муж дома, и он бы тебе обрадовался.

Да он завтра только к вечеру воротится. Поехал свои  две  трети  королевства

поглядеть.

     А вещуну только того и надо! Вдруг - двери нараспашку,  влетает  старая

ведьма, хочет пташку задушить.

     - Как бы тебя эта тварь в кровь не ободрала! - говорит она  невестушке.

А сама своими лапами-граблями так и норовит бедняжку сцапать.

     Но птичка мигом обернулась человеком и не успели те опомниться, шасть в

дверь - и нет его!

     Еще раз оборотился вещун  зеленой  птицей  и  взлетел  к  окошку  самой

младшей невестки. Тук-тук  клювом,  она  и  отворила.  Обрадовалась!  Гладит

пташку, приговаривает:

     - Ах ты, пташка-милашка! Был бы мой муж дома и он бы тебе  обрадовался.

Да он вернется только через два вечера на третий.  Поехал  свое  королевство

проверить.

     А вещуну больше ничего и не надо. Теперь он узнал все,  что  хотел.  Но

тут с ним чуть беда не стряслась! Старая ведьма  примчалась,  будто  с  цепи

сорвалась, - чуть-чуть пташку не схватила. Но вещун  в  мгновенье  ока  стал

человеком, шасть в двери - только его и видели!

     Прибегает к слуге, велит в город идти и купить еды на три  дня.  А  сам

бегом в лес. Знает, попадет ведьме в руки, она шутить не станет.  Слуга  его

догнал, едва дух переводит:

     - Весь город, - говорит, - какого-то беглеца ищет. Хорошо  меня  самого

не схватили.

     Пошли  они  дальше.  Вот  и  мост,  через   который   должны   ведьмины

сыновьядомой возвращаться. Кинул вещун поперек моста бревно, а сам со слугой

под мостом притаился. Ждет вечера.

     Вечером издалека слышно, конь скачет. Это старший король  возвращается.

На мосту конь о бревно споткнулся.

     - Эй, какой шалопай бревно бросил? - вскричал разгневанный король.

     - Я бросил! А сам-то ты кто такой, что смеешь меня шалопаем обзывать! -

выскочил из-под моста вещун.

     - Сейчас шкуру с тебя спущу, тогда узнаешь! - выхватывает король меч из

ножен и на вещуна.

     Тут и вещун за меч схватился и стали они биться. Сразил  вещун  короля.

Перебросил через седло и хлестнул коня,  чтоб  вез  хозяина  домой.  Сам  со

слугой опять под мост схоронился. Ждут завтрашнего вечера.

     Подходит вечер, второй  король  возвращается.  Споткнулся  его  конь  о

бревно, и он вскричал в гневе:

     - Эй, какой шалопай на моем пути бревно бросил?

     - Я бревно бросил! А ты кто такой, что смеешь меня шалопаем обзывать! -

выскочил вещун из-под моста.

     - А такой, что ты мне и за дерзость и за пролитую  кровь  заплатишь!  -

обнажил меч и пошел на вещуна.

     И вещун меч обнажил. Стали они рубиться. Сразил вещун короля.  Мертвого

взвалил на коня, коня  хлестнул,  чтоб  вез  хозяина  домой.  Сам  под  мост

схоронился. Сидят они со слугой до третьего вечера.

     На третий вечер мчится самый младший король верхом на  Солнечном  коне.

Не споткнулся Солнечный конь, но  пролитая  кровь  братьев  застлала  королю

глаза.

     - Эй! - вскричал король, - какой разбойник пролил кровь на моем пути?!

     - Это я пролил кровь твоих братьев! - кинулся  к  нему  вещун,  обнажив

меч.

     Бьются, бьются, никак один другого не одолеют, только зря мечи сломали.

Тут вещун и говорит:

     - Нет ту от этих мечей  толку!  Давай  лучше  превратимся  в  колеса  и

помчимся один на другого вон с тех косогоров.

     - Ладно, - отвечает король, - я обернусь тележным колесом, а  ты  каким

полегче.

     - Ну, нет! Ты будешь легким, а я тележным! Согласился король.

     Взобрались они на косогоры и ринулись-покатились  вниз  прямо  один  на

другого. Тележное колесо налетело на легкое, оно и рассыпалось на куски.

     А из тележного выскочил вещун и кричит: - Плохи твои дела! Мой верх!

     - Не спеши! - закричал король и встал перед вещуном. -  Ты  мне  только

пальцы покалечил. Превратимся лучше в пламень и станем один другого жечь!  Я

буду красным, а ты - синим.

     Э, нет, - отвечает вещун, - ты будешь синим, а  я  красным!  И  на  это

король согласился.

     Тут же около моста и обернулись они языками пламени и стали друг  друга

нещадно жечь. Жгут-жгут, ни один победить не может. Тут откуда ни возьмись -

нищий старичок.

     - Дедушка, - просит синее пламя, - принесите  воды  и  залейте  красное

пламя, а я вам грошик дам!

     Потащился старичок, принес воды. А красное пламя вдруг как крикнет:

     - Дедушка я вам два дам! Только плесните вы эту воду  на  синее  пламя!

Дедушка так и сделал, видать, разбирался старый, что два гроша большеодного.

Тут королю и конец пришел. Красное  пламя  вещуном  обернулось.  Схватил  он

Солнечного коня под уздцы, ногу в стремя и  взлетел  ему  на  спину.  Нищего

старичка отблагодарил, кликнул слугу и пустился дальше своей дорогой.

     Едут они едут своей дорогой. А старая  ведьма  тоже  даром  времени  не

теряет. Похоронила покойников, не посмотрела, что  невестки  горько  рыдают,

сверкнула глазами,  топнула  ногой,  уселась  на  кочергу,  подхватила  трех

молодух - и взвилась в небо.

     А наши путники идут все  дальше  и  дальше,  дремучими  лесами,  голыми

степями, без еды, без воды. Все припасы давно  кончились.  Голод  их  мучит,

особенно слугу. И вдруг откуда ни возьмись, где раньше и  дикой-то  яблоньки

не было, стоит яблоня, вся сочными плодами обсыпана. Кинулся слуга к дереву,

хочет яблок на дорогу нарвать.

     - Не тронь, не тронь!  -  кричит  ему  вещун.  -  Погоди,  мне  с  коня

сподручнее достать.

     Подскакивает к яблоне и разрубает ее своим  мечом.  Рухнула  яблоня  на

землю, алая кровь из нее хлещет.

     - Видишь, - говорит вещун, - и ты бы так лежал, коли  откусил  бы  хоть

кусочек яблока. Это ведьма нам старшую королеву на дороге  поставила,  чтобы

нас яблоками отравить. Но теперь она нам  больше  не  страшна,  можем  смело

вперед идти.

     Отошли немного, видят родничок бьет. Вода чистая, хрустальная.

     - Эх, - говорит слуга, - хоть водицы попью, голод обману.

     - Постой, - отвечает вещун, - я сам воды зачерпну.

     И сунул в родник меч по самую рукоять. И  тут  же  вскипела  вода  алой

кровью.

     - И с тобой бы такое же случилось. Ведь это ведьма среднюю королеву  на

дороге поставила, чтобы нас водой отравить. Теперь с  ней  покончено,  можем

смело вперед идти.

     Только отошли, видят прелестный розовый куст. Слуга решил хоть ароматом

прекрасных роз насладиться, коли нельзя ни поесть, ни попить. Но вещун одним

прыжком опередил его и посшибал все розы  своим  мечом.  Алая  кровь  так  и

брызнула во все стороны.

     - Это была младшая королева, - сказал вещун. - Она должна была  удушить

нас своим ароматом. Но и с ней покончено. Теперь ведьма лопнет от  злости  и

больше к нам уже не полезет.

     - Эх, сколько страху мы натерпелись, - говорит  слуга,  -  нелегко  нам

достался Солнечный конь!

     - Легко-не легко, - говорит вещун, - только конь-то еще не наш!

     - Как так, не наш!? - молвит слуга.

     - А ты погоди, не спеши! - отвечает вещун.

     Не успел  договорить,  вдруг  откуда  ни  возьмись  -  мальчонка  -  не

мальчонка,  а  так,  недомерок  какой-то.  Шмыгнул  мимо  коня  и   уздечкой

забренчал. В тот же миг вещун грохнулся на землю,  а  недомерок  вскочил  на

коня и был таков.

     - Говорил я тебе, рано радоваться! - поднялся с земли вещун.

     - Так-то оно так, - согласился опечаленный слуга. - Только что  же  это

за прыткий мальчонка такой? Ну, попадешься ты мне в руки ... -  погрозил  он

вслед ему кулаком.

     - Что ж, беги, догоняй, коли хочешь! - говорит вещун. - Только  зряшная

это затея. Все равно тебе его не  поймать.  Ступай-ка  ты  подобру-поздорову

домой, там и наешься досыта и напьешься вволю. А я тебя догоню,  как  только

Солнечный конь опять моим станет.

     На том и расстались.  Вещун  назад  повернул,  за  маленьким  чародеем.

Догнал  и  побрел  следом  не  спеша,  прикинулся  путником.  Вдруг  чародей

оборачивается и кричит:

     - Откуда путь держите, добрый человек?

     - Из далеких краев, - отвечает ему вещун.

     - А далеко ли идете?

     - Да вот какую-нибудь службу ищу.

     - В лошадях толк знаете?

     - Как же мне не знать, коли у меня у самого конь был.

     Обрадовался чародей и взял к себе вещуна конюхом. Прибыли они к чародею

в замок. Вещун отвел Солнечного коня в конюшню и принялся  его  обихаживать.

Совсем как о своем коне заботится. А чародей об одном только  думку  думает:

как бы заполучить еще и красавицу-заморскую княжну. Ведь  Солнечный  конь  у

него уже есть. Видно, очень его эта  думка  одолела,  если  при  всем  своем

чародействе не разобрался, кого в слуги нанял. Да к тому же и все свои тайны

ему раскрыл: и про коня и про княжну.

     Однажды кличет он своего слугу и говорит:

     - Ты, слуга, парень не промах.  Но  если  не  приведешь  мне  заморскую

княжну, что живет в замке посреди моря, пеняй на себя. Не быть тебе живым!

     Замок этот, скажу я вам, громоздился на высоком тополе,  а  тополь  был

высотой до самого неба. Ни с какой стороны к нему не подберешься. Но хозяину

нет дела, как там, да что там, - лишь бы слуга поскорей его приказ  исполнил

и невесту привел.

     Вещун раздобыл корабль, нагрузил его красным товаром, лентами, платками

да нарядами, один другого краше. Самые дорогие развесил по всему  кораблю  и

пристал к замку, что на высоком  тополе  посреди  моря  стоял.  Увидала  его

княжна, тотчас же послала служанку узнать, продает ли купец товар.

     - А как же! Продаю, пусть княжна соизволит выбрать, - отвечает вещун. -

Прошу княжну вниз спуститься да присмотреть, что ее душеньке  угодно,  я  ей

дешево уступлю.

     Спустилась княжна на корабль,  перебирает  нарядные  ленты  да  платки.

Совсем закопалась и не заметила, что гребцы гребут что есть мочи, и  корабль

уже к берегу  приближается.  Только  тогда  опомнилась,  когда  стала  домой

собираться ...

     Опечалилась заморская княжна:

     - Знаю к кому меня везешь, - говорит она вещуну. -  Но  если  сердце  у

тебя доброе, не оставляй меня у  него.  Отведи  лучше  к  тому  королю,  кто

Солнечному коню хозяин.

     - Я и сам так думаю! Тот король тебе  куда  как  лучше  подходит.  Быть

по-твоему, коли выведаешь у этого чародея в чем его сила.

     На том и порешили. И весело пристали к берегу. А недомерок-чародей  уже

дожидается. От радости сам не свой, что княжну заполучил. Скачет, в  ладошки

хлопает. А княжна вокруг него так и вьется, так и вьется, выведывает что  да

как. Он ей и открылся:

     - Там, - говорит, - в глухом лесу, под замком,  стоит  высокое  дерево,

подтем деревом олень пасется, в том олене -  утка,  в  той  утке  -  золотое

яичко. А в том яичке вся, душенька, моя  сила.  Только  никому  об  этом  ни

словечка - там мое сердце. Заживем мы  с  тобой  на  славу  и  будем  вместе

скакать на Солнечном коне!

     Да только не радует ее даже Солнечный конь. К чему ей  этот  коротышка?

Едва уснул  чародей,  она  к  вещуну,  и  все  ему  рассказала.  Не  мешкая,

отправился тот в темный лес, застрелил под высоким деревом оленя,  вынул  из

него утку, из утки яйцо. Яйцо расколол и выпил - тут злой силе чародея конец

пришел. Стал он слабым, как дитя, а вся сила перешла к вещуну. Вещун посадил

княжну на Солнечного коня и повез к королю.

     Добрались они к границе темного королевства, там слугу  нашли.  Неохота

ему со света  во  тьму  забираться,  да  и  с  пустыми  руками  боится  пред

королевские очи предстать. Обрадовался он княжне.

     И тут от Солнечного коня брызнули светлые лучи во все  стороны  темного

государства! Кинулись  им  навстречу  люди.  Сам  король,  как  на  крыльях,

примчался. Не знает на кого раньше глядеть: то ли на Солнечного коня, то  ли

красавицей княжной любоваться. Все хорошо обошлось. Вещун  и  золотого  коня

привел, чтобы темный край освещать и статную невесту молодому королю.

     То-то было радости! Нашего вещуна на руках носили,  похвалами  осыпали,

не знали, как благодарить.

     Король собрался было ему полкоролевства отказать, да вещун не принял.

     - Мне бы, - сказал он, - только мою избушку да мою книгу. Все, что я  в

ней про тебя вычитал, я тебе отдал. Владей и будь счастлив!

     Собрался и ушел.

 

 

 

 

      Двенадцать месяцев

 

 

     Было у матери две дочки: одна родная, другая мужнина.  Свою  она  очень

любила, а на падчерицу даже глядеть не могла. И все потому, что Марушка была

красивей ее Олены. Марушка о своей красоте не ведала и все  никак  не  могла

понять, почему мачеха как на нее взглянет, так  брови  насупит.  Олена  знай

себе наряжается да прихорашивается,  по  комнатам  прохаживается,  по  двору

прогуливается  или  на  улице  торчит,  а  Марушка  тем  временем   в   доме

прибирается, стряпает, стирает, шьет,  прядет,  ткет,  траву  косит,  корову

доит - всю работу делает. Мачеха что ни день, то пуще ее бранит. Но бедняжка

Марушка все терпеливо сносит. Злая баба совсем на нее ополчилась, Марушка со

дня на день все хорошеет, а Олена еще безобразнее становится. И решила тогда

мачеха: "Ни к чему мне держать в доме красивую падчерицу!  Придут  парни  на

смотрины, им Марушка глянется, а от моей Олены отворотятся.

     Посоветовалась она со своей дочерью и такое  они  удумали,  что  добрым

людям и в голову не придет.

     Однажды, а было это аккурат после Нового года,  пожелала  Олена  фиалок

понюхать. А на дворе мороз трескучий.

     - Отправляйся-ка, Марушка, в лес да нарви  фиалок.  Желаю  их  к  поясу

прикрепить. Уж очень мне охота фиалочек понюхать.

     - Да ты что, сестрица-дорогая! Слыхано ли дело, чтоб под снегом  фиалки

росли? - отвечает бедная Марушка.

     - Ах  ты,  негодница,  как  ты  смеешь  отказываться,   коли   я   тебе

приказываю! - накинулась на нее Олена. - А не принесешь фиалок,  плохо  тебе

будет!

     Вытолкала мачеха бедную девушку за дверь  и  на  крючок  заперлась.  Со

слезами побрела Марушка в глухой лес. Снегу навалило выше головы и нет нигде

следа человека.

     Долго она по лесу мыкалась. Голод мучит, мороз до костей  прохватывает.

Совсем погибает. И вдруг вдалеке огонек мелькнул.  Пошла  она  на  огонек  и

добралась до самой вершины горы. А там большой костер горит,  вокруг  костра

двенадцать камней лежат,  на  тех  камнях  двенадцать  человек  сидят.  Трое

стариков, трое помоложе, трое еще моложе и трое совсем  молодых.  Тихо  эдак

сидят, молча, на огонь уставились. Это  были  и  двенадцать  месяцев.  Самый

большой - Январь сидел на самом большом камне. Волосы и  борода  белые,  как

снег, в руке дубинку держит.

     Испугалась Марушка, стоит  не  дышит.  Но  потом  набралась  храбрости,

подошла поближе и говорит:

     - Добрые люди, разрешите мне обогреться,  совсем  я  замерзла.  Большой

Январь кивнул головой, спрашивает:

     - Ты зачем, милая девушка, явилась, чего тебе здесь надобно?

     - Фиалку ищу, - отвечает Марушка.

     - Не время сейчас для фиалок, снег лежит, - возражает Январь.

     - Ах, я знаю! Но сестра Олена с мачехой велели из лесу фиалок принести.

А коли не принесу, плохо мне придется. Прошу вас, дяденьки, скажите, где мне

их искать.

     Тут Большой Январь поднялся, подошел  к  самому  младшему  из  месяцев,

сунул ему в руки дубинку и говорит:

     - Братец Март, пересядь-ка на мое место!

     Пересел месяц Март на самый большой  камень  и  взмахнул  дубинкой  над

костром. Костер вспыхнул высоко-высоко, снег стал таять,  деревья  покрылись

почками, под буками зазеленела  трава,  в  траве  появились  бутоны  цветов.

Наступила весна. В кустах, среди листвы, расцвели фиалки. Не успела  Марушка

в себя прийти, как цветы уже покрыли землю густым голубым ковром.

     - Быстренько  собирай,  Марушка,  быстренько!  -  приказал   ей   Март.

Обрадовалась Марушка, быстро набрала цветов и связала в букет. Поблагодарила

от всей души месяцы и поспешила домой.

     Удивлялась Олена, удивлялась мачеха, когда Марушка домой явилась.

     Открыла ей дверь, и весь дом наполнился ароматом фиалок.

     - Где ты их нарвала? - злобно спросила Олена.

     - Там, высоко в горах растут под кустами.  Их  там  видимо-невидимо,  -

тихо отвечает Марушка.

     Олена выхватила у нее букет из рук, понюхала и матери дала  понюхать  и

прикрепила к платью. А бедняжке Марушке даже нюхнуть не дала!

     На другой день развалилась Олена у печки и надумала  земляники  поесть.

Кричит:

     - Отправляйся, Маруша, в лес и принеси мне ягод!

     - Ох, сестрица милая, что ты это удумала! Слыхало ли  дело,  чтобы  под

снегом земляника росла?

     - Ах ты, дрянь! Ты еще отговариваешься!  Ступай,  не  мешкая!  Коли  не

принесешь ягод, не сносить тебе головы! - злобствует Олена.

     Вытолкала мачеха Марушку из дому, захлопнула  за  ней  двери  и  крючок

накинула.

     С плачем побрела бедняжка в лес. Снегу навалило выше головы и нигде  ни

следа  человека.  Плутала  она,  плутала,  голод  мучит,  холод  до   костей

пробирает. Совсем погибает.

     Видит вдалеке тот же свет,  что  и  давеча.  Опять  к  тому  же  костру

выходит. И сегодня двенадцать месяцев вокруг костра сидят. Выше всех Большой

Январь, седой, бородатый, с дубинкой в руке.

     - Добрые люди, пустите меня обогреться! Я  совсем  замерзла,  -  просит

Марушка.

     Большой Январь кивнул головой и спрашивает:

     - Опять ты пришла, милая, чего тебе нынче надобно?

     - Земляники, - Марушка в ответ.

     - Да ведь зима на дворе, а в снегу ягоды не растут, - удивился  Большой

Январь.

     - Ох, знаю, - говорит печально Марушка. - Только сестра Олена с мачехой

велели мне земляники насбирать. Коли не  наберу,  грозятся,  что  плохо  мне

будет. Очень прошу вас, дядюшки, скажите, где мне землянику искать?

     Поднялся тогда Большой Январь, подошел  к  тому  месяцу,  что  напротив

сидел, подал ему дубинку и сказал:

     - Братец Июнь, пересядь на мое место!

     Месяц Июнь уселся на самый  высокий  камень  и  крутанул  дубинкой  над

костром. Пламя  вознеслось  втрое  выше,  снег  в  минуту  растаял,  деревья

покрылись листвой, пташки щебечут и поют, всюду цветы, наступило  лето.  Под

кустами  россыпи  белых  звездочек.  Они  прямо  на  глазах  превращаются  в

землянику наливаются алым соком, созревают.

     - Быстренько  собирай,  Марушка,  быстренько!  -  приказал   ей   Июнь.

Обрадовалась  Марушка,  полный  фартучек   насобирала.   Поблагодариладобрых

месяцев и поспешила к дому.

     Подивилась Олена, подивилась мачеха. Отворили двери и  запах  земляники

разошелся по всему дому.

     - Где ты ее набрала ? -  злобно  спросила  Олена.  А  Марушка  тихонько

сказала:

     - На высокой горе, ее там тьма-тьмущая!

     Наелась Олена ягод досыта и мачеха наелась. Но Марушке даже отведать не

предложили. А на третий день захотелось Олене румяных яблочек.

     - Ступай, Маруша, в лес и принеси мне румяных яблок! - кричит.

     - Ох, сестрица, дорогая, да ты  что!  Кто  это  слыхивал,  чтобы  зимой

яблоки поспевали?

     - Ах ты, негодница, ты у меня поговоришь! Коли  я  велю,  собирайся  да

беги в лес! Не принесешь свежих яблок, берегись! - грозится Олена.

     Вытолкала  мачеха  Марушку  на  мороз,  захлопнула  за  ней   двери   и

щеколдузадвинула. С плачем поплелась бедняжка в лес.  Снегу  выше  головы  и

нигде ни следа человека. Долго она плутала. Голод  мучит,  холод  до  костей

пробирает. Погибать собралась. Вдруг видит огонек, двинулась  она  на  свет,

вышла к костру. Вокруг костра сидят словно прикованные двенадцать месяцев. А

выше всех Большой Январь, седой да бородатый, с дубинкой в руке.

     - Пустите меня обогреться, добрые люди! Совсем пропадаю  от  холода,  -

взмолилась Марушка.

     Кивнул Большой Январь головой и спрашивает:

     - Ты зачем опять пришла, девица?

     - За румяными яблоками, - плачет Марушка.

     - Не зреют на морозе красные яблоки, - удивился Большой Январь.

     - Знаю, - печально  говорит  Марушка.  -  Да  только  Олена  и  матушка

грозятся, коли яблок не принесу, расправиться  со  мной.  Очень  вас  прошу,

милые дядюшки, помогите мне и на этот раз.

     Поднялся тогда со своего места Большой  Январь,  подошел  к  одному  из

месяцев, что постарше, дал ему в руки дубинку и говорит:

     - Садись-ка, братец Октябрь, на мое место!

     Сел Октябрь на главное место, крутанул дубинкой над  костром.  Взвилось

пламя  ввысь,  снег  исчез,  листья  на  деревьях  висят  желтые,  понемногу

облетают. Осень. Нету цветов, да и не ищет их Марушка. Ищет яблоню. А вот  и

яблонька и высоко в ветвях висят румяные яблочки.

     - Тряси, Марушка, быстренько! - велел ей Октябрь.

     Тряхнула Марушка дерево, свалилось одно яблоко,  другой  раз  тряхнула,

второе яблочко свалилось.

     - Бери, Марушка, да поторапливайся домой! - кричит Октябрь. Послушалась

Марушка, от души поблагодарила добрых месяцев и побежалак дому.

     Удивлялась Олена, удивлялась мачеха, когда  увидали  девушку.  Отворили

дверь, а она им два яблока подает.

     - Где ты их сорвала? - спрашивает Олена.

     - Высоко на горе. Их там еще много, - сказала Марушка.

     - Ах ты, такая-сякая, негодница, почему же всего два  принесла?  Видно,

по дороге остальные съела? - накинулась на нее Олена.

     - Нет, милая сестрица, не  съела  ни  одного.  Когда  я  в  первый  раз

яблоньку тряхнула, свалилось одно яблочко, во второй  раз  тряхнула,  второе

свалилось.  А  больше  мне  не  велели  трясти.  Велели  домой   бежать!   -

рассказывает Марушка.

     - Чтоб тебя громом разразило! - бранится Олена и вот-вот  Марушку  бить

кинется. Мачеха ей уже и палку  подает.  Но  Марушка  увернулась,  кинуласьв

кухню да под печку забралась. Олена-жадина в одно яблоко  вцепилась,  второе

мать забрала. Таких сладких яблок они в жизни не едали.

     - Дай мне, мама, шубейку, я сама в лес пойду! Эта  негодница  опять  по

дороге все слопает. Я отыщу то местечко, будь  оно  хоть  в  пекле  и  нарву

яблок! Мне сам черт не страшен!

     Напрасно мать отговаривала. Надела  Олена  шубейку,  на  голову  платок

повязала и отправилась в лес. Мать на пороге руки ломает, за  свою  девчонку

боится.

     Добралась Олена до леса. Снега - выше головы. Ни  следочка  не  видать.

Плутала, плутала, но румяные яблочки манят  ее  все  дальше,  словно  кто-то

сзади подгоняет.

     Вдруг видит вдали свет. Она туда, подходит к костру. Вокруг  двенадцать

человек, двенадцать  месяцев  сидят.  Не  поздоровавшись,  не  попросившись,

протянула она руки к огню,  стала  греться,  будто  только  для  нее  костер

разожгли.

     - Ты зачем явилась? Чего  тебе  здесь  надобно?  -  недовольно  спросил

Большой Январь.

     - А тебе какое дело, старый дурень! Куда хочу, туда и хожу! -  отрезала

Олена и в лес подалась, словно там ее уже зрелые яблоки ждут.

     Нахмурился Большой Январь, крутанул  дубинкой  над  костром.  В  ту  же

минуту небо помрачнело, костер угас, подул холодный ветер, началась  метель,

не видно ни зги. Чем дальше идет Олена, тем глубже в  снегу  вязнет.  Ругает

Марушу и весь белый свет. Промерзла до костей, ноги подломились и  свалилась

злая Олена, как подкошенная.

     А мать Олену ждет, из окошка выглядывает, на крыльцо выскакивает. Время

идет, а Олены все нету.

     - От яблок  оторваться  не  может,  или  еще  что  случилось?  Пойду-ка

поищу, - решила она.

     Напялила шубейку, покрылась платком и побрела за дочерью.

     А снег все гуще, ветер все холоднее, сугробы стенами встают. Бредет она

по пояс в снегу, Олену кличет. Но вокруг ни души. Заблудилась мачеха, клянет

весь белый свет с Оленой вместе. Промерзла до  костей,  ноги  подломились  и

свалилась она на землю, как подкошенная.

     А дома Марушка успела обед приготовить, накормить да подоить коровушку.

Но Олены с мачехой все нет, как нет.

     - Куда это они  запропастились?  -  беспокоится  Марушка.  Уж  вечереть

стало. Села она за прялку. До самой ночи просидела. Веретенце давно  полное,

а от них ни слуху, ни духу.

     "Наверное, с ними что-то стряслось, - переживает  добрая  девушка  и  с

тоской поглядывает в окошка. А там ни души,  только  звезды  сверкают  после

вьюги. На земле чистый снежок лежит, крыши на  морозе  потрескивают.  Второй

день наступил. Нету их. Завтрак  подоспел.  Потом  обед  .  .  .  Так  и  не

дождалась. Ни Олены, ни мачехи. Обе в лесу замерзли.

     Остался у Марушки домик, коровушка, сад да поле и лужок возле  дома.  А

пришла весна и хозяин нашелся. Парень-красавец.  Женился  он  на  Марушке  и

зажили они в любви и мире.

     Ведь мир да согласие всего дороже.

     Волшебный охотникЖил в глухой долине  старый  охотник.  И  кормила  его

только охота. Неподалеку от его домишки было озеро. Плывет  он,  бывало,  по

этому озеру на плоту и где что увидит, обязательно поймает.

     Прилетела однажды на озеро стая уток. По  одной  стрелять  -  остальных

разгонишь, надо всех разом брать: он и так, он и эдак прикидывает.  Вспомнил

он, как ему охотники рассказывали, если утка заглотнет змею, то змея  сквозь

нее проскользнет и сзади выйдет, и ее  тут  же  другая  проглотит,  из  этой

выберется, ее третья схватит, так и повиснут утки на змее нанизанные.

     Что ж. Свил охотник длинную-предлинную веревку, смазал  жиром,  сам  со

своим плотом в камыш забрался, веревку на  воду  пустил,  сидит,  не  дышит.

Прилетели утки, крякают, головастиками пробавляются.  Вдруг  видят  веревка!

Первая проглотила, она сквозь нее проскользнула, вторая проглотила,  за  ней

третья, четвертая, а потом и все остальные. Веревка-то длинная была.  Второй

конец охотник крепко-накрепко к поясу привязал.

     Вывел он свой плот на середину озера и в  ладоши  захлопал.  Испугались

утки, ввысь поднялись и прочь полетели.  А  их  много,  целая  стая,  они  и

охотника вверх подняли. Кто знает, чем бы все это  кончилось,  кабы  уткинад

его домишком не пролетали. На крыше труба торчит. Вот наш охотник-то за  нее

и ухватился и вниз по трубе прямо в свою кухню попал. Уток перебил,  ощипал,

выпотрошил, изжарил - и одну за другой с аппетитом уплел. Больно уж вкусны!

     "Эх, как бы мне с голоду не пропасть, - подумал он, когда с утками было

покончено. -  Ну-ка,  пока  сыт,  пойду  я  по  белу  свету  поброжу,  может

чего-нибудь раздобуду!

     Шагает он по горам, по долам, а на небе луна светит. Видит  -  какой-то

человек стоит в луну целится.

     - Ты зачем это в луну целишься?

     - А чего? - отвечает тот. - Видишь на луне скалу? На  ней  сова  гнездо

свила. И никак шельма не хочет голову высунуть, чтоб я ее подстрелил.

     - Не тронь, ты, сову, пусть совят высиживает. Пойдем лучше со  мной  по

белу свету бродить, счастья искать.

     Уговорил. Дальше пошли уже вдвоем.

     Идут, идут, видят какой-то  человек  стоит,  уставился  на  лужайку  за

лесом, а та лужайка верстах в десяти, не меньше.

     - Ты что глазеешь? Как бы без глаз не остаться! - говорят они.

     - А почему бы мне не глазеть! - отвечает тот. - Я свое жаркое  сторожу.

На ту лужайку ходят олени пастись. Только первый  из  лесу  выбежит,  я  его

увижу и, одним махом на лужайку перемахну и схвачу оленя. Вот мне  и  жаркое

будет!

     - Брось. Пустое дело! Пойдем лучше с нами по белу свету счастья искать!

Уговорили. Дальше уже втроем идут. Шли-шли, мужика около дворцаувидали. Весь

в цепях запутался.

     - Ты куда это в цепях собрался? - спрашивают.

     - Как куда? У меня на хуторе ни деревца!  Вот  я  и  хочу  какой-нибудь

лесок цепями обвязать и к себе поближе перетащить, чтоб батракам  далеко  за

дровами не ходить.

     Помогли наши путники ему лес перетащить, а он за это угостил их молоком

и маслом. Но они и его уговорили. Пошел он с ними вместе счастья искать.

     Шли, шли, видят старик на камне сидит. Одну ноздрю  заткнул,  в  другую

дует и дует.

     - Ты зачем дуешь?

     - Зачем дую? Видите, там на горе ветряная мельница?  Я  в  одну  ноздрю

дую, чтоб молола. А кабы дунул в две ноздри, ее бы в щепки разнесло.

     - Бросай  с  мельницей  забавляться,  пойдем  с  нами  счастья  искать.

Согласился мужик. Пошли все вместе.

     Шли они шли и до турецких земель добрались и там, перед  самым  главным

турком свои фокусы  стали  показывать.  Паша  в  награду  позвал  их  с  ним

отобедать.

     За столом наши друзья знай себе  бахвалятся,  будто  с  детства  только

токайское вино пьют, и потому всё на свете умеют. Захотелось жене паши  хоть

капельку этого вина попробовать.

     - Эка невидаль, токайское вино, - говорит охотник, - мы еще из-за стола

не вылезем, а мои люди его вам на стол поставят!

     - Что ж, - покачал головой паша, - хотел бы я поглядеть, кто сможет так

быстро сбегать на Токайскую гору.

     Охотник отвечает:

     - Да, хоть сейчас!

     - Хорошо. Коли к  обеду  на  столе  будет  бокал  токайского  вина,  вы

получите столько золота, сколько сможете унести. А нет - голова  с  плеч,  -

молвил паша твердо.

     Ладно. Быстроногий одним прыжком перенесся в Токай. А обратно что-то не

возвращается. Жена паши разгневалась, хочет уйти.

     - Ну-ка, глянь, где он задержался! - крикнул охотник Остроглазому.

     Глянул тот, видит спит Быстроногий на подгорьи под развесистой  грушей.

Схватил Остроглазый свой лук и сострелил грушу. Упала она спящему  прямо  на

нос. Тот проснулся и вот он уже у стола, подает жене паши бокал вина. Выпили

паша с женой токайского. Видно, крепко им вино в голову ударило, потому  что

в подвал за золотом отправили с нашими героями своего  слугу.  Что-то  долго

слуга назад не возвращается. Послал за ним паша солдата.

     - Беда стряслась, мой  паша!  -  бежит  солдат.  Заперли  они  слугу  в

подвале, а потом  силач  обмотал  весь  подвал  цепями  и  вместе  со  всеми

сокровищами утащил на свой корабль. Вон они плывут.

     Вскочил паша на ноги, за ним солдаты поспешили на  самый  свой  быстрый

корабль и в догонку за беглецами пустились. Вот-вот настигнут.

     - Ты что же, старик? - говорит охотник Дуйветру, -  докажи,  что  и  ты

недаром кашу ешь!

     Устроился старик на корме, одной ноздрей дунул в свои паруса, другой  -

на корабль паши. И отлетел турецкий корабль верст на десять!  Паша  чуть  не

лопнул от злости! А друзья благополучно добрались до своей страны. Разделили

золото поровну и живут-поживают по сей  день,  коли  еще  все  богатство  не

истратили.

     БеронаВ тридевятом царстве, в тридесятом государстве, за красным морем,

за дубовой скалою, где свет досками обшит, чтобы  туда  земля  не  сыпалась,

жил-был король. И был у того короля  сад,  а  в  саду  дерево,  которому  по

красоте нет во всем мире равного.

     Дает ли это дерево плоды или даст когда-нибудь, это никому неведомо. Но

узнать охота, особенно королю. Кто к нему в королевство ни  заглянет,  сразу

ведет король к дереву, чтобы поглядел и сказал, когда, по его  разумению,  и

какие плоды оно принесет. Только ни  свои,  ни  чужеземцы  сказать  того  не

могли.

     Пришлось королю созвать со всего государства садовников,  отгадчиков  и

мудрецов, чтобы те определили, когда  и  какими  плодами  покроется  дерево.

Сошлись, уселись, долго глядели, но ответить так никто из них и не сумел.

     Как вдруг появляется старенький старичок и говорит:

     - Какие плоды родит это дерево, никому из нас знать не дано.  Ибо  нету

больше на всем белом свете таких деревьев. Но я расскажу, что слыхал,  когда

еще совсем мальчонкой был, от одного старика и до сей поры никому неговорил.

Это дерево каждую ночь ровно в одиннадцать покрывается почками,  в  четверть

двенадцатого расцветают цветы, без  четверти  двенадцать  созревают  золотые

плоды, а в двенадцать кто-то, а кто - не знаю, их обрывает. Старичок  умолк,

а король вскричал громким голосом:

     - Эге, надо проверить, так это  или  не  так.  А  коли  все  правильно,

золотые плоды сорвать. Дерево-то мое, ведь оно в моем саду  растет!  Кто  за

это нынче же возьмется?

     - Я возьмусь! - отвечает королю старший сын.

     На том и порешили, что пойдет он караулить золотые плоды этой же ночью.

     Наступил вечер. Отправился старший сын в сад, набрал с  собой  вина  да

мяса жареного и расположился поудобнее. Сидит, на дерево  поглядывает,  ждет

что будет. Но все было тихо, даже листок не шелохнулся. Пробило  одиннадцать

и дерево вдруг покрылось почками.  Пробило  четверть  двенадцатого,  лопнули

почки и появились прекрасные цветы. Пробило половину и цветы превратились  в

блестящую завязь. Завязь стала на глазах расти и в три четверти двенадцатого

дерево  покрылось  красивыми  золотыми  яблока-ми.  Разинул  королевич  рот,

наглядеться не может. Хочет яблоки одорвать, только  шаг  к  дереву  шагнул,

вдруг гром грянул, молнии засверкали, тучи собрались, дождь полил. Дунуло на

него сонным ветром,  он  уснул  и  проспал  мертвым  сном  до  самого  утра.

Проснулся, а дерево уже пустое стоит, золотых яблок нет, как и  не  было,  и

кто их в грозу обобрал - неизвестно. Печально  побрел  королевич  к  отцу  и

рассказал, что с ним стряслось.

     - Ну, коли от тебя проку мало,  -  сказал  средний  брат,  -  я  пойду!

Разберусь, кто ходит к нашей яблоне и схвачу его!

     Согласился король.

     Стало смеркаться, а средний сын уже  в  саду  под  деревом  посиживает,

мясом да пирогами лакомится. Всюду тишина. Но как пробило одиннадцать, стали

на дереве почки лопаться. Ударило четверть  двенадцатого,  прекрасные  цветы

расцвели. Пробило полчаса, цветы стали завязью блестящей, а в  три  четверти

все дерево покрылось блестящими золотыми яблоками. Не стал средний королевич

мешкать, влез на дерево, хочет яблоки собрать.

     Вдруг, ни с того ни с сего, ожгло его  морозем  великим.  Мрак  и  тьма

опустились на  землю,  все  льдом  покрылось.  Ноги  у  королевича  по  льду

скользят, разъезжаются, упал он с яблони. Тут подул  сонный  ветер  и  уснул

королевский сын, как убитый.

     Утром  проснулся,  а  на  дереве  пусто.  Стыдно  ни  с  чем   к   отцу

возвращаться, да делать нечего. И пришлось все как есть рассказать.

     Королю и чудно и досадно. Уж и не  надеется,  что  кому-нибудь  удастся

узнать, кто яблоки обрывает и куда потом девается.

     Подходит тут к отцу самый младший королевич. Его  в  доме  никто  и  не

замечал, потому наверное что не бахвалился он, как его братья, а только  все

на дудке жалобно играл.

     - Отец, - говорит, - дозвольте  и  мне  дерево  покараулить,  как  моим

братьям, может мне больше повезет!

     - Куда тебе, коли уж братья не смогли! - говорит отец. - Отстань  и  не

надоедай!

     Но младший королевич до тех пор просил, пока отец не согласился.

     Отправился он вечером в сад  и  свою  дудку  прихватил.  Неподалеку  от

дерева остановился и  заиграл,  только  эхо  отзывается.  Бьет  одиннадцать,

дерево почками пошло, а он знай на дудке  играет.  Ударило  четверть,  цветы

превратились в мелкую блестящую завязь. Завязь растет, раздувается и  в  три

четверти все дерево уже блещет прекрасными золотыми  яблоками.  А  королевич

играет да все, жалобней и жалобней.

     В двенадцать раздался шум  и  на  дерево  опустились  двенадцать  белых

голубей. Обернулись девицами-красавицами. Но самая среди них раскраса-вица -

княжна. Молодой королевич забыл про свою дудку. Забыл  про  золотые  яблоки,

глаз отвести от невиданной красоты не в силах. А золотая красавица  оборвала

золотые яблоки, спустилась к нему и говорит:

     - До сих пор я обрывала золотые яблоки, теперь  настал  твой  черед.  Я

рвала в полночь, ты будешь рвать в полдень.

     - А ты кто такая и откуда? - спросил ее королевский сын.

     - Я Берона из Черного города, - ответила она и тут же исчезла.

     Долго еще смотрел королевский сын ей вслед, а потом перевел  взгляд  на

дерево, словно надеялся ее там увидеть . . .

     Пришел он, наконец, в себя и побрел домой. Увидал отца  издали  кричит,

радуется:

     - Устерег, устерег, все теперь знаю!

     - А коли устерег, - молвил король, - где  же  золотые  яблоки?  Золотых

яблок у меня пока нету. Но будут! Ведь я теперь знаю, что

     каждую ночь в двенадцать является за ними красавица Берона  из  Черного

города. Но каждый день в полдень  я  стану  собирать  яблоки.  Так  повелела

Берона.

     Обрадовался отец, по спине сына похлопал, похвалил. Наконец-то будут  у

него золотые яблоки.

     Старый король радовался, а младший сын каждый  день,  ровно  в  полдень

обрывал золотые яблоки. Все до  единого  за  один  час.  Но  стал  королевич

задумчив, со дня на день все печальнее, потому что не мог  позабыть  Берону.

Поначалу надеялся, как станет он яблоки рвать, она появится.  Но  Берона  не

появлялась и опостылели ему золотые яблоки.  Стал  он  отца  просить,  чтобы

отпустил его из дому.

     Долго противился король, не хотел меньшего  сына  отпускать.  Но  потом

согласился,  может  повеселеет,  когда   вернется.   А   королевич   получив

разрешение, тут же собрался в  путь.  С  собой  взял  одного  слугу,  оружия

побольше и еды вдоволь.

     Идут наши путники лесами, полями, минуют реки  и  горы,  государства  и

моря. Прошли весь свет из конца в конец, но про Черный  город  и  прекрасную

Берону нигде ни слуху, ни духу. А силы  у  них  уже  на  исходе  и  провизия

кончилась, но они идут все дальше и дальше. Добрались, наконец, до какого-то

замка.

     А замок тот принадлежал Бабе-Яге, золотая же Берона  была  ее  дочерью.

Подошли они  к  замку,  Баба-Яга  им  навстречу  вышла,  ласково  приветила,

спросила, что им надобно.

     - Пришли мы, - ответствует королевич, - узнать, не знаете  ль  вы  чего

про Черный город и золотую Берону.

     - Как же не знать, знаем, деточки мои! - говорит Баба-Яга. - Ой, знаем!

Берона каждый день  в  полдень  приходит  в  мой  сад  купаться.  Если  есть

желание - можешь с ней увидеться.

     Учуяла Баба-Яга, что это жених явился, но виду не подала.

     Полдень близится и  молодой  королевич  идет  в  сад.  Увидала  ведьма,

подозвала к себе слугу. Подольстилась и уговорила следом за хозяином идти  и

постараться прежде его Берону увидать. А потом сделать, что  она  велит.  За

щедрое вознаграждение. Дала в руки дудочку и говорит:

     - Как только увидишь Берону, заиграй на этой дудке. Твой хозяин тут  же

уснет.

     Королевич гулял по саду,  а  слуга  поджидал  золотую  Берону.  Пробило

двенадцать. Послышался шум крыльев и на деревья опустились двенадцать  белых

голубей и обернулись двенадцатью красавицами. Самая  красивая  из  них,  как

солнышко ясное, - золотая Берона. Слуга обомлел от такой  красоты.  Чуть  не

позабыл, что ему старуха наказывала. Но вовремя  опомнился  и  засвистел  на

дудке. Королевича тут же сон сморил, спит, как убитый, проснуться не  может.

Золотая Берона подошла к нему, взглянула нежно и прочь пошла.

     Только отошла, королевич тут же проснулся.  Слуга  рассказал  ему,  что

золотая  Берона  здесь  уже  была  и  ласково  на  него  глядела.  Королевич

спрашивает, отчего же слуга не разбудил его. Тот  посетовал,  уж  так,  мол,

получилось, но про ведьмину дудку ничего не сказал.

     На следующий день опять королевич в  сад  засобирался.  Опять  Баба-Яга

слугу в сторонку отозвала. Пошептала что-то на ухо, что-то в руку  сунула  и

протянула дудку. Слуга заприметил, откуда Берона приходит и кинулся туда.

     Услыхал, что голуби летят, увидал золотой блеск, засвистел  в  дудку  и

королевич крепко уснул.

     Берона подошла к спящему,  печально  и  ласково  на  него  поглядела  и

удалилась.  Королевич  проснулся  и,  узнав,  что  Берона  опять  приходила,

рассердился на себя, что  уснул,  а  на  слугу,  что  не  разбудил.  Да  что

поделаешь? Коль было, так было! Решил на третий день не спать, хоть трава не

расти! День к полудню клонится, отправился королевич в сад, ходит туда-сюда,

глаза трет, чтобы не уснуть и увидать, наконец, свою радость несказанную. Да

все напрасно! Ведь старуха опять слугу уговорила.

     Как только  среди  деревьев  появилась  золотая  Берона,  слуга  громко

задудел и хозяин уснул так  крепко,  хоть  на  куски  режь.  Золотая  Берона

подошла к королевичу, жалостливо на него поглядела и сказала:

     - Невинная душа, спишь и не знаешь, кто твоему счастью мешает, -  а  из

ее золотых глаз вместо слез покатились жемчужины.

     Потом повернулась и вместе с подружками  нарвала  цветов  и  королевича

цветами обсыпала. А слуге сказала:

     - Скажи своему хозяину, чтобы повесил свою шляпу на один  крючок  ниже,

тогда меня получит.

     Взглянула на королевича еще раз и исчезла.

     Королевич тут же проснулся и стал спрашивать слугу,  не  появлялась  ли

золотая Берона и откуда взялись эти цветы. Слуга ему все  рассказал,  и  про

то, как со слезами глядела на него, как обсыпала этими  цветами  и  что  ему

велела передать.

     Опечалился королевич, крепко призадумался. Понял, что ничего у него  не

выйдет и подался от Бабы-Яги прочь. И всю дорогу голову ломал,  что  бы  мог

значить Беронин наказ. И вдруг снится ему сон, будто приходит к нему золотая

Берона и говорит:

     - Покуда при тебе этот слуга, ты меня не получишь. Его подговорили, это

он тебе во всем помеха.

     Стал королевич думу думать, как ему поступить  с  неверным  слугой.  Но

только решится его казнить, как опять передумает. Не  хотелось  ему  верить,

что собственный слуга предавал его. И опять все шло по-старому.

     Однако слуга чем дальше, тем больше  своего  хозяина  за  нос  водит  и

супротивничает. Стал  ему  королевич  выговаривать,  а  он  огрызается.  Тут

королевич не сдержался, выхватил саблю и отсек слуге голову. Хлынула  черная

кровь, а тело сквозь землю провалилось.

     Дальше король один пошел. Идет дремучими  лесами,  неезженными  путями.

Слышит однажды страшный крик. Вышел на лужайку, а там черти дерутся,  только

клочья летят.

     - Вы из-за чего это схватились? - спрашивает королевич у чертей.

     - А из-за отцовского наследства, - отвечают черти,  -  вот  кожух,  вот

сапоги, вот плетка.

     - Спятили вы что ли, из-за такого старья драться? - смеется королевич.

     - Ишь ты! Из-за старья! Эти вещи не простые! Наденешь кожушок, ни  один

черт тебя не увидит! Обуешь сапоги - взлетишь в небо.  А  щелкнешь  плеткой,

сразу попадешь туда, куда задумаешь. Каждый из  нас  хочет  завладеть  всеми

тремя вещами, потому что одна без другой, ничего не могут.

     - Ладно, черти! Я вас сейчас помирю. Бегите все втроем вон на ту  гору,

а вещи оставьте здесь! Кто по моему знаку прибежит сюда первым, тот их все и

получит.

     Глупые черти поверили и помчались в  гору!  А  королевич  тем  временем

надел тулуп, обул сапоги, щелкнул плеткой и подумал,  что  хочет  попасть  в

Черный город.

     И вот летит он над горами, над домами, неизвестно над какой страной,  и

оказывается вдруг и ворот Черного города. Скидывает с себя кожушок и  сапоги

и сразу же встречает одну из красавиц,  что  прилетали  с  золотой  Вероной.

Кинулась девица рассказать своей хозяйке, кто  здесь  объявился.  Верона  не

верит. Откуда ему здесь взяться? Посылает поглядеть  другую.  Та  вернулась,

"да, - говорит, - здесь он . Посылает третью, и она то же самое твердит. Тут

уж и сама Верона к воротам вышла.

     А там ее милый стоит.  Заплакала  Верона  от  радости,  и  вместо  слез

жемчужинки из глаз покатились.

     Но тут, откуда ни возьмись, три черта прибегают, голосят:

     - Отдай нам наш кожушок, сапоги и плетку!

     Швырнул королевич им вещи и они умчались прочь.

     Вот и свиделся королевич с золотой Вероной. Повела она его  во  дворец,

показала все свое княжество. Походили-поглядели, друг на друга порадовались,

да и поженились. Он стал  королем,  и  она  вместе  с  ним.  Так  и  прожили

счастливо и долго, а сколько - мы про то не слыхали.

 

 

 

 

      Здравствуй, мостик

 

 

     У одного вдовца была дочка. И, как у молодых девиц  водится,  частенько

ходила она к соседям то просто так  посидеть,  то  с  какой-нибудь  работой.

Соседская дочка была ее лучшая подружка. Не обращала наша  девушка  внимания

на то, что люди говорят, будто подружкина мать - ведьма.  Та  с  ней  всегда

была приветлива и обходилась, как с родной дочерью. И дочь вдовца считала ее

чуть ли не матушкой.

     Приходит как-то наша девушка на посиделки,  сели  подружки  за  прялки,

сидят, прядут. А ведьма, будто невзначай, глянула эдак на девушек и говорит:

     - Хорошо бы вам вместе,  детки  мои,  в  одном  доме  жить,  да  всегда

рядышком сидеть! Вы уже и сейчас  будто  две  сестрицы!  А  ты,  соседушка,-

продолжала она, - могла бы отцу  шепнуть,  неплохо,  мол,  в  дом  помощницу

взять. То-то вам вдвоем было бы хорошо. Лучше некуда!

     Молодая соседка ничего не ответила,  но  про  себя  подумала:  ,,Верно,

неплохо бы .

     Пришла домой и говорит отцу:

     - Почему бы вам, батюшка, не жениться? У вас в доме помощница будет,  а

мне, сироте, - матушка. Я  добрую  женщину  приглядела.  Соседку  нашу,  она

всегда ко мне ласкова!

     - Ах, доченька, - отвечает отец, - про  нее  люди  говорят,  будто  она

ведьма. Какая же она тебе матушка?

     - Мало ли что злые языки мелют! Возьмите ее, батюшка, в жены. Уговорила

отца и женился он на соседке.

     И что из этого вышло? Еще  свадьбу  не  отыграли,  а  мачеха  уже  себя

показала! Так она подчерицу обижала, что и передать невозможно. Работу самую

черную дает, целый день до поздней ночи спины бедняжка не  разгибает.  И  не

ест досыта. Из одной плошки с собакой ополоски хлебает,  да  лепешки-опекиши

жует. Вместо платья обноски с мачехиной дочери надевает.

     Зато свою доченьку  мачеха  наряжает,  на  славу,  масляными  лепешками

потчует да сладким гостинчиком карманы набивает.

     Оказалась и дочка не лучше мамаши. Подойдет к  бедняжке,  когда  та  за

работой надрывается, и похваляется:

     - Погляди, какое платье на мне! А на тебе  одно  тряпье.  У  меня  есть

лепешечки сладкие, а тебе не дам - шиш тебе!

     Не  ожидала  бедняжка-сиротинушка  такого  от  своей  лучшей  подружки.

Плачет-заливается, сердечко от горя ноет. Пойдет бывало  к  колодцу,  там  и

наплачется вволю.

     Сидит она как-то у колодца, а тут отец идет.

     - Видишь, дочка, - говорит он, - сказывал я тебе, что не будет добра от

мачехи. Да делать нечего. Терпи, пока жизнь к лучшему не изменится.

     - Как вы хорошо говорите, батюшка! Вот я  и  дождалась  вашего  доброго

слова, а не надеялась, - отвечала дочка. - Я уж  как-нибудь  сама  со  своей

бедой справлюсь, пойду по белу-свету, поищу себе работы.

     - Ну что ж ступай, может, так оно и лучше  будет,  -  согласился  отец.

Стала наша девушка в дорогу собираться. Просит мачеху проводить  ее  издому,

как у людей положено. Та на нее раскричалась:  чего,  мол,  еще  тебе  надо!

Разве платье нехорошо? Или рук у тебя нету самою себя обиходить! Так  ничего

и не дала, только сухих корок сунула. Пошла бедняжка куда глаза глядят.  Шла

она шла, добралась до мостика, через ручей переброшенного.

     - Здравствуй, мостик! - говорит.

     - И тебе доброго здоровьица, - отвечает мостик. - Куда путь держишь?

     - Иду работы искать.

     - Ох, переверни меня на другой бок! - просит мостик. - Сколько  лет  по

мне люди ходят и все по одной  стороне  и  никто  не  догадается  на  другую

перевернуть. Помоги мне, а я тебе добром отслужу!

     Перевернула  девушка  мостик  и  дальше  пошла.  Идет,  идет,  видит  -

собачонка шелудивая.

     - Здравствуй, собачка! - поздоровалась девушка.

     - И тебе доброго здоровьица, - отвечает собачка. - Куда путь держишь?

     - Работу ищу.

     - Ох вычеши меня, голубушка! Сколько людей мимо прошло, никто надо мной

не сжалился. Я тебе добром отплачу! - просит собачка.

     Вычесала  девушка  собачку  и  дальше  пошла.  Вскоре  к  старой  груше

подходит.

     - Здравствуй, груша! - говорит она.

     - И тебе доброго здоровья, красавица! Куда путь держишь?

     - Иду по белу свету работы искать.

     - Ах, обтряси мои плоды! Видишь, мне их удержать не в мочь и  никто  не

оборвет. Я тебе добром отслужу! - просит груша.

     Путница обтрясла спелые плоды и сразу дереву стало легче. А сама дальше

пустилась. Идет, идет и приходит на зеленый луг. А там бычок пасется.

     - Здравствуй, бычок!

     - И тебе доброго здоровьица, девонька! Далеко ли путь держишь?

     - Иду работу искать.

     - Выведи меня с этого луга! ... Я тут  с  незапамятных  лет  пасусь,  и

никто меня не выведет. Я тебе добром отплачу! - просит ее бычок.

     Вывела она бычка с луга и дальше поспешила. Подходит  к  печке.  А  там

неугасимый огонь пылает.

     - Здравствуй, печка!

     - И тебе доброго здоровья, девушка! Далеко ли идешь?

     - Службу ищу.

     - Ах, выгреби из меня жар! Столько лет  он  меня  жжет,  никто  его  не

выгребет. Я тебе добром отплачу!

     К печке кочерга приложена. Взяла наша путница  кочергу  и  выгребла  из

печи жар. А сама дальше пошла. Идет, торопится, подзадержалась.

     Идет она дремучими лесами, идет заброшенными дорогами. Кругом ни  души.

Наконец добралась до лесочка, а там одинокий домик стоит.  Вошла.  Никого  в

доме нет. Только старая женщина сидит. Да и та вылитая Баба-Яга!

     - Здравствуй, хозяюшка! - говорит наша путница.

     - И тебе доброго здоровья, девонька. Ты зачем сюда забрела?

     - Я работу ищу. Может вы меня возьмете?

     - Почему не взять? Возьму.  Работа  не  трудная,  всего-то  дел  -  эти

одиннадцать комнат подметать. Помаленьку справишься. А вон там, двенадцатая,

туда не смей даже одним глазом глянуть!

     - Как скажете, так и сделаю, - ответила девушка, - и  сразу,  только  с

дороги передохнула, за работу принялась.

     И  стала  она  изо  дня  в  день  одиннадцать  комнат  подметать.  А  в

двенадцатую заглянуть ей и  в  голову  не  приходит.  И  все-таки  чудно  ей

показалось,  что  на  двенадцатую  нельзя  даже  одним  глазком   поглядеть!

Думала-думала, что же там такое? Да так и не надумала.  И  решила,  наконец,

хоть в щелочку да глянуть.

     Отправилась как-то Баба-Яга в город по своим  делам.  А  нашей  девушке

только  того  и  надо.  Отшвырнула  она  веник,  подобралась  к   дверям   и

приотворила: а там посреди комнаты три больших кадки стоят.

     "Ох, - думает она, - что же в этих кадках может быть?

     Распахнула двери пошире, подошла поближе и видит: в одной - червонцы, в

другой - серебро, а в третьей - золото.  Тут  ей,  будто  кто-то  подсказал,

вскочила она в кадку с золотом, с головой окунулась и вся стала золотой.

     - Хоть память останется! - говорит.

     Но сообразила, что оставаться ей у Бабы-Яги уже нельзя и пустилась  что

было духу прочь.

     Вроде бы все хорошо, да не очень!

     Является Баба-Яга  из  города.  Одиннадцать  комнат  не  подметены,  ав

двенадцатой - дверь нараспашку, на полу золотые следы. Поняла Баба-Яга что к

чему. Схватила железные гребешки, уселась на прялку и айда за девицей!

     Вот-вот  настигнет  возле  самой  печки!  Да  только   печка   беглянку

пропустила, а на Бабу-Ягу выбросила весь свой жар. Прялка дотла  сгорела,  а

Баба-Яга без памяти свалилась. А золотая девушка уже далеко убежала.

     Баба-Яга за ней припустилась, только пятки сверкают. Возле бычка  стала

ведьма девицу нагонять. Сейчас схватит. А сама кричит, бранью осыпает:

     - Ах ты, негодница, ну, погоди, поймаю, сдеру с тебя позолоту железными

гребешками!

     Но бычок девицу пропустил, а бабу на рога поднял, далеко загнал, отсюда

не видать.

     А красавица все вперед бежит, около груши Баба-Яга ее  опять  настигать

стала. Но дерево на ведьму рухнуло, чуть было на смерть не  придавило.  Пока

старуха из-под груши вылезала, наша беглянка уже к собачке подбежала.

     - Ах, собаченька милая, помоги мне! - кричит.

     А Баба-Яга по пятам мчится! Собачка к тому времени совсем  поправилась.

Шустрая да здоровая стала. Выскочила Бабе-Яге навстречу, рвет, кусает.

     Дальше девушка спешит. Перебежала через мостик, только  на  том  берегу

оглянулась. Баба-Яга следом за ней на мостик вскочила. А  мостик  возьми  да

перевернись. Свалилась злая ведьма в воду, погрузилась по самые уши!  Тонет,

пузыри пускает, но угрозами так и сыплет:

     - Повезло тебе, негодница! Догнала бы, всю шкуру спустила б! Погляди на

мои железные гребешки!

     Да только напрасны были ее угрозы  да  стращанья.  Здесь,  у  реки,  ее

власть кончилась.

     А наша золотая красавица уже  к  дому  подходит.  Увидал  ее  петух  на

отцовском дворе, закукарекал:

     - Кука-реку, перешла реку, домой идет свою красу высоко несет!  свет  -

впереди блеск - позади!

     Но золотая девушка в дом не пошла. Мачехи  побоялась.  А  пошла  она  к

колодцу, где когда-то слезы лила.  Села  там,  сидит.  Увидала  ее  мачехина

дочка, кинулась к матери:

     - Мама, мама, наша-то уже вернулась! Поглядите на нее -  вся  чисто  из

золота!

     - Чего глупости болтаешь!

     - Да не болтаю! Там она, у колодца сидит.

     Мачеха - к колодцу. Притворилась, подольстилась, ласковым голосом в дом

зовет. А сама выведывает, где была, да что делала, почему вся в золоте.

     Вошла падчерица в дом, а вокруг нее сиянье разлилось. Мачеха  еще  пуще

подлизывается, нахваливает, чуть не до небес превозносит.  А  свою  девчонку

срамит да бранит:

     - Вот, гляди, недотепа! Кто по  белу  свету  ходит,  выгоду  да  пользу

находит. А тебе бы только дома сидеть! Шла бы и ты из дому прочь,  может  от

тебя тоже какой-никакой толк был бы!

     - А что! - фыркнула дочка, - и пойду! Отчего не  пойти,  пускай  только

скажет куда.

     Падчерица все ей объяснила. Собрала мачеха свою дочку. Да только совсем

по-другому. Напекла в дорогу масляных лепешек, велела новое платье надеть. И

далеко за ворота проводила. И мешочек сама донесла!

     Гордо зашагала мачехина дочка в золотую службу. Идет-бредет, подходит к

тому самому мостику. Ни ему здравствуй, ни прощай. Попросил мостик, чтоб  на

другую сторону перевернула, только огрызнулась:

     - Вот еще! Стану я с тобой возиться!

     Подходит к собачке. А та просит, чтоб она ее  вычесала.  Она,  дескать,

добром за добро отплатит. Но девчонка отвечает:

     - Стану я со всякой дрянью мараться.

     На грушу даже не взглянула. Бычка стороной обошла. Приходит к печке,  а

та вся пламенем объята. Просит-умоляет угасить в ней огонь, она, мол, добром

отплатит. Но злая девушка притворилась, будто ничего не видит-не слышит.

     Добралась она, наконец, к избушке в лесочке. Вошла. За столом  Баба-Яга

сидит.

     - Здравствуй, хозяюшка! - поздоровалась девушка.

     - Здравствуй  и  ты,  девица!  Ты  откуда  взялась  такая?  Куда   путь

держишь? - отвечает ей Баба-Яага.

     - Пришла к вам на службу проситься. Может возьмете?

     - Отчего не взять. Возьму. Будешь подметать  одиннадцать  моих  комнат.

Только знай, в двенадцатую нос не суй! Коли хоть  одним  глазком  заглянешь,

пеняй на себя!

     - Ладно, хозяюшка. Все по-вашему сделаю.

     И расположилась как дома.

     Подметала, подметала она эти одиннадцать комнат. Надоело. Дождаться  не

может, когда Баба-Яга  из  дому  уберется.  Ушла  наконец  ведьма  в  город.

Мачехина дочка шасть - в двенадцатую комнату! Увидала  золото,  забралась  в

кадушку и вся-то, с головы до ног, в золоте искупалась. И платье  и  волосы,

хоть выжми. Выскочила из бочки и прочь помчалась.

     Вернулась  Баба-Яга,  а  по  всем   комнатам   золото   растаскано   да

разбрызгано.

     - Ну, погоди ж ты, негодница! - кричит, - я тебя проучу!

     Схватила  железные  гребешки,  на  ноги  железные  семимильные   сапоги

натянула.

     Подбегает девчонка к печке. А та на нее как  жаром  полыхнет,  половины

золота как не бывало. Добегает до бычка, тот рогами дорогу загораживает. Тут

ее Баба-Яга настигла и своими  гребешками  содрала  с  нее  остатки  золота!

Девчонку бросила, давай золото собирать.

     Девчонка к груше кинулась. Но груша рухнула на нее, ветками  придавила,

никак ей не выбраться. Догнала ее Баба-Яга  и  чуть  не  все  платье  с  нее

спустила. Тут собачка налетела, рвет на девчонке одежду, царапает до  крови.

Бежит мачехина  дочка  по  мостику,  ног  под  собой  не  чует,  тут  мостик

повернулся и она в воду бухнулась.

     Еле-еле выбралась мачехина дочка из воды. Вся изодранная, на  обе  ноги

хромает. Домой потащилась.

     Увидал ее петух, кричит:

     - Кука-реку, прошла реку! Одёжка в клочки, на лице  синяки,  впереди  -

пусто и позади - не густо!

     Мачехина дочка домой не идет.  Мамаши  боится.  Доплелась  до  колодца,

сидит, плачет:

     - Ах, я бедная-несчастная! До чего дослужилась!  Как  теперь  людям  на

глаза покажусь!

     Услыхала мать. К колодцу бежит, плохого не ждет:

     - Ах, дочка моя милая, наконец-то, ты вернулась! Чего  же  ты  от  меня

хоронишься? Ну-ка, покажись, что выслужила!

     Глядит, а та вся ободранная да исцарапанная.

     - Ах, чтоб тебя  приподняло  да  хлопнуло!  Где  это  тебя,  негодницу,

носило?

     Так и  еще  сильнее  стала  она  бранить  свою  дочку.  Из  домов  люди

повыскакивали поглядеть, что происходит. С тех пор мачеха свою  девчонку  на

дух не выносила. Знала, что ей, уродине  несчастной,  век  теперь  в  девках

сидеть.

     А за нашей золотой девицей вскоре  приехал  богатый  молодой  господин.

Посватался у отца и женился на ней.  И  стали  они  жить-поживать  да  добра

наживать!

 

 

 

 

      Пропавший мальчик

 

 

     Жил когда-то богач. Он был так богат, что и сам не знал, сколько у него

богатства. Но что за радость  от  жизни,  коли  нет  у  него  наследника.  И

надежда, что наследник появится, тоже не больно велика, ведь  богач  был  не

молод.

     А вот жена его надежды не теряла и всё  ждала.  И  дождалась.  Младенцу

пора уже на свет появиться, как приснился богачу сон: родится у них мальчик.

Но нужен за ним глаз да глаз, чтоб до двенадцати лет не коснулся  он  земли,

не то тут же исчезнет.

     Ладно. Родился мальчик да такой  славный,  такой  милый!  Отец  немедля

нанял  девять  нянек,  чтоб  ни  на  минуту  с  ребенка  глаз  не  спускали.

Строго-настрого запретил он класть мальчика на землю, и велел всем  следить,

чтобы сын земли не касался.

     Няньки хозяйский приказ свято соблюдали.  И  оставалось  мальчику  лишь

несколько дней до срока. Отец уже богатый пир готовит,  чтобы  отпраздновать

двенадцатилетие своего любимца.

     Вдруг со двора послышался страшный шум.  Нянька  как  раз  мальчика  на

руках  держала.  Захотелось  ей   узнать,   что   там   происходит.   Забыла

она,негодница, все хозяйские наказы, положила мальчика на землю,  а  сама  в

окно, как баран на новые ворота, глядит, кто это там ругается да орет.

     Шум утих, нянька - к мальчику. А мальчика-то нету! До того перепугалась

нянька, передать невозможно!  Вспомнила,  что  хозяин  говорил  и  в  слезы!

Поднялась тут в доме кутерьма невообразимая. Примчался  хозяин,  спрашивает,

что да как, не случилось ли чего с мальчиком. Нянька  дрожит,  как  осиновый

лист.  Слова  сказать  не  в  силах.  С  превеликим  трудом  объяснила,  что

стряслось.

     Хозяин от горя совсем голову потерял. Рухнули все его надежды.  Тут  же

немедля разослал он во все концы своих слуг искать сына. Приказывал, умолял,

сулил богатую награду, сыпал дукатами, будто крейцерами.  Искали-искали,  но

так нигде не нашли.  Исчез,  словно  сквозь  землю  провалился,  словно  его

никогда и не было.

     Прошло время и заметил убитый горем отец, что  в  одной  из  его  самых

красивых комнат каждую полночь кто-то  стучит  и  жалобно  стонет.  Стал  он

приглядываться и обуяло его желание узнать, что  же  там  такое  происходит?

Вдруг это его пропавший мальчик? Объявил  богач,  что  даст  триста  дукатов

тому, кто проведет в этой комнате хоть одну ночь.

     Триста дукатов для  бедного  человека  не  малые  деньги.  В  хозяйстве

подспорье. Много нашлось  таких,  кто  согласился.  Но  только  часы  ударят

двенадцать раз и поднимется шум да гром, люди пугаются. И за триста  дукатов

жизнь отдать жалко.

     Так и не узнал богач, кто там шумит и плачет. Может его  сын,  а  может

какое-то чудовище.

     Неподалеку от господского дома жила бедная вдовица-мельничиха  с  тремя

дочерьми. Уж такие они были бедные, еле-еле с хлеба  на  воду  перебивались.

Слухи о трехстах дукатах и шуме-плаче в  комнате  дошли  и  до  их  избушки.

Говорит тут старшая дочь своей несчастной матушке:

     - Матушка, неужели нам весь  век  голодными  сидеть?  Ну-ка  попытаю  я

счастья, пойду, пробуду там ночь, может чего угляжу. Ведь триста-то  золотых

нам, ох, как пригодятся!

     Покачала мать головой, задумалась. Так  ведь  нужда!  И  позволила  она

дочке в богатый дом идти.

     Пришла старшая дочь к богачу.

     - Ты хочешь в той комнате провести ночь? -  спрашивает  он.  -  Хорошо,

попытай счастья!

     - Попытаю, - отвечает девушка и радуется, что не прогнал  ее  богач.  -

Только очень вас прошу, разрешите мне сварить себе ужин, я с утра ничего  не

ела.

     Хозяин кликнул кухарку и велел дать девушке провизии.

     Кухарка притащила всякой снеди, на  три  ужина  хватит.  Взяла  девушка

крупы, гороха, масла, муки, соли и дров для печки. Зажгла восковую  свечу  и

отправилась в комнату. Развела огонь в очаге, поставила горшочки, накрыла на

стол  и  постель  разобрала.  Стряпала,  стряпала,  не  заметила,-как  время

пробежало.  Пробило  двенадцать.  Поднялся  тут  в  светлице  шум  да  плач.

Оглядывается мельничихина дочка на углы и от страха трясется. Нигде  никого,

все как на ладони видать, только вокруг гремит да стонет. Наконец все стихло

и перед ней появился красивый мальчик, посмотрел на нее  печально.  И  вдруг

спрашивает ласково:

     - Для кого ты все это настряпала?

     - Для себя, - отвечает девушка.

     - А для кого стол накрыла?

     - Для себя, - говорит.

     Еще больше опечалился красивый мальчик, даже слезы показались  в  серых

глазах.

     - А для кого постель постелила?

     - Для себя, - в третий раз ответила мельничихина дочь.

     Залился тут мальчик горькими слезами и исчез, ломая руки.

     Утром мельничихина дочь рассказала  хозяину,  как  было  дело.  Но  как

горевал мальчик, слушая ее ответы, утаила.

     И за то, что переночевала она в той  комнате  одну  ночь,  отсчитал  ей

богач триста золотых.

     На следующую ночь собралась туда средняя сестра.  Старшая  научила  ее,

что делать, да как отвечать. Так она и поступила. Пошла к хозяину, хозяин ей

позволил набрать крупы, гороха, масла, соли, дров.

     Зажгла она восковую свечу, разложила  огонь,  накрыла  стол,  постелила

постель и стала ждать. Появился мальчик, спрашивает:  "Для  кого  стряпаешь,

для кого стол накрыла, для кого постель постелила? - она отвечает:

     - Для себя, для себя, для себя!

     Мальчик, как и давеча, горько заплакал, заломил руки  и  пропал.  Утром

она все рассказала хозяину, лишь о том, что мальчик заплакал, умолчала.

     И хозяин отсчитал ей обещанные триста золотых. На третий  день  говорит

самая младшая сестра:

     - Ах, сестры мои, коли вам повезло и принесли  вы  по  триста  золотых,

пойду-ка и я счастья попытаю.

     Да и мать, увидав, что со старшими дочерьми ничего худого не случилось,

разрешила и младшей, своей любимице, к богачу идти, хотя теперь они уж не  в

такой нужде жили.

     Младшая, как и сестрицы, попросила у хозяина продуктов, взяла  с  собой

еды, зажгла восковую свечку и поздним  вечером  отправилась  в  таинственную

комнату. Разложила  огонь  в  очаге,  поставила  горшки,  собрала  на  стол,

разобрала постель и в страхе и надежде стала ждать, когда наступит полночь.

     Пробило двенадцать.  И  тут  же  в  светлице  послышался  шум  и  плач.

Испугалась мельничихина дочь, шарит глазами по углам, но  в  комнате  пусто,

как на ладошке, только шум стоит и плач слышен. Вдруг шум и плач оборвались,

перед ней появился красивый юноша и приветливо так спрашивает:

     - Для кого ты варишь? Посмотрела на него девушка и ответила:

     - Для себя, но если хочешь отведать, так буду рада. Прояснился взгляд у

юноши. Он следующий вопрос задает:

     - А для кого стол накрыла?

     - Для себя накрыла, но если  пожелаешь  присесть,  то  и  для  тебя,  -

сказала и лицо юноши озарилось улыбкой.

     - А кому постель постлала?

     - Себе, но если захочешь, ложись и спи.

     Тут юноша совсем повеселел, в ладоши захлопал и говорит: - Ах,  как  же

хорошо, что ты меня не забыла! Но ты не уходи, подожди еще немножко. Я пойду

со своими благодетелями прощусь. Ведь они обо мне все это время заботились.

     Повеяло тут теплым ветерком и  посреди  светлицы  разверзлась  глубокая

пропасть. И мальчик стал  медленно  в  нее  опускаться.  Мельничихина  дочка

ухватилась за край его одежды и последовала следом за ним. И вдруг перед  их

глазами открылся неведомый мир. Справа текла золотая  река,  слева  сверкали

золотые горы, а посредине  раскинулись  прекрасные  зеленые  луга,  покрытые

тысячами цветов.

     Юноша шагал по тропнике, а девушка следом за ним, на цыпочках, чтоб  он

ее не услышал.

     Шли они шли, и добрались, наконец, до серебряного леса. Только вошли  в

лес, выбежали разные зверушки, обступили юношу, прыгают,  скачут,  а  он  их

одного за другим ласково так гладит.

     Мельничихина дочь отломила ветку с дерева и завернула  в  платочек.  На

память.

     Зашагали они дальше, к другому лесу. Золотому. Подошли поближе,  оттуда

вылетели стаи пташек, щебечут, вокруг юноши порхают, на плечи, на голову ему

садятся. А он их ласково гладит.

     Мельничихина дочка опять  отломила  веточку  и  завернула  в  платочек,

подумала:

     - Неизвестно еще, поверят ли сестры моему рассказу, где я была, да  что

видела.

     Простился прекрасный юноша со всеми зверушками и птичками и двинулся  в

обратный путь, по той же тропинке, а девушка потихоньку  за  ним  следом.  У

входа она опять ухватилась за край его одежды и  поднялась  в  ту  же  самую

светлицу.

     - Вот и я, - сказал юноша, - сейчас и поужинать можно.

     Девушка поставила на стол всё, что наварила, они  сели  и  с  аппетитом

поели. После ужина юноша говорит:

     - А сейчас надо спать ложиться.

     Легли они в красивую постель, а мельничихина дочка положила между ним и

собой серебряную и золотую ветки. И вскоре тихий  сон  смежил  их  веки.  На

следующий день солнце уже стояло высоко в небе, а мельничихина дочьу хозяина

все не объявляется. Не терпится хозяину узнать, что да как, но он ждет. А от

девушки никаких вестей. "Уж не стряслось ли с ней чего? -  подумал  богач  и

пошел поглядеть. А двери-то заперты.

     Приказал хозяин двери выломать.

     И - видит: спит  в  постели  его  пропавший  мальчик,  а  рядом  смелая

девочка! Отец на радостях приказал готовить большой праздник и всю округу  в

гости звать. "Приходите, мол, разделить мою радость .

     Но сын, увидал рядом с собой ветки и, удивившись, спросил у девушки:

     - Ты со мной внизу побывала? Коли ты мне так  верна,  знай  -  ты  меня

освободила. А эти ветки станут двумя замками!

     Взял он веточки и одну за другой выкинул из окна. И  тут  же  поднялись

два больших замка, один золотой, другой серебряный.

     Стали в них мельничихина младшая дочь и молодой красавец жить и до  сих

пор живут, коли, конечно, не померли.

 

 

 

 

      Златовласка

 

 

     Жил-был кузнец такой бедный, беднее некуда. Когда-то и у него шли дела,

но вдруг перестало кузнечное  ремесло  его  кормить,  а  жена  и  ребятишки,

мал-мала меньше, есть просят. И до того дошло, что в доме осталось у  нашего

бедолаги всего-навсего семь грошей. А тут еще детишки хнычут,  хлеба  хотят.

Что тут будешь делать? Вот и подумал кузнец: "повешусь! На последние  деньги

купил веревку. Пришел в лес, выбрал дерево  повыше  да  сук  покрепче,  стал

веревку прилаживать. Вдруг откуда ни возьмись черная женщина! В черное одета

и лицом черна! И  давай  его  отговаривать.  Грех,  мол,  это  да  мерзость!

Остолбенел наш кузнец, постоял, постоял и прочь подался.

     Да разве от себя уйдешь? Опять он веревку  на  сук  накинул.  А  черная

женщина тут как тут. И опять за свое.  Стоит  кузнец  не  дышит.  Но  только

Чернявка исчезла, кузнец опять вешаться надумал.

     И вдруг Чернявка словно из-под земли выросла и говорит:

     - Не смей, кузнец, вешаться! Я тебе в твоей беде  помогу,  дам  золота,

сколько душе угодно. Но ты пообещай отдать мне то, что у тебя дома  есть,  а

ты о том еще и знать не знаешь!

     - О чем это я в своем доме знать не знаю, кроме  горя-беды?  Чепуховина

какая-нибудь, - решил кузнец и согласился.

     - Тогда получай обещанное, - сказала Чернявка и насыпала ему полный

     мешок денег. - А я за обещанным ровно через семь лет явлюсь! - и тут же

исчезла, словно и не было ее никогда.

     Кузнец домой побежал. Прибегает веселый, золото  на  стол  выкладывает.

То-то все обрадовались. Жена блестящими монетками любуется.

     Накупили они еды. Дети прыгают,  смеются.  Наконец-то  досыта  наелись!

Один перед другим хвалятся, кто живот туже набил.

     Стал кузнец рассказывать, откуда такое богатство:

     - Так, - говорит, - чепуха какая-то,  разговора  не  стоит  -  пришлось

посулить, что отдам такое, о чем сам не знаю, а в доме оно есть!

     Жена чуть  не  на  смерть  перепугалась.  Она-то  уже  давно  ребеночка

ожидала, да говорить не решалась, а тут дитя под сердцем и шевельнулось!

     - Что же ты муженек натворил,  -  заплакала  бедняжка,  -  родное  дитя

продал, да к тому же еще не народившееся!

     Ахнул кузнец, да делать нечего! Давши слово, держись.

     Ладно. Родилась вскоре у кузнеца дочушка. Такая раскрасавица.  Волосики

золотые, во лбу звезда горит. Так  и  назвали  ее  -  Златовласка.  Родители

любили ее, лелеяли и холили, как могли. Но вспомнят, что  она  вроде  бы  их

дочка, а вроде бы не их, - сразу затоскуют.

     И вот исполнилось  девочке  семь  лет.  Час  в  час,  минута  в  минуту

загремела под окнами черная карета, из кареты вышла  Чернявка  и  забрала  к

себе Златовласку.

     С плачем и причитаниями проводили всей семьей карету до околицы. Они бы

и дальше бежали, да Чернявка строго-настрого заказала. В слезах да в  печали

вернулась семья домой, будто никогда больше  не  суждено  им  увидать  милую

девочку.

     Чернявка и Златовласка мчались в черной  карете  непроходимыми  лесами,

голыми полями, пока не домчались до прекрасного, огромного  замка.  Чернявка

показала Златовласке весь замок, провела  по  девяноста  девяти  комнатам  и

молвила:

     - Здесь ты, дитя мое,  будешь  отныне  жить.  Девяносто  девять  комнат

прибирать. Ходи, где пожелаешь,  живи,  где  душе  угодно.  Только  в  сотую

комнату даже одним глазком заглянуть не моги,  не  то  худо  тебе  придется!

Через семь лет увидимся, а пока живи, не скучай!

     Сказала и тут же исчезла. И целых семь лет не было о ней  вестей!  Наша

Златовласка жила в замке тихо и мирно. Ходила по девяносто девяти  комнатам,

подметала, прибирала, мыла и чистила, все у нее блестело, как золото.  Но  в

сотую даже одним глазком не глянула.  Хотя,  ох  как  хотелось!  Даже  спать

мешало.

     Прошло семь лет и Чернявка явилась.

     - Ну, как? Ты в последнюю комнату заглядывала? - спросила она.

     - Нет! - ответила Златовласка.

     Чернявка осталась довольна. Она-то знала, что девочка  говорит  правду.

Опять наказала то же, что и в первый раз, и исчезла еще на семь лет.

     Прибирает  наша  Златовласка  девяносто  девять  великолепных  светлиц,

ходит, следит, чтобы все блестело, как зеркало. Год летит за годом,  как  во

сне. И вот однажды, когда седьмой год подходил к концу, идет она по замку  и

мечтает: Чернявка похвалит ее за чистоту и блеск. И  слышит,  что  из  сотой

комнаты доносится прелестная музыка. Словно серна  помчалась  Златовласка  к

дверям. А музыка все нежнее и ласковей становится. Нажала девушка  на  ручку

и - трах! Распахнулись двери и она оказалась в комнате. А там  вокруг  стола

сидят двенадцать заколдованных. Застыли на месте, как их настигли злые чары.

За дверью еще один стоит и говорит Златовласке:

     - Златовласка, ни за что на свете не выдавай нас! Как бы тебя ни мучила

Чернявка, не говори про то, что увидала в этой комнате. Если промолвишь хоть

словечко, будешь проклята на всю  жизнь,  а  мы  так  и  останемся  навсегда

заклятыми!

     И снова все умолкло, словно онемело, а Златовласка вне себя  от  страха

выскочила из сотой комнаты и прочь умчалась. Она и не  заметила,  как  перед

ней возникла Чернявка. Та уже знала, что девушка последнюю  комнату  видела.

Погрозила ей пальцем и говорит:

     - Златовласка, Златовласка, что же ты натворила! Ты  ведь  заглянула  в

сотую комнату! Отвечай, что ты там видела?

     Но наша Златовласка молчит, словно язык проглотила. Стала  Чернявка  ей

угрожать страшными карами, но Златовласка молчит, ни звука. Тут  Чернявка  и

говорит:

     - Если сейчас же не ответишь, что ты видела в той комнате, брошу тебя в

глубокий колодец и сделаю навеки немой!

     И правда. Сбросила ее злая Чернявка в глубокий колодец и  напустила  на

нее порчу. Теперь, кроме Чернявки, она уж не могла ни с кем разговаривать.

     Очнулась Златовласка на песчаной насыпи. И о, диво, видит -  ведет  под

землю какой-то ход. Пустилась она  бегом.  Все  вперед  и  вперед,  пока  не

оказалась на красивой полянке. Здесь и осталась. И жива  была  корешками  да

ягодами. Но Чернявка и сюда наведывалась и все требовала ответить,  что  она

видела в сотой комнате.

     Но Златовласка так ничего и не сказала.

     Неподалеку от полянки в лесах охотился как-то молодой король. И  набрел

на спящую Златовласку. Глядит, наглядеться не в силах, откуда взялась  здесь

такая красавица? И чем дольше глядел, тем милее она ему  становилась.  Решил

наконец разбудить, отвести в свой дворец и взять в жены. Пускай люди  судят,

как хотят.

     Тихонько разбудил, стал спрашивать, кто да откуда.  А  она  бедняжка  -

немая - все молчит и молчит. Решил король, что это от испуга или  со  стыда.

Спрашивает, пойдет ли с ним во дворец, а она только головкой кивает.  Привез

ее молодой король к себе, велел одеть в роскошное платье и, долго не  думая,

женился.

     Златовласка так и не заговорила. Но муж ее очень любил и жили они  душа

в душу. Прошел год. Королева ребеночка  ожидает.  А  сама  все  печальнее  и

печальнее становится. Словно беды  какой  боится.  Настал  день  и  принесла

молодая королева на свет мальчика. Волосики золотые, во  лбу  звезда  горит.

Счастливее короля в целом мире не найти! Велит созывать всех соседей на пир,

чтобы его радость разделили.

     Но вскоре радость его обернулась великой печалью. Это почему же? А  вот

послушайте:

     Ночью явилась к Златовласке Чернявка и стала угрожать, если не  скажет,

что видела в последней комнате, то она ее сыночка с золотыми волосиками

     задушит. Златовласка задрожала от ужаса, как  травиночка  в  грозу,  но

ничего не сказала.

     - И тебе самой лихо придется! - все угрожает Чернявка.  Но  Златовласка

молчит, ни звука!

     Задушала злая Чернявка  милого  мальчика,  а  Златовласке  губы  кровью

намазала и тут же исчезла.

     Ни в сказке сказать, ни пером описать, до чего все перепугались,  когда

утром увидали эту картину.  Король  побледнел,  как  смерть,  но  ничего  не

сказал. Весь замок обыскали, всех строго расспросили, но так  и  не  узнали,

кто мог такое сделать. Стали поговаривать, уж не сама  ли  это  Златовласка,

ведь у нее на губах кровь. А она, невиновная, слова  не  может  вымолвить  в

свою защиту. Иные на смерть ее осудить призывали. Но король ничего не  хотел

ни видеть, ни слышать, потому что любил ее. И зажили они по-доброму,  как  и

прежде. Прошел год  и  Златовласка  принесла  на  свет  девочку  с  золотыми

волосиками и золотой звездой во лбу.  Как  счастлив  был  король!  Чтобы  не

случилось больше беды, приказал он поставить на ночь в  комнату,  где  спала

Златовласка с дитем, верную стражу.

     Только напрасно. Чернявка околдовала стражников и  они  уснули  крепким

сном. Встала она перед Златовлаской и угрожает:

     - Я так и так узнаю, что ты в той комнате увидала! А  ты  пропадешь!  Я

младенца убью, король же тебя велит заживо сжечь!

     Но  Златовласка  молчит,  как  каменная.  Задушила  Чернявка   девочку,

Златовласке губы кровью измазала. И была такова.

     Утром нашли дитя мертвым. Но стражники никого не видели и не слышали  в

комнате ни шороха, ни звука.

     Разгневался король,  что  в  его  дворце  такое  творится.  Еще  строже

приказал искать злобного врага. Искали, искали, но никого не нашли.

     Тут уж все вокруг не таясь заговорили, что кроме королевы  некому  было

ребенка задушить. Ведь только стража в ее комнате стояла. А у нее и  губы  в

крови! И все молчит, слова не скажет! Дошли до короля эти речи,  заколебался

он и сам повелел осудить Златовласку на смерть. На костер ее! На глазах всех

подданных!

     Вывезли Златовласку из города. Привязали к столбу. Подожгли под  ногами

хворост.  Вдруг  прямо  в  толпу  врезалась  карета  и  остановилась   перед

Златовлаской. Из кареты выходит Чернявка и говорит:

     - Вот видишь, сбылись мои слова: сейчас тебе конец придет. Скажи,  хоть

теперь, - что ты видела в последней комнате моего замка?

     Но Златовласка молчала. Как ни добивалась Чернявка,  ничего  не  смогла

добиться.

     Дым и пламя уже подобрались к Златовласке и вдруг, о  чудо!  Чернявкино

лицо побелело и вся она изменилась. Приказала немедля костер залить,  потому

что Златовласка невиновна! И сказала:

     - Счастье твое и мое, что ты мне  не  отвечала.  Этим  ты  меня  и  тех

двенадцать освободила от злых чар. Иначе пропали бы мы все на веки-вечные  и

ты с нами!

     И подает ей - откуда они только взялись - двух ее детишек, живехоньких!

А сама в мгновение ока исчезает вместе с каретой!

     И в тот же момент  Златовласка  заговорила  и  все,  что  было,  королю

рассказала. Король ни глазам, ни ушам своим не верит. Да уж коли оно так, то

значит не иначе! На радостях король не знает, что делать: золотых  детей  на

руки брать или Златовласку обнимать и умолять о прощении. Потом привез  жену

и детей в замок, зажили они  теперь  спокойно.  И  отца-кузнеца  отыскали  и

вместе со всей семьей к себе в замок перевезли.

 

 

 

 

      Железный мужик

 

 

     Был у матери единственный сын. А всего богатства у них -  сливовый  сад

да пара волов. Пришла зима и, чтобы хоть  как-то  обогреться,  вырубили  они

свой сад. А весной запряг сын волов, вспахал землю и посеял  маку.  Надо  же

как-то кормиться. Стал мак созревать, птицы его  облепили,  так  бы  весь  и

поклевали, если бы сын не  достал  из  дальнего  угла  ружье,  что  от  отца

осталось. Стал он мак стеречь. Сидит как-то, вокруг смотрит, вдруг  видит  -

опускается на мак ястребенок, прицелился Янко - трах! подбил ему крыло.

     - Эй, караульщик, ты почему мне подбил крыло? - кричит ему ястреб.

     - А почему ты клевал мой мак? - Янко в ответ.

     - Почему клевал, потому клевал! Голодный был! - опять кричит ястреб.  -

Знай! Мой отец - король всех ястребов! Коли не наладишь мне крыло,  слетятся

все ястребы, твой мак поклюют и глаза тебе выклюют.

     - Видать, плохи мои дела! Подожди я тебя к своей матушке отнесу.

     И отнес его  к  своей  матушке.  Пришлось  той  похлопотать,  пока  она

лечебные травки насобирала да то крыло обложила. Пока  столяра  нашла  и  он

палочками крыло укрепил, чтоб срасталось. Едва-едва  ястреба  подлечили.  Да

еще обоих волов ему скормили, потому что прожорливый ястреб всё мяса

     требовал. И опять же беда - не стал сын мак стеречь, вот птицы его весь

и поклевали. Остались мать с сыном безо всего.

     - Ох, братец, видать, нам так не прожить, - сказал  ястреб,  когда  уже

летать смог.

     - А как прожить? - спрашивает Янко.

     - А пойдем мы вместе с тобой к моему отцу.  Пускай  он  тебе  возместит

убытки. Ведь я твоих волов съел. А твою матушку покамест в  замок  к  королю

печи топить определим. Вот и прокормится!

     Ладно. Осталась мать в  королевском  замке  печи  топить,  а  эти  двое

отправились в путь. Ястребок впереди летит, Янко следом шагает. Подошли  они

к морю. Ястреб перемахнул через море, а Янко стоит на берегу,  хнычет.  Ведь

он-то перелететь не может.

     - Не хнычь, не хнычь, - кричит ему ястребок с того берега. -  Мой  отец

знает, как человека через море перенести!

     Улетел и возвратился с красным полотенцем. Расстелил полотенце на  воде

и вот уже они оба на другом берегу оказались. Тут ястребок и говорит:

     - Ну, браток, все в  порядке.  Для  начала  дарю  тебе  это  полотенце.

Сможешь через все моря перебираться. А сейчас пойдем  на  ту  гору  к  моему

отцу. Уж он-то тебя с пустыми руками не отпустит. Отведет  в  три  подземных

чулана. В первом будут одни червонцы, во  втором  -  серебро,  в  третьем  -

золото. Станет сокровища предлагать, но ты не  бери!  В  третьем  чулане  за

дверью стоит старый сундук. Попроси сундук  и  поскорее  домой  отправляйся.

Заживешь, как тебе доселе и во сне не снилось!

     Старый ястреб обрадовался, увидав сына живым-здоровым. Они с  Янко  все

ему рассказали. Повел он Янко по своим чуланам,  стал  сокровища  предлагать

несметные. Но Янко ото всего отказывается, только  старый  сундучок  просит.

Тот, что за дверьми в третьем чулане примостился.

     - Ишь, братец, какой ты умник, - говорит король.  -  Бери  что  хочешь,

только сундучок не тронь!

     Но Янко стоит на своем, подавай ему сундук, да и только.

     Делать нечего, пришлось ястребу сундук отдать и Янко домой проводить.

     Спешит Янко к дому. Море ему не помеха, перебрался  на  свой  берег  на

красном полотенце. Решил  передохнуть.  Растянулся  на  широком  лугу,  есть

захотел. И вдруг будто кто-то  ему  на  ушко  шепчет:  ,,в  том  сундучке  и

съедобное найдется .

     Открыл верхнюю крышку, а оттуда великое множество волов,  коней,  овец,

коз, гусей, кур, уток повалило. Не видать стадам конца краю.  -  ,,На  такой

пирог не мал ли роток! - думает Янко . Открывает другую переборку.

     Оттуда повалили войска несметные, аж  страх  берет.  Да  еще,  говорят,

трети нету. "Как я такую ораву прокормлю , -  подумал  Янко  и  заглянул  за

третью переборку. А здесь золотые монеты блестят. Сколько ни возьми, их  еще

больше становится. Пошел Янко дальше, купил кой-какой еды, наелся.

     - Ну, парень, пора отсюда убираться! - говорит Янко  сам  себе,  потому

что ему больше и побеседовать не с кем. - Да  только  как  мне  быть?  Скот,

птицу, войско тут оставить или обратно в сундучок загнать? А как?

     Сидит, думами мается, совсем голову повесил. Вдруг подсаживается к нему

страшный великан, с гору величиной, черный, как уголь. А  был  это  Железный

мужик.

     - Никак хочешь загнать войска обратно в сундук? - спрашивает.

     - Хотеть-то хочу, да не знаю как. Может, ты знаешь? - молвит Янко.

     - Как не знать! Для того я к тебе и явился! - Загоню,  коли  ты  передо

мной на колени встанешь  и  поклянешься,  что  не  женишься  на  королевской

дочери.

     На том и порешили.  Янко  пока  что  о  женитьбе  не  помышлял.  Обежал

Железный мужик вокруг скота и войска,  и  они  тут  же  убрались  обратно  в

сундучок.

     Разошлись Янко  с  Железным  мужиком  каждый  в  свою  сторону,  только

Железный мужик ему в след крикнул:

     - Смотри, не забудь, что обещал! Коли нарушишь слово, поймаю и на куски

разорву!

     Вернулся Янко домой, показал матушке сундучок. А она давай смеяться:

     - На что, - говорит, - тебе такой хлам, я - говорит, - его и  за  двери

бы не сунула. Зачем тебе сундук, коли класть в него нечего!

     Но Янко велит матушке пастухов  искать,  в  том  сундучке,  мол,  целые

стада. Мать упирается, но он до тех пор приставал,  пока  она  не  пошла  за

пастухами.

     А люди хохочут, где же,  говорят,  задаток!  Кого  пасти,  коли  у  вас

скотины нету? Были два бычка, да и тех проели.

     - Осрамилась я совсем, - говорит матушка Янке.

     - Не беда, - отвечает Янко, - а скоту так и так на выгон надобно.

     И выпустил свои стада из сундучка. Ринулась скотина и  птица  на  волю,

вокруг черным-черно стало. И пастухов  не  надо.  Откуда  ни  возьмись  сами

появились.

     Стали пастись стада на королевских лугах. Но  как-то  раз,  когда  мать

пришла топить в замке печи, накинулся на нее король и строго спрашивает:

     - Чьи, мол, это стада на моих  лугах  пасутся?  А  коли  ее  сын  такой

богатый, - говорит король, - то пусть к утру готовится к бою с  моими  семью

ротами!

     Перепугалась мать, домой поспешила.

     - Да не бойтесь, милая матушка, - говорит Янко. - У короля семь рот,  а

у меня их семьдесят семь!

     Утром выпустил Янко свое войско в поле. И спрашивает:

     - Сколько вас против семи рот ставить!

     - Одного меня хватит! - выскакивает из рядов  шустрый  такой  солдатик.

Как схватились войска, и вправду этот шустрый все семь королевских рот одним

мизинчиком уложил.

     Настал теперь черед Янко распоряжаться. Приказывает он королю: ежели не

отдаст свою дочь ему в жены, придется ему вместе с принцессой в Янкином доме

печи топить, как матушка в его дворце топила.

     Приказал Янко себе замок построить и великолепное платье купил.  Увидал

король такое дело, не колеблясь посулил ему свою  дочь  в  жены.  Все,  мол,

лучше, чем печи топить.

     Вот едут они в богатой карете на свадьбу. Вдруг откуда ни возьмись

     Железный мужик! И прямо к Янко! А сундук-то дома. Значит и  войска  при

Янко  нету.  Что  ему  оставалось  делать?  Пустился  бежать,  только  пятки

сверкают. Железный мужик хохочет и вслед ему кричит:

     - Беги, беги! У  меня  хватит  времени  и  войско  из  твоего  сундучка

выпустить и принцессу увести, и тебя догнать!

     Спасается  Янко,  мчится  через  темные  леса,  через   высокие   горы,

нехожеными тропами и  добирается,  наконец,  до  избушки-развалюшки.  А  там

Баба-Яга живет. Постучался, входит: - Добрый день, матушка!

     - И тебе день добрый, сыночек! Знаю от кого  бежишь-спасаешься.  Ничего

не бойся. Садись, похлебай супу да мяса поешь. Отоспись!  Вот  мой  песик  -

Далекогляд. Когда Железный мужик подойдет на три версты, он залает в  первый

раз. На две - во второй, а на одну - залает  в  третий  раз.  Тогда  я  тебя

разбужу.

     Поел Янко и спать  улегся.  Залаял  пес  в  третий  раз,  старуха  Янко

разбудила, дала в дорогу лепешку и велела бежать.

     Бежит Янко дремучими  лесами,  нехожеными  тропами.  Перед  ним  вторая

избушка. И в ней Баба-Яга живет. Постучался, вошел:

     - Добрый день, матушка!

     - И тебе доброго денечка, сыночек!  Знаю  от  кого  спасаешься,  но  ты

никого не бойся. У меня пес - Далекослух. Когда Железный мужик будет в  трех

верстах, он залает в первый раз. Когда  будет  в  двух  верстах,  залает  во

второй раз, когда будет за  версту,  залает  в  третий  раз.  Тогда  я  тебя

разбужу.

     Сел Янко, поел, потом спать лег. Когда пес в третий раз залаял, старуха

его подняла, сунула в дорогу лепешки и велела бежать.

     Бежит Янко густыми лесами,  нехожеными  тропами.  Прибегает  к  третьей

избушке. Там тоже Баба-Яга живет. Постучался. Вошел:

     - Добрый день, матушка!

     - И тебе добрый день, сынок! Знаю от кого  спасаешься!  Но  ты  его  не

бойся! Садись, поешь супа и мяса. Поспи. Мой пес - Сильный.  Когда  Железный

мужик будет в трех верстах отсюда, он залает в первый  раз.  Когда  будет  в

двух верстах, залает во второй раз, а как приблизится на  версту,  залает  в

третий раз. Тогда я тебя разбужу.

     Сел Янко, подкрепился, спать лег. Как залаял пес в третий раз,  старуха

разбудила Янко, сунула в мешок лепешку и велела убегать.

     Домчался Янко до самого моря, а Железный мужик по пятам бежит,  вот-вот

схватит и на куски розорвет. Но Янко всегда  носил  свое  красное  полотенце

вместо пояса. Снял его, раскинул и вот он уже на  другом  берегу.  Не  может

Железный мужик через море перебраться. Сел и стал ждать. Да и  Янко  уже  из

сил выбился. Свалился и проспал целых три дня!

     На третий день проснулся, голову поднял и чуть со страху не помер!  Три

пса, величиной с корову, рядом лежат! Ему и с места не сдвинуться. Сунулся в

мешок, кину им по лепешке, может пропустят.  А  там  ни  крошки.  Лепешки-то

собаками обернулись! И были это Далекогляд, Далекослух  и  Сильный.  Старухи

Янко собак в  помощь  дали.  Увидали  псы,  что  Янко  проснулся,  завертели

хвостами, стали ластиться. Понял Янко, что псы обижать его не станут.

     Отправился Янко дальше. Собаки следом. Ни на шаг не отстают.

     Шли они шли, видят замок, а в нем  принцесса,  одинешенька  как  перст.

Стал Янко у нее служить. Ведь  не  было  у  принцессы  никого,  кто  мог  бы

охранять замок и необозримые леса вокруг. Янко каждый день охотился  в  этих

лесах со своими псами, а в замок возвращался только на ночь.

     А принцесса каждую ночь уходила на берег моря и кого-то там  поджидала.

А поджидала она Железного мужика. Вот вернется он к ней, когда догонит  Янко

да разорвет его на куски.

     Однажды увидал Железный мужик принцессу с другого  берега  и  окликнул.

Она его тут же  узнала.  Ответила.  Вот  они  и  договорились,  как  с  Янко

расправиться.

     А Янко о том ничего не знает-не ведает. Вечером вернулся, как обычно из

лесу, отужинал и пошел в обход по замку. Все тихо, он и  лег  спать,  а  под

утро сморил его крепкий сон. Тут принцесса подкралась к  нему  на  цыпочках,

отвязала красное полотенце с пояса, и точно таким же обвязала.  Только  Янко

из замка - она к морю! Переправилась на полотенце к Железному мужику и назад

в замок вместе с ним воротилась.

     Показала, в какой комнате Янко спит, а где его псы. Ведь Железный мужик

не смел псам даже на глаза показываться.

     Вырыл он яму под дверью, где Янко ночует.  Сидит,  ждет.  Вечером  Янко

возвратился с охоты, а  Далекогляд  куда-то  запропастился.  Очень  удивился

Янко, ведь три пса ни на шаг  от  него  не  отходят.  Вдруг  видит  -  лежит

Далекогляд у дверей поверх Железного мужика! А Янко-то думал, мужик  еще  за

морем! Стал Янко пса звать а тот не идет! Два других  вокруг  стола  скачут,

что ни кинет, все сразу же заглатывают. А Далекогляд целую ночь с  места  не

двинулся. На другой день Железный  мужик  под  очагом  яму  выкопал  и  туда

забрался. Но вечером первым  с  охоты  примчался  Далекослух  и  вцепился  в

мужика. Янко его и кличет и наказывает, но тот ни с места.  Так  и  пролежал

поверх мужика до самого утра.

     На третий день Железный мужик выкопал себе яму под самым столом. Решил,

что за ужином, хоть за ногу да ухватит Янко.  Но  вечером  на  него  Сильный

навалился, так он до утра и с места сдвинуться не смог.

     Пришлось им с принцессой крепко подумать, чтобы что-нибудь придумать.

     Стала принцесса Янко обхаживать, так мол и так, небось те  псы  хворые,

коли есть не хотят и даже с места не  сходят.  Надо  бы  их  дома  хоть  раз

оставить, пускай, мол, отдохнут, а она за ними присмотрит. Янко  на  уговоры

поддался, изловил псов и в комнате каждого на цепь посадил, чтобы за ним  не

увязались.

     Псы на цепях воют, пока Янко один по лесам бродит. А Железный мужик  на

комнату три замка навешивает, чтобы собаки ненароком не выскочили.

     Ходил-ходил Янко, никакой дичи не попадается. Одна лишь мышка все время

под ногами вертится. Он ее было ногой отшвырнул.

     - Ох, Янко, не тронь меня! - молвит вдруг мышка. - Разве не знаешь, как

дорого тебе твоя клятва обошлась? А еще дороже ты расплатишься, коли  сейчас

не поспешишь! Там Железный мужик твоих псов под замок сажает,  как  посадит,

кинется следом за тобой и на куски разорвет. Поспеши, пока он  те  замки  не

запер. Но если не поспеешь, полезай на высокую вербу  у  воды.  Станет  тебя

Железный мужик вниз звать, скидывай с себя все, что  только  сможешь.  Потом

увидишь, что дальше будет.

     Послушался Янко мышку и помчался, что было духу в  замок.  Прибежал,  а

Железный  мужик  последний  замок  прилаживает.  Янко  поскорее   на   вербу

вскарабкался. Железный мужик из дворца выскочил, как бешеный, и кричит ему:

     - Слезай, не то тебя вместе с вербой на мелкие кусочки расшибу!

     Янко сбросил ему шапку. И  тут  же  от  шапки  одни  лоскуты  остались.

Железный мужик опять опускаться велит, а Янко с себя одежки одну  за  другой

скидывает. Все, что мог, изорвал Железный мужик, нитки не оставил.

     Нечего больше Янко вниз кидать. Разогнался  тут  Железный  мужик  и  на

вербу с разбегу бросился. Но в этот миг сорвался  с  цепи  Далекогляд  и  на

Железного мужика кинулся! Мужик его разок ударил, тут псу и конец пришел!

     Опять на вербу налетел и так ее тряхнул, чуть Янко вниз не сбросил.  Но

сорвался с цепи Далекослух и сцепился с Железным мужиком.  Железный  треснул

его о земь, тут псу и конец пришел.

     Снова на вербу накинулся и вот уже с корнем  ее  вырывает,  да  Сильный

помешал. Он последним с цепи сорвался и бился с Железным мужиком до полудня.

И одолел! Так хряснул мужика, лишь куча земли осталась! И стало  этой  земли

все прибывать, прибывать, пока не выросла целая гора.  Но  земля-то  была  с

самого верху, а внутри - железо да руда. С тех пор и называют гору  Железной

и добывают из нее железную руду.

     Сильный поднял своих двух товарищей и все три пса принялись за

     неверную принцессу.  Разорвали  ее  на  мелкие  клочья.  А  когда  кара

свершилась, обернулись людьми. И замок  ожил  и  дремучие  леса  наполнились

людьми. Янко нашел свой сундучок и выпустил из него стада. Стали они на  его

лугах пастись. И войско выпустил. Теперь ему никто не был страшен.  Денег  у

него стало, сколько душе угодно. Разбогател  Янко,  послал  за  матушкой,  и

женился на самой красивой девушке в их крае.

 

 

 

 

      Золотая пряха

 

 

     Далеко, далеко, где-то за Красным морем жил молодой господин. Стал он в

разум входить, да и годами подоспел и надумал пойти по белу  свету  поискать

себе невесту, чтобы и хозяйкой была и собой хороша. Ладно. Как задумал,  так

и сделал.

     Отправился в путь, ходит, ищет, да не заладилось как-то  дело.  Все  не

может отыскать невесту по вкусу.

     Приходит он, наконец, в  избушку  одной  вдовы.  У  той  три  дочки  на

выданьи. Две старшие, как зовут позабыл, - трудолюбивые, как пчелки.  А  вот

младшенькая, Ганой ее звали, сиднем-сидит, работать не хочет.

     Увидал все это молодой господин, удивился: Гана за  печкой  дремлет,  а

сестры прядут, только веретена мелькают. Говорит он матери:

     - Скажите-ка мне, матушка, почему вы и ту, что за печкой, к  прялке  не

усадите? Ведь она уже не маленькая да за работой и время быстрее бежит.

     - Ох, молодой господин, - отвечает мать, - я-то  бы  с  радостью  ей  и

прялку дала и сама бы кудель надела, да вот ведь беда! Она такая пряха,  что

к утру спрядет на золотые нитки не только нашу кудель,  но  и  все  снопы  с

крыши, а потом за мою седую косу примется. Вот почему я ее и не неволю.

     - Ну, коли так, - обрадовался жених, - отдайте мне ее в жены!

     Хозяйство у меня доброе: и льна, и конопли, и очёсков, и пакли -  всего

много. Напрядется вдоволь!

     Старуха думала недолго, да и Ганка очнулась, наконец, от дремы.  Жениху

притащили из сундука цветастый платок, за ленту на шляпе барвинок заткнули и

в тот же вечер обручили молодых. Девчата  на  посиделках  позавидовали  было

Ганкиному счастью, но потом успокоились, и они поди в девках  не  засидятся,

коли такая лентяйка замуж выскакивает.

     На следующий день велит  молодой  зять  закладывать  карету,  усаживает

заплаканную молодуху, теще подает руку, сестрам кричит - "будьте здоровы - и

поскореее прочь из той деревни.

     Вроде бы все ладно, да нет, еще неизвестно!

     Сидит наша Ганка подле жениха, заплаканная, и печальная,  как  будто  у

нее куры весь хлеб склевали. Он ей то да се, а Ганка все молчит, как рыба.

     - Ты  чего  печалишься?  -  спрашивает  он.  -  Не  бойся,  у  меня  не

заскучаешь. Все тебе дам, что твоей душеньке угодно. А уж льна и конопли  да

оческов с куделью на всю зиму тебе хватит! И яблок кисленьких, чтобы  прясть

споро!

     Только наша Ганка, чем дальше, тем все больше печалится.

     К вечеру они были уже в замке. После ужина  будущую  хозяйку  отвели  в

большущее помещение. Здесь  с  полу  до  самого  потолка  громоздились  тюки

кудели.

     - Вот, - говорит хозяин, - тут  тебе  прялка  и  веретено,  да  румяное

яблочко, а вот горох, чтобы во рту не пересохло. А ты знай себе -  пряди!  К

утру перепрядешь все в золотые нитки, тут же свадьбу сыграем. Но коли  этого

не выполнишь, без суда велю казнить.

     Сказал и ушел.

     Осталась Ганка одна. К прялке и подойти-то боится. Ведь она даже  нитку

ссучить не умеет.

     Стоит она и горестно эдак причитает:

     - Ах, я несчастная! Опозорилась  перед  всем  светом!  Почему  мать  не

научила меня прясть и другую работу работать, как моих  сестер?  Я  бы  дома

сидела! А теперь ни за что пропаду, бедная моя головушка!

     Вдруг расступились стены и  перед  испуганной  Ганкой  вырос  маленький

мужичок. На голове красный колпачок, вокруг пояса  фартук  повязан,  золотую

тачку впереди себя толкает.

     - Отчего это у тебя глазки заплаканы? - спрашивает он у  Ганки.  -  Или

что стряслось?

     - Как же  мне  бедной  не  плакать!  -  отвечает  Ганка.  -  Вы  только

подумайте, приказано мне к утру всю кудель в золотые нитки ссучить! А коли

     не выполню приказа, меня без суда казнят. Что мне здесь  бедной  делать

среди чужих!

     - Ну, это пустяки, - отвечает мужичок, - не бойся! Я тебя научу  прясть

золотые нитки. Но ты должна обещать мне, что ровно через год придешь на  это

самое место. И если не угадаешь, как меня зовут, -  придется  тебе  за  меня

замуж идти. И я тебя увезу на этой тачке. А коли угадаешь, я оставлю тебя  в

покое. Только знай, тебе от меня никуда не укрыться.  Хоть  на  небо  улети,

найду и голову оторву. Ну как, согласна?

     По правде говоря, Ганке это предложение не слишком по  вкусу  пришлось.

Но что ей оставалось делать? Она и говорит:

     - Все равно мне пропадать! Будь что будет! Согласна!

     Услыхал мужичок, обежал вокруг нее со своей золотой тачкой, уселся  под

прялку и забормотал:

     Вот как, Ганночка, вот так, вот так! Вот как, Ганночка,  вот  так,  вот

так! Вот как, Ганночка, вот так, вот так!

     Учил, учил и выучил ее прясть золотые нитки.

     А потом, откуда явился, туда и удалился. Стена его пропустила и сама за

ним сдвинулась.

     Наша, теперь уже в самом деле, золотая пряха, села  к  прялке  и  стала

прясть. Золотых ниток все больше, а кудели все меньше. До утра все сделала и

еще и выспаться успела.

     Утром господин только с постели встал, тут же оделся  и  отправился  на

золотую пряху посмотреть.

     Вошел в комнату, чуть не ослеп от блеска. Глазам своим не верит, неужто

это настоящее золото. Но, когда убедился, обнял свою невесту и велел немедля

свадьбу готовить.

     Сыграли свадьбу и зажили они дружно и весело. И если раньше  муж  любил

Ганночку за золотую пряжу, то сейчас стал любить во сто  крат  крепче:  ведь

она родила ему прелестного сына!

     Ну, а что было дальше? Как ни хороша песня, а кончается. Счастье  наших

молодых тоже оказалось  не  вечным.  День  бежал  за  днем,  день  за  днем,

оглянуться не успели, как год пролетел.

     Час от часу Ганка все печальнее становится. Глаза от  слез  покраснели,

места себе не находит. Шутка ли, потерять разом  доброго  мужа  и  любезного

сыночка! Муж-бедняга ничего не ведает и утешает жену, как может.

     Но Ганка оставалась безутешной. Как подумает, что  вместо  милого  мужа

будет у нее плюгавый коротышка, чуть с горя на  стенку  не  лезет.  В  конце

концов не выдержала и все мужу-то и рассказала. Тот от страха  побелел,  как

стена. И приказал объявить по всей округе: кто знает имя  мужичка-невелички,

получит за сообщение кусок золота величиной с голову.

     - Эх, вот бы  такой  кус  золота  отхватить!  -  шепчет  сосед  соседу.

Кинулись на поиски, все уголки обшарили, только в мышиные норы не заглянули.

Да где там, ищи иголку в стоге сена! Никто, ни одна живая душа коротышку  не

знает, и не может угадать его имени.

     Наступил последний день. А о мужичонке ни слуху  ни  духу.  Наша  Ганка

глаз не осушает. Муж-бедолага, чтоб жениных мук не видеть, вскинул ружье  на

плечо, взял свору гончих и отправился на охоту.

     Дело было под вечер. Вдруг на небе молнии засверкали.  Ливень,  как  из

ведра ливанул, хороший хозяин собаку из дому не выгонит. Слуги забились  кто

куда.  И  остался  хозяин  в  незнакомом   лесу,   мокрый,   как   мышь,   с

одним-единственным слугой.

     Где укрыться от  страшной  бури?  Где  обсушиться?  Озираются  слуга  и

хозяин, может поблизости хоть пастуший шалаш увидят? Нигде ничего.

     Они, было, всякую надежду потеряли. Вдруг видят из норы,  под  камнями,

дым клубами валит.

     - Ступай-ка, милок, погляди, - говорит хозяин своему слуге, - где  дым,

там и люди. Попроси, чтоб нас на ночь приютили.

     Ушел слуга, но вскоре вернулся:

     - Нет, - говорит, - там ни дверей, ни шалаша, ни людей.

     - Ох, ты и нескладеха, - рассердился хозяин, - а зубами дробь выбивает,

я сам пойду, а ты тут в наказание мокни и мёрзни.

     Ладно. Пошел хозяин и тоже ни с чем вернулся. Только приметил он, что в

одном месте из-под камня дымок вьется. Разозлился он вконец и говорит слуге:

     - Хоть сам черт там сидит, я должен узнать, откуда этот дым! Подходит к

самой норе, садится на корточки и заглядывает внутрь. И видит-  глубоко  под

землей кухня. В той кухне варятся-парятся всевозможные кушанья, на  каменном

столике два прибора стоят. Вокруг столика бегает мужичок в красном колпачке,

впереди золотую тачку толкает. Пробежит разок и запоет:

     Научил я пряху прясть,Теперь могу ее украсть.

     Станет думать и гадатьМое имя называть.

     Скажет верно - не возьму,Коль не угадает - в жены заберу!

     Величают же меня - Мартинко Клингач.

     И опять вокруг стола мечется, будто с ума спятил и поет:

     Я варю и стряпаюИ постель стелю,Коли скажет мое имяВ жены  не  возьму,А

не угадает, тут же увезу.

     Хозяину только того и надо. Со всех  ног  кинулся  он  к  слуге.  Гроза

понемногу утихла, а тропинка их к дому вывела.

     Жена его встретила заплаканная, несчастная, на себя не похожая.  Думала

и попрощаться не успеет.

     - Брось маяться, женушка! - воскликнул муж с порога. - Я узнал имя! Его

зовут Мартинко Клингач.

     И рассказал все по порядку. Ганка от радости ног  под  собой  не  чует.

Мужа обнимает, целует, и повеселевшая идет в ту самую комнату, где в  первую

ночь пряла. Садится за прялку и золотую нитку сучит.

     В полночь расступается стена и мужичок в красном колпачке,  как  и  год

назад, начинает вокруг нее бегать и орать во все горло:

     Коли скажешь мое имя,Ты мне ни к чему,А не угадаешь, тут же увезу!

     Гадай, гадай, угадывай!

     - Попробую, может угадаю, -  отвечает  Ганка.  -  Тебя  зовут  Мартинко

Клингач!

     Не успела договорить, коротышка хватил колпачком  об  пол,  вцепился  в

свою тачку и откуда явился, туда и  удалился.  Стена  закрылась  и  Ганночка

облегченно вздохнула.

     С той ночи она больше золото не пряла. Да им с мужем  оно  и  не  нужно

было. Они и без того не нуждались. Любили друг друга,  и  сынок  рос  не  по

дням, а по часам.

     Кто прочел, - молодец, а нашей сказке - конец.

 

 

 

 

      Заколдованный лес

 

 

     Жила когда-то в маленькой  избушке  бедная  вдова  с  двумя  сыновьями.

Мальчики были похожи друг на друга, словно две капли воды, даже родная  мать

их с трудом различала. Братья между собой ладили, а матушка любила их больше

всего на свете.

     Год проходил за годом и все шло у них хорошо да ладно.

     Но вот сыновья подросли, увидали, что другие в дальние страны уходят на

людей поглядеть да себя показать, их тоже из  дому  потянуло.  Стали  они  у

матери проситься, чтоб отпустила. А мать ни в какую:

     - Разве вам здесь плохо? Кто знает, что там с вами стрясется?  Нет,  уж

лучше дома сидите, не оставляйте меня одну!

     Да какое там! Что сыновьям в голову втемяшилось - не  выбить  и  силой!

Бедняжка мать день и ночь слезы льет, а сыновья утешают:

     - Матушка, дорогая, не плачьте, не причитайте, за нас  не  тревожьтесь.

Через три года ждите обратно. А чтоб вы  ни  в  чем  не  нуждались,  мы  всё

припасем заранее.

     Накупили они  зерна,  муки  да  всякой  снеди.  Сала  припасли  и  дров

заготовили, чтоб матушке на три года хватило.

     Отлегло у матери от сердца, стала она сыновей в дорогу собирать.  Всего

напекла-наварила, только мяса в доме не нашлось.

     - Дети мои, - сказала она, - придется вам в лес на охоту идти. Не  могу

же я вас без мяса в путь снаряжать.

     Послушались сыновья, отправились в лес. Ходят, ищут  добычу  с  раннего

утра до полудня, с полудня до вечера, но всё попусту:  в  лесу  даже  следов

дикого зверя нету. Решили домой возвращаться.

     Вдруг, откуда ни возьмись, выскакивают два волка и давай  один  другого

рвать. Не знают братья, как быть: то ли стрелять в волков, то ли нет.

     "Если, - рассудили они, - мы сразу обоих на месте не положим, а  только

одного пристрелим, второй нас растерзает. Попробуем-ка лучше  кинуть  им  по

куску хлеба с салом .

     Так и сделали.

     Волки тут же прекратили драку и покорно, будто собаки, побрели вслед за

братьями до самого дома. Братья заперли волков в хлеву, а сами в дом пошли.

     - Ну, как поохотились? - спрашивает мать.

     - Да никак, - отвечают братья, - вот только двух волков  привели  да  в

хлеву заперли.

     - Ох, горе мне,  -  запричитала  мать,  -  конец,  видно,  пришел  моей

коровушке! Скорей бегите ее спасать!

     Кинулись братья в хлев - видят, корова на своем месте  стоит,  волки  в

угол забились, а пасти у  них  большими  замками  защелкнуты.  Чудно,  да  и

только!

     На следующее утро братья снова на охоту отправились и снова без  добычи

домой повернули, да увидали, что два медведя между собой дерутся. Кинули  им

по куску сала с хлебом, медведи угомонились и покорно пошли след за братьями

до самого дома. Там их братья в хлев заперли.

     Мать про медведей услыхала, переполошилась, побежала в хлев, а там  все

в порядке, и у медведей тоже пасти на замок защелкнуты.

     На третий день братья снова с охоты  пустые  идут,  смотрят,  два  льва

между собой дерутся. Братья их накормили и домой привели.

     - Видно, дети мои, - сказала мать, - придется вам  без  мяса  обойтись!

Собрали братья свои сумки, с матушкой распрощались, а зверей с собойвзяли.

     Шли братья три дня и три ночи, пока не добрались до перепутья, а там на

перекрестке двух дорог липа растет.

     - Братец, - говорит  старший  младшему,  -  здесь  мы  должны  с  тобой

расстаться. Ты ступай по той дороге, а я пойду по этой. Вырежем на этой липе

свои имена и воткнем в ствол ножи! Кто первый  назад  вернется,  пускай  нож

вытащит, коли кровь потечет, значит брат живой, а коли вода, значит - помер.

     Младший брат согласился, вырезали они свои имена  и  воткнули  в  ствол

ножи. Затем поделили зверей поровну, пожали один другому руки и  зашагали  в

разные стороны.

     Долго пробирался старший брат сквозь густые леса, брел по  полям,  пока

не добрался до города. А  город  -  весь  в  трауре.  Вошел  он  в  трактир,

спрашивает трактирщика:

     - Что тут у вас хорошего слыхать?

     - Что у нас может быть хорошего! Вот плохого хоть отбавляй, -  отвечает

ему трактирщик, - есть у нас в городе единственный колодец, мы все  из  него

питьевую воду берем. Только уж больно дорога та водица! Ведь за  городом,  в

пещере, живет двенадцатиглавый дракон, что ни день  -  съедает  дракон  одну

девушку, а коли мы ему откажем, он никого к колодцу не подпустит, и  мы  без

воды погибнем. В городе уже  и  девушек  не  осталось,  все  горожане  своих

дочерей отдали, подошел черед королевской дочери. Потому и  приказал  король

город в траур одеть и еще  велел  объявить,  коли  найдется  такой  храбрец,

чтодракона убьет, король ему принцессу в жены  отдаст  да  полкоролевства  в

придачу, а когда умрет, то и все королевство тому храбрецу перейдет.

     Услыхал все это старший брат и захотелось ему  на  принцессе  жениться.

Говорит он трактирщику, что попробует дракона убить.

     Трактирщик к королю бегом бежит, докладывает, что сидит,  мол,  у  него

такой-то и такой-то гость с тремя дикими  зверями,  сулится  дракона  убить;

одет просто, но по всему видать, что молодец он хоть куда, коли сумел зверей

укротить.

     Король обрадовался, тут же послал незнакомцу красивое платье  и  велел,

не мешкая, во дворец явиться.

     Переоделся наш парень и вместе со зверями отправился к королю. Все  его

приветствуют, а король слово дает, коли он дракона прикончит, то свою дочь в

жены ему отдаст.

     Попросил наш парень, чтоб его зверям скормили по два барана каждому,  а

ему самому приготовили острую саблю.

     Только забрезжил рассвет, королевская дочь в карету села. Карета  едет,

а за ней наш молодец со своими зверями шагает, острую саблю  в  руке  несет.

Подъехали  они  к  пещере  поближе,  велит   парень   кучеру   остановиться.

Королевская дочь из кареты выходит, садится на коня.

     - Так, - говорит ей парень, - теперь держитесь, принцесса,  покрепче  и

скачите вперед, чтобы дракона из пещеры  выманить,  а  карета  пускай  здесь

остается.

     Королевская дочь стрелой промчалась мимо пещеры, дракон ее учуял,  одну

голову высунул, но вместо красы-девицы увидал острую саблю. Наш  молодец  не

поленился: разом снес дракону голову.

     Разозлился дракон, еще три головы высунул, из всех трех пламя бьет.

     Тут звери на помощь примчались и давай дракона на части  рвать,  а  наш

молодец знай рубит, да колет, вот уже четыре головы прочь отлетели!

     Но куда там - дракон сразу восемь голов высунул, страшным огнем  нашего

парня поливает. Тот уже и саблю с трудом держит. Волк с медведем тоже из сил

выбились, только с боков на дракона кидаются.

     Вдруг лев разбежался да дракону прямо на спину.  Так  вцепился  в  него

своими мощными когтями, что все восемь голов вместе с шеей отлетели!  Пришел

дракону конец.

     Наш молодец отрезал  драконьи  языки,  положил  в  сумку  и  побежал  к

королевской дочери. Та на радостях не знает, как его благодарить:  обнимает,

целует. Потом сняла с пальца перстень, разломила пополам, одну половину  ему

дала, вторую себе оставила.

     А он положил ей голову на колени и задремал. И звери уснули. Увидал

     негодник-кучер, что все спят, схватил саблю и молодцу голову-то с  плеч

и снес! А принцессу семью клятвами заклял, чтобы его не  выдавала.  Драконьи

головы собрал, будто это он чудище убил,  и  помчался  вместе  с  принцессой

прямо к королю.

     Проснулись звери, увидали, что хозяин убит. Стали  от  тоски  и  печали

выть да реветь.

     Потом лев волку говорит:

     - Беги поскорей по этой дороге, увидишь змея, он во  рту  траву  тащит,

своего брата воскресить собирается, его брата телега переехала. Проси у него

половину той травы. Коли по-хорошему не даст, силой возьми!

     Волк немедля в путь пустился, да на  возчиков  наткнулся.  Увидали  его

люди, за колья схватились, волк перепугался, назад кинулся.

     - Экий ты дурень! - обозлился лев. - Беги ты, медведь, принеси травы!

     Побежал медведь, тоже  на  возчиков  наткнулся,  увидали  они  медведя,

попрятались на возах, словно мыши от кошки. Медведь к  змею,  травы  у  него

просит, а змей травы не дает да еще норовит медведя ужалить.

     Обозлился медведь, придавил змея лапой и траву  отнял.  Что  было  мочи

помчался медведь ко льву, лев потер травкой хозяину шею,  голову  приставил,

да как назло задом наперед.

     Видит лев, что-то с хозяином неладно: идет, а сам спотыкается. Пришлось

повернуть голову как надо! Вздохнул парень глубоко:

     - Ну и сладко же я спал! - говорит. Собрал своих зверей  и  пошел  куда

глаза глядят.

     Через месяц снова попал он в тот самый город. Видит - на этот раз  весь

город красными полотнищами украшен. Зашел он в тот же трактир, что и  тогда,

и спрашивает, какие в городе новости.

     - Добрые у нас новости, - отвечает ему трактирщик, - теперь мы за своих

дочерей не боимся, ведь королевский кучер тогда  дракона  убил!  Сегодня  во

дворце помолвка, а завтра кучер королевскую дочь под венец поведет.

     Услыхал наш молодец такое и закручинился - очень обидно ему стало,  что

негодяй-кучер такую удачу из  рук  у  него  вырвал.  Вскочил  он  и  говорит

трактирщику:

     - Давай спорить,  что  и  мне  со  свадебного  стола  кусок  перепадет!

Попросил  у  трактирщика  корзинку,  написал  письмецо,  завернул   в   него

своюполовинку перстня, и все это в корзинку положил.  Потом  сунул  корзинку

медведю в пасть и отправил косматого во дворец.

     Явился медведь  во  дворец,  дворовые  псы  да  гончие  на  него  лают,

кидаются, а он знай себе дальше идет, они его и  так  и  эдак  добирают,  но

мишка корзинку поставил и разогнал брехунов, потом свою ношу  снова  в  зубы

взял и в те самые

     Королевская дочь увидала его, обрадовалась, навстречу кинулась:

     - Ах, - кричит, - почему так долго? Я измучилась, тебя ожидая!

     Она его за своего мужа приняла, ведь были братья похожи, как две  капли

воды.

     Младший брат, сообразив, что попал к  жене  брата,  отговаривался,  как

умел, да так и не втолковав ничего, остался в замке, ведь на дворе уже  ночь

стояла.

     Утром он  поднялся  поздно,  а  как  стал  его  слуга  одевать,  увидел

печальный пожелтевший лес и спрашивает:

     - Почему все леса вокруг зеленые,  только  этот  пожелтел-пожух?  Слуга

глаза вытаращил:

     - Да ведь я вам, - говорит, - уже объяснил. Позабыли вы что ль?

     - Позабыл, ты мне и не говорил вовсе, - отвечает ему младший брат.

     И слуга ему снова стал толковать, что лес заколдованный, и кто  в  него

попадет, никогда больше оттуда не выберется.

     Сообразил младший, что брат его в том лесу пропал. Отправился и  он  на

охоту, повстречал лису, и та с ним обошлась точно так же, как и  со  старшим

братом.

     Подошел он к тому же самому дубу, развел костер и стал сало обжаривать.

Звери рядом стоят, своих окаменевших братьев лижут.

     - Озябла я! - вопит старая ведьма с дерева.

     - Коли озябла - иди да погрейся, - отвечает ей молодец.

     - Я бы пошла, да твоих зверей боюсь. Возьми мой  прутик,  постегай  их,

тогда я слезу!

     Повернулся наш молодец - видит рядом с его живыми каменные звери стоят.

Понял он в чем дело.

     "Ну, погоди, ведьма, - решил он, - я с тобой рассчитаюсь!

     Не стал он своих зверей стегать, по земле прутом стукнул.

     Ведьма с дуба слезла, притащила на палочке жабу и давай  ее  над  огнем

поворачивать.

     - Ты жаришь сальце, я жарю жабу, мне достанется сало, тебе  -  жаба!  -

дразнит она парня, а сама на его сало жабий жир капает.

     Надоело нашему парню, он  возьми  да  и  отпихни  ее.  Ведьма  на  него

набросилась, задушить  хочет,  но  он  своих  зверей  кликнул.  Перепугалась

старуха, стала умолять, чтоб он зверей остановил.

     - А ты воскреси тех, кто окаменел, - сказал он, - тогда я тебя  отпущу.

Разулась старуха, дала ему  свои  сапоги,  велит  на  дерево  влезть,  взять

тамзолотой прутик и тем прутиком каменных  зверей  стукнуть.  Так  парень  и

сделал, и все звери тут же ожили.

     - Хватайте ее и  не  отпускайте,  пока  не  скажет,  куда  моего  брата

подевала! - крикнул он.

     Не вытерпела ведьма звериных когтей, дала ему мази, велела идти  к  той

самой яме и намазать брату шею. Старший брат ожил, и  они  вместе  пришли  к

своим зверям.

     Вы только послушайте, что дальше было!

     Звери не стали дожидаться приказа, сами на ведьму накинулись.  Чепец  с

ведьмы прямо в костер слетел и со страшным треском загорелся, а ведьму звери

разорвали в клочья. Как только ей конец пришел, вокруг сразу  посветлело,  и

лес покрылся веселой зеленью.

     А  потом  случилось  чудо!  Те  звери,  что  были  в  камень  обращены,

превратились вдруг  в  вооруженных  рыцарей!  Все  между  собой  целуются  и

прощенья друг у друга просят.

     Наши братья смотрят, удивляются,  глазам  своим  не  верят.  Тут  вдруг

говорит один из шестерых рыцарей:

     - Не удивляйтесь, вы наши спасители! Послушайте, что мы вам  расскажем!

Мы - шестеро братьев королевского рода. Родители не  успели  поделить  между

нами наследство, вот мы и начали между собой борьбу -  кому  стать  королем.

Наша родственница-ведьма нас за это прокляла и превратила в волков, медведей

и львов, наказала между собой  драться,  пока  два  невинных  брата  нас  не

укротят, и мы не станем друг другу добро делать. Теперь вы  знаете  все.  Мы

отдаем вам все свои богатства и хотим под вашей защитой дожить свою жизнь.

     Все  вместе  вернулись  они  в  королевский   дворец.   Там,   наконец,

разобрались, кто из братьев королевский зять и принцессин муж,  и  кто  кому

брат. А разобравшись, на радостях такой  пир  задали,  какого  еще  свет  не

видывал.

     А вскоре добрые сыновья привели во дворец  свою  старую  мать.  Старший

брат остался в этом краю королем, а младший с шестью рыцарями  отправился  в

их страну. Они отдали ему королевскую корону и зажили спокойно и счастливо.

 

 

 

 

      Двенадцать братьев, тринадцатая сестра

 

 

     Было у короля двенадцать сыновей, молодцы,  один  в  одного,  стройные,

высокие, как молодые дубки, кто ни глянет, сразу видит - родные братья,  так

они друг на друга похожи. Да и почему им не  быть  похожими,  ведь  пагодки!

Родители их крепко любили, но мать любила больше всех самого  меньшого.  Как

увидит, сразу в улыбке расцветет. И  чем  старше  становились  сыновья,  тем

больше радовались им родители.

     Но однажды королева загрустила, и  даже,  увидав  своего  младшего,  не

становилась веселее. Спрашивали сыновья, что за причина  ее  печали.  Может,

они ее чем-нибудь огорчили. Но мать не отвечала.

     Тут подошел к ней младший сын и говорит:

     - Матушка, скажите, что вас так гнетет, не таитесь предо мной!

     - Ах, сын мой, дорогой, - отвечает мать, - коли скажу, будет плохо,  не

скажу, будет еще хуже.

     - Коли так, лучше скажите.

     - Да, видно придется все рассказать! Ох, горе  мне!  Двенадцать  у  нас

сыновей, а дочки не было никогда. И это наше  и  ваше  счастье.  Потому  что

давным давно, вынужден был ваш отец дать страшную клятву: он оставит

     своих сыновей живыми, пока у него не родится дочь. А вот теперь  я  жду

ребенка и чувствую, что будет у меня не сын, а дочь. Значит, все  вы  должны

погибнуть. Отец ничем себя не выдаст и сначала отправит вас в другой  замок.

Но коли родится сестра, он в ту же ночь велит убить вас. Но я не хочу  вашей

смерти! Пока вы здесь - никому ни слова, даже братьям! Когда отец пошлет вас

в другой замок, послушайтесь и ступайте. Там ты все братьям раскажи и каждую

ночь смотрите с крепостных стен на  наш  замок.  Если  загорятся  тринадцать

свечей, значит, у вас родился тринадцатый брат, и бояться  нечего.  Но  коли

увидите всего одну свечу, то бегите! Это знак, что родилась  сестра,  и  вам

грозит опасность. На дорогу вам все приготовлено, прощайте!

     Долго плакала мать и любимый сын утешал ее. Может, все  обойдется.  Они

увидят чужие края, а когда отца не станет, вернутся домой.

     Прошло несколько дней, отец позвал сыновей и сказал им так:

     - Дети, ваша мать занемогла, ей нужен  покой.  Отправляйтесь  в  другой

замок, забавляйтесь там, играйте,  пока  королева  не  поправится.  Тогда  я

позову вас обратно.

     Сыновья послушались, забрали свое оружие,  простились  с  родителями  и

уехали в другой замок. Там младший брат рассказал, что да как, и как  дальше

быть.

     Стали они каждую ночь нести стражу на башне,  двое  до  полуночи,  двое

после полуночи: ждать сигнала  из  отцовского  замка.  Первые  две  ночи  не

случилось ничего, а на третью, в самую полночь, загорелся на отцовском замке

один огонек. Подождали, не загорится ли  второй,  но  второй  не  загорелся.

Поспешно подняли они остальных братьев, взяли свое оружие, деньги,  оседлали

коней и помчались прочь.

     Поскакали братья в чужие края. Долог был их путь, кончились все деньги,

продали они коней, и королевское платье,  и  оружие.  Оборванные,  голодные,

добрались они наконец до высоких лесистых гор.  И  решили,  как  переберутся

через те горы, пойдут на службу к какому-нибудь королю. Там отцу их уж никак

не найти.

     Только лес этот дремучий все не кончался. Идут они три дня и три  ночи,

а лес становится все дремучее. Ни тропы, ни дороги, лишь зверинные следы.  И

когда братья от голода и усталости совсем выбились из сил, встал перед  ними

на поляне старый покинутый замок.

     В замке все двери нараспашку, но  нигде  ни  души!  В  центре  замка  -

палата, в ней - дубовый стол накрыт  на  двенадцать  человек.  Возле  каждой

тарелки лежит кусок черствого хлеба. Хотели братья за хлеб  приняться,  ведь

от голода едва на ногах стояли, да младший брат уговорил чужого не  трогать.

А сначала найти того, кто на стол накрывал, и попросить.

     Из палаты еще одна дверь ведет. Вошли братья, видят комнатушку,  в  ней

постель, соломой застланная, стул, на стене бедная одежонка и  оружие,  все,

будто для старшего брата приготовлено. За первой комнатушкой  -  вторая,  за

второй - третья и так до тринадцатой,  и  каждая  не  заперта,  и  в  каждой

постель, стул, одежка и оружие: только тринадцатая дверь заперта.

     В замочную скважину братья увидали: стоит против двери золотой трон,  у

стены - золотая постель, а на стенах золотая женская одежда.

     Стали братья ломиться в покои, думали найти там хозяйку, но  так  и  не

смогли двери ни отворить, ни выломать. Кричали, стучали,  ни  звука!  Решили

они поселиться в этом пустом замке. И  комнатушки  поделили:  самый  старший

занял первую, второй - вторую, и  так  до  самого  меньшого.  Ему  досталась

двенадцатая.

     Вернулись к столу. Можно теперь и хлебушек съесть. А там уже  в  каждой

тарелке немного супа налито. Когда братья съели  все,  что  кто-то  на  стол

поставил, подле окна вдруг появилось  мясо.  Удивились  братья:  откуда  все

берется, ведь кухни в замке нет? Да чего уж тут раздумывать. Скорее бы

     поесть, чтобы в животе не урчало! После  ужина  легли  спать,  порешив,

будь, что будет!

     Когда проснулись, солнышко уже  высоко  стояло.  Надели  новое  платье,

захватили оружие и вышли в палату поприветствовать друг  друга.  На  дубовом

столе уже лежали двенадцать кусков черствого хлеба  и  стояла  свежая  вода!

Братья поели и каждый стал своим оружием похваляться и пробовать его.

     Так прожили они в замке несколько дней и все ждали, что  кто-нибудь  да

покажется. Но кроме них в замке не было ни души. И  решили  братья  остаться

здесь; от отца далеко, оружие есть, никто  им  не  страшен.  Правда,  им  не

очень-то пришлась по вкусу грубая1 пища, они к  жареному-печеному  привыкли,

но дичи хватает, сами мяса добудут.

     Собрались братья на охоту. В первый  же  день  им  повезло,  кто  птицу

подстрелил, кто зайца, кто дикую козу. Заранее радовались, что вместо гороха

да каши будет у них жаркое. Но наутро от настрелянной  дичи  не  осталось  и

следа. Так и шло изо дня в день, из недели в неделю. Дичь ночью  исчезала  и

желанное жаркое так и не появилось на столе.

     Кой-кому из братьев это надоело: с  чего  это  им,  королевским  сынам,

терпеть такую нужду! - найдут себе другое пристанище и собрались уходить. Но

младший брат не пустил:

     - Подождем год-другой, пока отец про нас совсем позабудет и  перестанет

искать, - сказал он.

     Так и прожили они целых двенадцать лет на грубой,  убогой  пище.  Разве

что изжарят в лесу птицу или зайца. А на свою незнакомую сестру затаили  зло

и грозились:

     - Попадись только нам в руки, мы тебе покажем! - Ведь безо всякой  вины

приходилось им страдать и терпеть такую нужду.

     А между тем сестра их подросла и была собой хороша, как маков цвет.  До

того она была мила отцу с матерью, что они стали забывать о сыновьях. Уж так

она пела и щебетала, что родители от радости сияли. О том, что  у  нее  были

когда-то братья, никто в замке и заикнуться не смел.

     Но когда щебетунья подросла и поумнела, стала она  докучать  родителям:

правда ли, что нет у нее братца, скучно, мол, ей одной и поиграть не с  кем.

Особенно к матери приставала.

     - Ну, матушка, скажите же мне, неужто у меня  не  было  брата?  Ведь  у

каждого есть братик или сестричка!

     - Ах, доченька, не спрашивай, так уж получилось, что ты в семье  у  нас

одна.

     - Но не всегда так было? Правда?

     - Может, и не всегда, да знать тебе об этом ни к чему. Легче не станет!

     - Станет, матушка, станет, вы только не таите!

     И до тех пор не давала матери покоя, пока та не  рассказала  ей  все  о

двенадцати братьях: какие они были, что делали, как ушли и  пропали,  и  как

отец велел их искать по всему свету.

     - И что же, матушка, так никто и не сумел  отыскать  их?  -  спрашивала

девочка.

     - Никто, доченька!

     - Но я непременно их найду! Значит, плохо искали!

     - Видно не так это просто, коли даже следов не нашли,  а  ведь  сколько

войска понагнали. Куда уж тебе, ведь ты еще мала!

     - Ну нет, я уже большая. Пойду из деревни в деревню, от дома к  дому  и

всюду буду спрашивать: "Не видали ли вы двенадцать моих братьев? Добрые люди

узнают, что я их  сестра  и  мне  помогут.  Ведь  не  сквозь  землю  же  они

провалились, кто-то должен был их видеть.

     Долго бы продолжался их спор, как она станет братьев искать, если бы не

подошел сам король и не спросил, о чем это тут она щебечет.

     А девочка так прямо и сказала, что пойдет своих братьев искать по всему

белу свету.

     Король и грозил и просил, и откладывал со дня на день отъезд.  Королева

плакала, умоляла дочку,  убеждала,  что  пока  она  братьев  найдет  и  сама

погибнет, но та ни в какую, ни по хорошему, ни по плохому.

     Пришлось родителям согласиться. Дали денег побольше, да слуг повернее и

проводили в дальний путь.

     И пошла она от деревни к деревне, из страны  в  страну,  но  о  братьях

нигде ни слуху ни духу. Деньги у нее понемногу разошлись. А слуги,  один  за

другим, разбежались, кому охота терпеть вместе с ней беду и голод. Проплутав

три дня в этих диких местах, девушка добралась до  того  самого  замка,  где

поселились ее братья.

     Вошла она в замок, чтобы расспросить о своих  братьях.  Внутри  никого.

Только в одной из комнат стол  накрыт  на  двенадцать  человек  и  у  каждой

тарелки лежит кусок черствого хлеба. Она взяла кусок, что лежал  с  краю,  и

съела. Потом прошла через двенадцать маленьких комнат, дошла до тринадцатой.

Дверь сама перед ней распахнулась, она вступила в  покои  и  вдруг  услышала

грохот! Со страху наша красавица тут же спряталась под золотой трон.

     Это возвратились с охоты двенадцать братьев. Они ничего не  заметили  и

сели за стол. Тут младший брат и говорит:

     - Кто мой хлеб спрятал? Пускай вернет!

     - Ну, кто станет твой хлеб прятать, - говорит ему самый старший брат. -

Ешь и молчи!

     - Сам гляди, нету хлеба! Если вы мой хлеб не спрятали,  значит  вы  его

просто съели.

     - Кто позарится на твой кусок? Не дразни  нас!  -  обозлились  на  него

братья.

     - Вот еще! - говорит младший брат, - я-то знаю, что  вам  всегда  мало!

Все-то вы с голоду умираете. Мне  столько  же  дают,  а  теперь  вы  у  меня

последнее отнимаете.

     Слово за слово. Из-за корки хлеба вцепились они  друг  в  друга,  такой

крик подняли, что сестра в тринадцатой комнате услыхала.  Но  тяжелей  всего

было ей слышать, что она всему причиной, кабы не она, не пришлось бы братьям

жить в такой бедности, а жили бы они дома  по-королевски.  В  конце  концов,

накричавшись и набранившись, поклялись братья меньшому, что они его хлеба не

брали.

     - Значит, - говорит тут старший, - здесь кроме нас  кто-то  есть,  надо

его найти и убить, чтобы никому не было повадно ссорить нас из-за последнего

куска хлеба.

     Обыскали весь замок, но никого  не  нашли,  потому  что  в  тринадцатую

комнату попасть не могли. Устали искать и разбрелись по своим местам.

     Стал раздеваться младший брат, слышит, в соседней, тринадцатой комнате,

кто-то дышит. Сразу решил он, что нашел вора; ведь до сих пор там даже  мухи

не летали. Приложил ухо к замочной скважине, еще явственней дыхание услышал.

Нажал на дверь - она и распахнулась. А перед ним прекрасная  девушка  стоит,

лицом и повадкой на него, как две капли воды, похожа. Он сразу подумал: "Это

наша сестра! Стал он с ней тихим голосом  разговаривать  и  спрашивать,  кто

она, и откуда родом. Она ему все без утайки рассказала: она, мол, их  сестра

родная и намучилась порядком,  пока  братьев  разыскала.  Но,  услыхав,  как

братья грозятся ее убить, побоялась к ним выйти. А хлеб  она  потому  съела,

что чуть не пропала с голоду.

     - Ну, сестрица, ничего не бойся, - отвечает ей брат. - Оставайся здесь,

пока я тебя не позову, а я все так сделаю, что братцы тебя не обидят. Завтра

я их задержу на охоте, а ты отхлебни из каждой  тарелки  супу  и  отломи  от

каждого ломтя по кусочку. Посмотрим, что они на это скажут.

     Приходят братья с охоты, а суп кто-то ел и от  хлеба  отломил.  Говорит

старший брат:

     - Гоп! Кто-то тут объявился! Ест наш суп и  хлеб!  Не  станем  ужинать,

сначала отыщем вора и убьем!

     - Нет, - говорит младший брат, - а вдруг это кто-нибудь из нашей  родни

или, может, сестра?

     - Уж эту-то и вовсе не помилуем! Из-за нее все наши беды!

     И пустились на поиски с мечами наголо.  Сестра,  бедняжка,  забилась  в

угол, ждет своей участи. Но тем и в голову не пришло заглянуть в тринадцатую

комнату.

     После долгих напрасных поисков улеглись они спать, а утром  отправились

на охоту. Возвращаются  вечером,  а  еды  опять  недостает,  и  все  постели

перевернуты.

     - Ну, на этот раз найдем и на месте прикончим!  -  грозятся  братья  за

ужином. Больше терпеть не станем!

     А младший опять их уговаривает:

     - А что, если это и вправду сестра нас целый год  ищет,  чтобы  позвать

домой, потому что отец нас не тронет?

     - Тогда бы и мы ее не тронули! - говорят братья.

     - Пошли! Она здесь, - сказал младший и повел их в тринадцатую комнату.

     Увидели братья сестру, стали прощения у нее просить за то,  что  хотели

ей зло причинить, и благодарить за освобождение.

     На утро братья взяли из сестриной комнаты золота на дорогу, свое оружие

и подались поскорее прочь из замка. В тот самый день минуло тринадцать лет с

тех пор, как они поселились в этом заброшенном замке.

     Идут они по двору и вдруг из какого-то угла слышится голос:

     - Уходите, а даже не расплатились!  А  я  вас  тринадцать  лет  кормил!

Оглянулись - а там старец  стоит,  седой  как  лунь.  Подошли  они  к  немуи

спрашивают, какую он плату хочет.

     - Дети  мои,  -  отвечает  старик,  -  я  вам  все  скажу,  но  сначала

послушайте, кто я и почему вы здесь очутились. Поглядите на меня - я  родной

брат вашего отца, я его вырастил и всегда был ласков с  ним.  Но  он  выгнал

меня из страны. Я стал бедняком. Тринадцать лет я работал, все делая  своими

руками, вынес и голод и нужду. И проклял вашего отца.  Я  поклялся,  что  не

будет счастья ни ему, ни его потомкам, пока голодом и нуждой, какие когда-то

терпел я, не заплатят они за мои  муки.  Вы  выдержали  испытание  и  теперь

можете спокойно жить в моем замке и владеть моим богатством. У меня  столько

замков, сколько здесь комнат. Все - ваше!  Но  сначала  вы  должны  со  мной

расплатиться: пусть самый младший из вас отрубит мне голову.

     Братья долго отказывались, но старик приказал, - и младший брат отрубил

ему голову. Как только голова старика слетела с плеч, он  сам  рассыпался  в

прах

     и пустынный  замок  исчез  вместе  с  ним.  Перед  братьями  и  сестрой

раскинулась расколдованная страна с тринадцатью замками. Двенадцать  братьев

вошли в свои замки, а сестра - в свой. В замке ее уже ждали родители. Теперь

они были все вместе, стали жить счастливо и правили долго.

 

 

 

 

      Магульена, Золотая панна

 

 

     Где-то, когда-то жил король, и был у него  единственный  сыночек.  Мать

мальчика умерла, король  женился  на  другой,  а  та  оказалась  очень  злой

мачехой. Мальчик все допытывался  у  отца,  что  это  за  красавица  на  том

портрете, что за печкой висит. Но отец ничего не говорил  и  твердил  только

одно: "Скажу, когда подрастешь .

     Наш принц подрос и все также любовался  прекрасным  портретом.  И  вот,

как-то раз, когда отец был в хорошем настроении, принц спросил:

     - Ах, батюшка, скажите мне, наконец, кто нарисован на том портрете, что

за печкой висит?

     - Хорошо, - отвечает отец, - скажу. Это твоя покойная  мать,  звали  ее

Золотая панна. Никто не мог сравниться с ней красотой. Когда  я  был  таким,

как ты сейчас, мы с ней поженились, теперь и  ты  должен  найти  себе  жену,

чтобы королевство не осталось после твоей смерти без наследника.

     Услыхала это мачеха и тут же предложила найти принцу хорошую  жену.  Но

принц и слышать не хотел о  жене,  которую  ему  мачеха  подберет.  И  прямо

объявил, что он женится только на такой же красавице, какой была  его  мать.

Сколько отец его ни уговаривал, что второй такой  красавицы  не  было  и  не

будет, королевич стоял на своем.

     Тогда созвал король всех своих советников  -  подумать  и  решить,  как

найти для сына такую девушку.

     Собрались советники со всего королевства, думали с утра до  вечера,  да

так ничего и не надумали. И на другой, и на третий день сидели и сошлись  на

том, что разошлют по всему свету послов искать для принца красавицу.

     Отправились послы в разные страны, через год все вернулись  с  ответом,

что о такой девушке во всем мире никто и слыхом не слыхал.

     Что делать? Снова пришлось королю собирать своих советников. Сидели они

еще больше, чем в первый раз, но так ничего и не придумали.

     Наконец, поднимается со своего места седой  старичок,  который  за  все

время и словечка не вымолвил, и говорит:

     - Вижу я, что вы ничего решить не можете. И еще я вижу, что коли сейчас

мы нашему королю дельного совета не дадим, он придет  в  отчаяние  и  с  ним

отчаяться вся страна. Ведь если мы принца не женим,  весь  королевский  род,

который так  долго  и  счастливо  правил  нами,  прекратится  и  королевство

останется без короля. Я долго  думал,  как  нам  отыскать  самую  прекрасную

девицу на свете, и надумал только один способ. Вы знаете, как велик и славен

наш город, и сколько чужестранцев держат путь через него. Повелим-ка мы  все

колодцы в городе закрыть и строго-настрого запретим  горожанам  давать  воду

чужеземцам. Пусть всех  отсылают  в  королевский  замок,  где  оставим  один

открытый колодец,  и  у  всякого  станем  спрашивать,  не  слыхал  ли  он  о

прекрасной девице.

     Такой совет пришелся королю по сердцу.

     Много людей останавливалось на королевском дворе у колодца, но никто  и

слыхом не слыхал о такой красавице.

     Через три года пришел в город путник, весь в пыли, еле ноги волочит  от

жажды. В первом же доме попросил он воды напиться. Но ему ответили, что  все

колодцы в городе для  чужестранцев  закрыты,  и,  чтобы  отправлялся  он  на

королевский двор, только там можно воды испить.

     Наш путник с трудом доплелся до королевского дворца, и  уже  в  воротах

увидал колодец и около него стражу. Стал путник умолять  дать  ему  поскорей

воды, потому что он совсем изнемог от  жажды.  Стража,  увидав  чужестранца,

тотчас же налила воды полную чашу, напоила путника и  стала  спрашивать,  не

слыхал ли он о несравненной красавице, которую ищет принц.

     - Слыхал, как же не слыхать, - отвечает путник, - ведь я весь  свет  из

конца в конец обошел. Кто на эту красавицу  глянет,  тот  от  изумления  без

памяти падает.

     Стражники схватили путника за руки и повели  прямо  к  королю  -  пусть

расскажет, все, что он знает.

     Обрадовался король, он уж было засомневался, что может на свете такая

     краса быть. Тотчас велел позвать сына, чтобы и он услышал, что путник о

той ненаглядной красе говорить станет.

     - Светлейший из королей, - начал  путник,  -  истинная  правда,  что  я

побывал во всех концах света. Но о такой красавице, какова Магульена Золотая

панна, я нигде не слыхал. Ведь она  так  прекрасна,  что  коли  кто  на  нее

глянет, стар ли, млад ли, сразу без памяти падает. Но молодому принцу  я  не

советую к ней свататься. И не только потому, что  живет  она  очень  далеко,

мало кто туда доберется, но  опасаюсь,  чтобы  не  получилось  так,  как  со

многими королями и принцами. Ведь стоит на нее глянуть, как тут же при  виде

такой красоты человек падает с ног, и его уносят. А  она  за  хворого  замуж

идти не желает.

     Молодой принц решил в тот же день отправиться в путь.

     - Нет, сын мой, - говорит король, - не спеши! Возьми с собой  в  дорогу

денег, войско. А этот мудрый человек, если мы его хорошенько попросим,  тоже

поедет с тобой. С ним вы туда скорее доберетесь.

     И стал король путника просить с его сыном к красе ненаглядной ехать.

     Путник сперва отказывался и только после многих  просьб  согласился.  С

условием, что принц никого больше с собой не возьмет  и  будет  выполнять  в

пути любой его приказ.

     Как решили, так и сделали, и на другой день отправились  в  путь-дорогу

вдвоем с принцем.

     Едут лесами дремучими да дорогами непроходимыми. Близко ли, далеко  ли,

только однажды застигла их в лесу ночь. Ходили они ходили  по  тому  лесу  и

набрели на домик, где огонек светился. Входят внутрь, а там старик за столом

сидит и в книге пишет. Поклонились они ему, но он не ответил. Долго у дверей

они простояли: думали поздоровается, когда писать кончит. Но тот все пишет и

пишет. Уж и стоять устали, и говорит принцу его спутник:

     - Как же мы тут на ночлег останемся, коли он нам  ни  так  ни  этак  не

отвечает?

     - А ляжем и все тут, - говорит принц, - может, старик нас не тронет.  И

улеглись, принц заснул, а его спутнику не спится.

     К полуночи явились три стариковы  дочери,  которые  по  свету  воронами

летали.

     - Отец, у тебя никто не ночует? - спрашивают.

     - А ведь ночуют, - отвечает старик. - Да ничего! Вы рассказывайте,  где

побывали и что услыхали.

     - Ох, лучше не станем, еще эти путники услышат!

     - Что вы, они крепко спят. А если и услышат, так им  не  до  того!  Ну,

говори ты, старшая, где день провела, что слыхала.

     - Побывала я сегодня, - начала старшая, - далеко отсюда и слыхала,  что

какой-то принц ищет Магульену, Золотую панну, такую же  красавицу,  как  его

мать когда-то была. Но кто  ему  о  красавице  скажет,  пусть  на  месте  по

щиколотки окаменеет.

     - А ты, моя вторая дочка, где летала, что слыхала? - спрашивает отец.

     - Летала я по всему белу свету и слыхала, что когда пустится  принц  за

Магульеной, Золотой панной, то доедет он  до  распутья.  Одна  дорога  будет

каменистая да болотистая, а другая - чистая да ровная.  Коли  поедет  он  по

хорошей дороге, то никогда до  Золотой  панны  не  доберется;  а  поедет  по

плохой - может, и встретится с нею. Но кто ему  об  этом  скажет,  пусть  до

колен камнем станет!

     - Ну, а ты, моя третья дочь, где ты  летала  и  что  слыхала?  -  снова

спрашивает отец.

     - Летала я по белу свету и слыхала, что принц Магульену, Золотую  панну

не получит, если при первой  встрече  сразу  ей  в  глаза  глянет.  Но  если

посмотрит в первый день только на ноги до колен, на второй - до пояса

     и лишь на третий день в глаза заглянет, тогда принц ее получит. Но  кто

ему об этом скажет, пусть по пояс окаменеет!

     Старик рассказы дочерей в свою книгу записал. А странник не спал и  все

слышал.

     Проснулся утром принц, встали оба  и  дальше  отправились.  Подходят  к

развилке. Говорит странник:

     - Ваша светлость, поедем по плохой дороге.

     - Нет, по этой ровной поедем, - отвечает принц.  -  Хватит  уж  нам  по

дремучим лесам да по нетореным тропам болтаться. Наконец-то мы выбрались  на

ровную дорогу.

     И тут же свернул на хорошую дорогу, а спутник пустился  по  плохой.  Но

вскоре принц вернулся - одному-то скучно показалось.

     Долго  они  ехали.  Принцу  не  раз  хотелось  вернуться.  Но   товарищ

напоминал, что они вот-вот приедут к Магульене.

     Однажды взобрались они на горку и видят вдалеке башни того города,  где

Магульена, Золотая панна живет. Повеселел принц. Вскоре прибыли они в город.

Принц хотел сразу к  королю  идти  -  Золотую  панну  поскорее  увидеть.  Но

странник напомнил, что принц  ему  дома  обещал:  во  всем  своего  товарища

слушаться. Наняли они комнату в трактире и там заночевали.

     А на утро, когда они встали, путник и говорит принцу:

     - Ну, сейчас ты поедешь к Золотой  панне.  Как  войдешь  в  королевские

палаты, тебя стража спросит: "Что тебе здесь надо? Ты смело отвечай:  "Хочу,

мол, увидеть Золотую панну. Тебя сразу к ней и отведут. Но если ты  мужчина,

не спеши! Не вздумай ей сразу в глаза глядеть; она встанет на возвышение, ты

глаза опусти к земле и переводи взгляд вверх со ступеньки на ступеньку, пока

не увидишь ноги Золотой панны до колен. Тут остановись и больше не гляди!  В

комнате будет стол стоять накрытый, а на нем тарелка супу и кубок  с  вином.

Садись за стол, никому ничего не говори, съешь из тарелки треть, отпей  вина

треть, выйди из-за стола и молча возвращайся сюда! Сделай все,  как  я  тебе

наказываю, иначе быть беде.

     Нашему принцу все это показалось странным, но возразить он не посмел  и

пообещал своего друга во всем слушаться.

     Пришел принц во дворец, стража отвела его к Золотой панне. Взглянул  он

на ее ноги до колен, поел из тарелки, отпил  вина  из  кубка  и,  не  сказав

никому ни слова,  вернулся  назад.  Похвалил  товарищ  принца,  что  его  не

ослушался.

     На второй день утром снова послал спутник принца во  дворец  и  наказал

все сделать, как вчера, но теперь на Магульену  по  пояс  глядеть,  половину

тарелки супу съесть и половину кубка  вина  выпить.  Принц  все  выполнил  и

вернулся довольный.

     На третий день друг опять  посылает  принца  во  дворец,  говорит,  что

теперь можно и в лицо Золотой панне взглянуть, но не спешить,  а  постепенно

глаза поднимать, полную тарелку супу съесть и все вино из кубка  выпить.  Но

еще раз велел быть повнимательней.

     Ушел принц, а наш  приятель  долго  еще  вслед  глядел,  опасаясь,  что

последнего, самого трудного испытания принцу не выдержать.

     Во дворце принц предстал перед Золотой панной. Магульене, Золотой панне

даже жаль его стало. Вдруг он не выдержит? А ведь такой красивый  юноша!  Но

принц постепенно переводит взор все  выше  и  выше;  увидел  ноги,  стан  и,

наконец - лицо! Как глянул, она смутилась,  покачнулась.  И  у  него  голова

кругом пошла, чуть было не упал, но взял себя в руки  и  устоял.  Подошел  к

столу, съел всю тарелку супу и полный  кубок  вина  выпил.  И  это  сил  ему

прибавило. А принцесса тем временем оправилась, сбежала вниз  по  ступенькам

прямо к принцу и о.бняла его.

     Тут в комнату ее отец, король птиц входит. Удивляется, что  это  в  его

доме творится. Молодой принц рассказал, кто он и  зачем  сюда  приехал.  Как

выдержал он все испытания, и просит отдать  ему  Магульену  в  жены.  Король

долго не соглашался и наконец сказал:

     - Ладно, - говорит, - отдам, но  ты  не  смеешь  возвращаться  к  своим

родителям.

     Огорчился принц. Но  очень  уж  ему  не  хотелось  потерять  Магульену,

Золотую панну, и он согласился. Тут же и свадьбу сыграли,  и  остался  принц

жить в королевском дворце.

     И своего друга велел он из трактира  привести,  чтобы  тот  жил  с  ним

вместе. Но он не пожелал, сказал, что найдет себе  домик  поблизости,  чтобы

быть у принца под рукой. Так и жили они все вместе, и молодой принц даже  не

помышлял о возвращении к отцу.

     Но прошло какое-то время и запала принцу в голову мысль, что хорошо  бы

ему с отцом повидаться, узнать, как он живет без него. И чем больше он о том

думал, тем больше его домой тянуло. Решил принц у  короля  отпроситься.  Был

однажды король так весел, что кажется никому на свете ни в чем  не  откажет.

Начал принц  упрашивать  отпустить  его  домой  к  родителям.  Долго  король

отказывал,  но  в  конце  концов  согласился.  Не  мешкая  собрались  они  и

простились с королем. Принц с Магульеной, Золотой панной  и  другом  сели  в

карету и поехали. К ночи подъезжают опять к тому домику, где старик жил, что

в книге писал. Принц и говорит:

     - Мы опять тут ночевать будем? Ведь можно и дальше ехать!

     - Лучше здесь остановимся, - говорит спутник, - ведь уже ночь на дворе!

     Входят. Старик и на этот раз в  своей  книге  пишет,  они  молча  спать

легли. Принц  заснул.  Золотая  панна  заснула,  только  их  друг  не  спит,

прислушивается.

     Перед полуночью появились три стариковы дочери.  Те,  что  воронами  по

свету летали. Старшая спрашивает:

     - Отец, тут у тебя никто не ночует?

     - Да, спят те же странники, что уже  как-то  раз  ночевали,  -  говорит

отец. - Рассказывай, где ты сегодня была и что слыхала.

     Старшая дочь и говорит:

     - Летала я сегодня за тридевять земель и  слыхала  там,  что  принц  на

Золотой панне женился и с ней домой возвращается. Только едва  ли  доберется

он до дома. Ведь мачеха у него - ведьма. Она  вышлет  навстречу  им  большое

войско. И кубок вина. Выпьет принц вино, ведьма его  тут  же  на  кусочки  и

разорвет. А кто ему об этом скажет, тот выше пояса окаменеет.

     - Где же ты, моя средняя дочка, летала  и  что  слыхала?  -  спрашивает

отец.

     - Летала я по всему свету и слыхала, что принц со своей Золотой  панной

так до дому и не доедет. Даже если не станет пить из кубка. Как будет  принц

к дому подъезжать, пошлет ему мачеха коня молодецкого, принц на него сядет и

конь вместе с ним в море прыгнет. А кто принцу об этом скажет, тот  вмиг  по

самую шею окаменеет.

     - Где же ты, моя младшая дочь, летала и что слыхала? - спрашивает  отец

в третий раз.

     - Летала я по всему свету и слыхала, что принца  и  Магульену,  Золотую

панну самая большая опасность дома ожидает. Приедут они домой и лягут сиать,

а злая мачеха нашлет на них дракона. Ровно в полночь вылезет он  из  печи  и

любезного принца и его Магульену на мелкие кусочки разорвет. А кто  про  это

выболтает, тот вмиг камнем станет.

     Старик все это записал, а странник выслушал.

     Утром поднялись наши путешественники и  дальше  поехали.  Едут  они  по

голой степи, уже к дому подъезжают, как вдруг заклубилась  пыль  на  дороге.

Подъехали поближе и видят  -  большое  войско  им  навстречу  идет,  впереди

всадник с кубком вина. Спешился, к карете подошел и подает тот кубок с вином

принцу.

     - Вот, - говорит, - король, твой отец, тебе посылает. Знает, что тебя в

степи жажда томит.

     Принц взял  кубок,  уже  готов  его  к  губам  поднести,  но  тут  друг

подскочил:

     - Стой! - кричит, - ты меня слушаться обещал. Не пей  из  этого  кубка!

Лучше отдай тому, кто тебе его принес.

     Принц возражает, не погибать же ему от  жажды,  но  путник  настоял  на

своем. Пришлось тому человеку, кто это вино привез, самому вино выпить, -  и

вмиг его на куски разорвало.

     - Видишь, что бы с тобой было! - сказал спутник.

     Не знает принц, как благодарить, ведь  он  его  от  смерти  спас.  Едут

дальше. До города уже рукой подать, а навстречу ведут коня молодецкого.

     - Это, - говорят, - тебе наш король посылает. Чтобы мог ты  на  коне  в

город въехать!

     Принцу  надоело  в  карете  сидеть,  обрадовался,  что   может   верхом

промчаться. Хочет он на коня вскочить, путник не пускает.

     Разгневался тут принц, стал упрекать, что тот, мол, всегда ему  мешает.

Но путник не отступается.

     - Лучше, - говорит, - прикажи сесть на коня молодецкого тому,  кто  его

привел.

     Так принц и сделал. Только верховой на коня вскочил, тот вместе  с  ним

прыгнул в море!

     Приехали принц с Золотой панной домой. Старый король  встретил  сына  с

превеликой радостью. И мачеха притворилась веселой и довольной.  Весь  город

радовался, что принц к ним вернулся с Золотой панной. И пышную свадьбу в тот

же день сыграли. Все ели, пили и танцевали в великой  радости.  Один  только

путник не весел был, все раздумывал, как из  последней  опасности  принца  и

Магульену выручить.

     После пира, когда принц  с  молодой  женой  спать  собрались,  попросил

путник принца не ложиться с женой, а пустить его в  их  комнату,  самому  же

ничего не бояться, тогда все хорошо кончится.

     Принц согласился, но мачеха все слыхала и подняла крик: как  это  можно

позволить такому бродяге с женой принца в одной комнате ночевать!

     А принц ей в ответ:

     - А почему нельзя!? Ведь это он помог мне на Магульене  жениться  и  не

раз от смерти спасал!

     Лег принц  в  другой  комнате,  а  путника  оставил  с  Золотой  панной

ночевать. Но старая ведьма даром времени не теряла: тайком от всех поставила

стражу в комнату рядом со  спальней  и  приказала  в  замочную  скважину  за

странником следить, что он будет делать.

     А тот глаз не смыкает, взял  острый  меч  в  руки  и  ждет.  В  полночь

отвалился бок у печки, вылез оттуда дракон о двенадцати головах  и  прямо  к

Магульене. Она спит, ничего не слышит.

     Собрал путник все силы и на дракона кинулся, головы прочь снес, самого

     в куски изрубил и в окошко в  проулок  выкинул.  Потом  со  стен  кровь

соскоблил, рубашку с себя снял и на полу  кровь  подтер.  Прибрал,  осмотрел

комнату, не осталось ли еще где-нибудь драконовой крови. Все  чисто,  только

на щеке Магульены одна капелька осталась. Подошел странник и эту капельку  с

ее щеки слизнул. И тут  стража  в  соседней  комнате  проснулась  и  подняла

страшный крик, что путник Магульену целует! На  шум  люди  из  всего  дворца

сбежались. И старая ведьма тут как тут, приказывает преступника связать и  в

темницу бросить.

     Утром мачеха стала принцу жаловаться: вот что его верный  друг  сделал!

Ночью Магульену, Золотую  панну  поцеловал!  Сперва  принц  не  хотел  этому

верить, но мачеха продолжала на своем стоять,  приказал  тогда  принц  вести

путника в суд и  суд  решил,  что  он  заслуживает  смерти.  Повели  его  на

виселицу.  Просит  путник,  чтобы  разрешили  ему   напоследок   с   принцем

поговорить. Прибежал к нему принц, и тут его друг все ему и выложил.

     - Так ли, эдак ли, - говорит, - мне все равно пропадать. Хочу  в  твоих

глазах перед смертью оправдаться. Помнишь, как мы у старика в пустом  домике

ночевали? Ты-то спал, но я - нет. Перед полуночью  прилетели  три  стариковы

дочери, и вот что они  отцу  сказали:  Самая  старшая  поведала:  "Летала  я

сегодня за тридевять земель  и  услыхала  там,  что  один  принц  Магульену,

Золотую панну ищет, такую же красавицу, как и его мать  была.  Кто  об  этом

скажет, тот по щиколки окаменеет .

     Только путник эти слова произнес, сразу окаменел по щиколки.

     - Средняя дочь сказала: "Летала я по всему белу свету и слыхала,  когда

принц придет  на  распутье  и  по  хорошей  дороге  отправится,  то  никогда

Магульену не найдет, а если по заброшенной - может с нею  и  встретится.  Но

кто об этом скажет, до колен камнем станет .

     Только успел вымолвить, как сразу же до колен окаменел.

     - Младшая дочка сказала: "Летала я по белу свету и слыхала,  что  принц

этот не получит в жены Золотую панну, если при первой  встрече  сразу  ей  в

глаза глянет. И добавила: тот, кто ему об этом скажет, по пояс окаменеет .

     Вымолвил и тут же до пояса окаменел.

     - А на обратном пути мы снова к тому  домику  приехали.  Ты  и  Золотая

панна спали, а я не спал и  слушал.  Перед  полуночью  опять  прилетели  три

стариковы дочери. Вот что они отцу сказали:

     Старшая сказала: "Летала я сегодня за тридевять земель и  слыхала,  что

принц на Золотой панне женился, и с ней домой едут. Но едва ли доберется  он

до дома, потому что мачеха пошлет ему кубок с вином и когда принц

     выпьет вино, ведьма его тут же на куски разорвет. А  кто  ему  об  этом

скажет, тот выше пояса окаменеет .

     Не успел странник договорить, как мигом выше пояса окаменел.

     - Средняя дочь сказала: "Летала я по белу свету и слыхала, что принц со

своей Золотой панной все равно до дому не доберется,  даже  если  не  станет

пить вино из того кубка. Как станет принц к дому  подъезжать  мачеха  пошлет

ему коня молодецкого, и тот вместе с принцем в море прыгнет. А кто принцу об

этом скажет, тот вмиг по самую шею окаменеет .

     Только успел сказать и вмиг по шею окаменел.

     - Младшая сестра сказала: "Летала я  по  всему  свету  и  слыхала,  что

принца и Золотую панну самая  большая  опасность  дома  ждет.  Когда  они  с

Магульеной уснут, злая  мачеха  нашлет  на  них  дракона,  ровно  в  полночь

набросится он на них и обоих сожрет .

     - Вот, - сказал принцу друг, - не мог я тебе сразу все это  рассказать,

но предупреждал, что тебе плохо придется. Я того дракона убил, и выбросил  в

окошко в проулок. Золотую панну я не целовал, а лишь каплю драконьей  крови,

что ей на щечку брызнула, слизнул. Кровь ядовитая и прожгла бы  кожу  ей  до

мяса. А тут стража проснулась и меня связала. Только младшая старикова дочка

напоследок добавила еще, тот, кто все это расскажет, целиком окаменеет .

     Не успел он толком все объяснить, как превратился в каменный столб.

     У всех, кто слышал, этот рассказ, на глазах слезы навернулись. Принц же

обнял каменный столб и горько заплакал. Насилу  его  оторвали  и  во  дворец

отвели. С той поры стал принц печален, и ничто  не  могло  его  развеселить.

Мачеха не смела ему на глаза показаться, потому что он тут же  велел  бы  ее

казнить. Старый король вскоре помер и все королевство  перешло  к  сыну.  Но

королевич по-прежнему был печален.

     И вот Магульене пришла пора  ребеночка  принести.  В  ночь  перед  этим

событием нашему королю приснился сон, что он  должен  кровью  новорожденного

окропить каменный столб и тут же домой вернуться.

     Родился у Магульены сын. Король все сделал, как ему во сне  приснилось,

а сам поспешил во дворец.

     Тут кто-то в дверь постучал. Смотрит молодой король  а  там  его  друг,

жив-здоров стоит и  ребеночка  здоровехонького  на  руках  держит.  Бросился

король обнимать странника. Обнялись они и заплакали. Потом пошли к Магульене

и рассказали ей все как было. И настала тут  радость  и  везенье,  каких  ни

раньше, ни потом люди не видели.

     Я, правда, там не был, но слыхал. Слыхал, что и по сю  пору  они  живы,

коли еще не померли.

 

 

 

 

      Змей, кошечка и пес

 

 

     Жила когда-то бедная вдова и был у нее сын  Яник.  Он  ходил  в  школу,

отменно учился и вел себя примерно. В том же городе жил король. Яник  каждый

день после школы забегал на королевский двор и рылся там  в  отбросах.  Один

раз ему посчастливилось: нашел он  грош.  Обрадовался  Яник  -  торопится  к

матери, своей находкой похвалиться. Стали мать с сыном думать,  что  с  этим

грошем делать. Наконец сын говорит:

     - Разменяю-ка я, матушка, этот грош на три крейцера, на  что-нибудь  да

сгодятся.

     Так они и сделали.

     Назавтра отправился Яник в школу,  вдруг  слышит  кто-то  громко  воет.

Подходит ближе - а это  мальчишки  маленькую  собачонку  бьют.  Стало  Янику

собачонки жалко, он и говорит:

     - Не бейте, ребята, собачку! Я вам за нее крейцер дам.

     - Хорошо,  -  отвечают  мальчишки,  -  давай  деньги,  забирай  собаку!

Притащил Яник собачонку домой, а мать его ругает:

     - Ах, ты, дитя неразумное, что ты наделал? Чем пса кормить будешь? Ведь

нам самим есть нечего!

     - Не браните меня, матушка! Я стану на улице  сухие  корочки  собирать,

вот мы ее и прокормим, а собачонка нам еще добром отплатит!

     Так и повелось: найдет Яник сухую корочку и своему песику тащит.

     Прошло какое-то время. Опять Яник в школу идет, и  вдруг  крик  слышит.

Кинулся - а там мальчишки-озорники кошку мучают. Стало Янику жалко бедняжку,

он и говорит:

     - Отдайте мне кошку, а я вам крейцер дам! Мальчишки согласились.

     Принес Яник кошечку домой. Опять его мать бранит:

     - Если, - говорит, - еще кого-нибудь притащишь, я тебя вместе с ними из

дому выставлю. Вы только поглядите, что он вытворяет!

     Яник помалкивает, боится слово сказать, как бы мать из дому не выгнала.

Стало теперь у него две животины, а от гроша только один крейцер остался.

     Однажды в воскресенье возвращается он из костела, видит - те  же  самые

сорванцы змейку ремнями хлещут. Подошел Яник поближе и говорит:

     - Не убивайте, ребята, змейку, отдайте ее мне!

     - Отдадим, - отвечают мальчишки, - если дашь нам крейцер!

     Жалко было Янику последнюю денежку отдавать, но все же  решился.  Отдал

последнюю, а змейку себе взял.

     "Как я теперь домой вернусь, - думает Яник, - матушка  меня  поколотит!

Ну, да ладно, будь что будет!

     Вошел в дом, а матери нету. Положил он змейку возле очага и стал ждать.

Ждет, а сам думает, может, что соврать матери? Да передумал.

     Вернулась мать, он ей все как было и рассказал. И сердится-то  матушка,

и радуется, что у ее Яника такое доброе сердце.

     Так все зверушки у них и остались.

     Змейка выросла и превратилась в большого  змея.  Однажды  говорит  змей

Янику:

     - Садись-ка ты, Яник, на меня верхом, поедем к моему отцу.

     Яник не заставил себя долго упрашивать, уселся змею на спину и поехал.

     Долго они ехали по  горам,  по  долам,  по  зеленым  полям,  покуда  не

добрались до нужного места.

     И где бы им змеи не попадались, все они выползали на дорогу и кланялись

молодому змею, потому что был он сыном Короля всех змей.

     По дороге говорит змей Янику:

     - Слушай меня, Яник, внимательно! Ты меня от смерти спас,  и  мой  отец

станет тебе за это предлагать все, что пожелаешь, а ты ничего не бери, проси

только маленький перстенек. В нем сила волшебная.  Стоит  его  три  раза  на

пальце  повернуть,  как  появятся  двенадцать  великанов  и  спросят:   "Что

прикажете, молодой господин?

     Яник хорошо запомнил его слова.

     Подползли они к норе, где  Король  змей  живет.  Все  змеи  от  великой

радости шипят, извиваются, ведь молодой принц домой возвратился! Отец  сына,

а сын отца про житье-бытье расспрашивают.

     - Мне плохо жилось, - сказал, наконец, отец-король, - очень я  по  тебе

тосковал.

     - Вы бы меня вовсе никогда не увидели, если бы не этот  храбрый  юноша.

Он меня у смерти выкупил. Отблагодарите его, отец!

     - Отблагодарю, отблагодарю, - согласился старик. - Бери  все,  что  тут

увидишь!

     - Ничего мне не надобно, - воскликнул Яник,  -  только  ваш  перстенек,

коли дадите.

     - Э, нет, перстенек я тебе не дам! А вот золота да серебра бери сколько

захочешь!

     - Ну, коли так - прощайте! - сказал Яник и пошел прочь.

     - Постой! - закричал старый змей. - Чудной ты парень! На, получай

     перстенек! Да смотри, хорошенько береги  его!  Возьми  еще  золота,  да

ступай! Поспешил Яник домой. По дороге захотелось ему испробовать  волшебную

силу перстня, вот он и крутанул его три раза на пальце.  Тут  же  перед  ним

выросли двенадцать великанов и спрашивают:

     - Что прикажете, молодой господин?

     - Отнесите в матушкину халупу шесть ларей муки, кадушку  брынзы,  а  на

чердаке повесьте шесть больших кусков сала!

     - Хорошо, хорошо! - ответили великаны, исчезая.

     Как только добрался Яник до города, сразу купил каравай  белого  хлеба.

Входит он к себе домой и видит: матушка от  голода  на  постели  без  памяти

лежит, а кошка с собакой того и гляди ноги протянут.

     - Матушка, милая моя! Очнитесь, очнитесь! Я вам булку  белого  хлебушка

принес, скорее поешьте!

     Мать пришла в себя, Яник ей хлеба дает. Кошке с собакой тоже. Поели они

и повеселели:

     - Ну, сын мой, где ты был-пропадал, меня не спросив? - говорит мать.

     - Не гневайтесь, матушка, был я со змеем у его отца-короля, там  его  и

оставил.

     - И правильно сделал, - отвечала мать. А Яник просит:

     - Ох, матушка, и голоден же я. Настряпайте мне галушек.

     - Дорогой мой сынок, уж не из золы ли? Муки-то у меня  и  наперстка  не

наберется.

     - А вы в чулан загляните, может что найдете.

     - К чему искать там, где не клал?

     - Ну-ну, ступайте, поглядите, вдруг что-нибудь да есть!

     Пошла мать в чулан, да так и обмерла: стоят шесть ларей  отменной  муки

да порядочный боченок брынзы. Взяла мать муки, настряпала галушек,  а  потом

брынзой сдобрила.

     - Только помазать нечем, сало у нас кончилось, - сетует она.

     - А вы, матушка, на чердак полезайте, - говорит Яник,  -  может  там  и

сальце найдется.

     Мать не стала упрямиться, полезла на чердак и нашла там сало.  Отрезала

кусок, вытопила, щедро помазала галушки. Все ели до отвала и  радовались,  и

было им хорошо. Пришло время, стал Яник взрослым парнем.

     - Матушка, - говорит он однажды. - Я жениться  хочу.  У  нашего  короля

дочка-красавица, ступайте ее за меня сватать!

     - Да ты, что, сынок, в уме ? - испугалась мать.

     - Ступайте, не бойтесь, может, что и получится! - не отстает Яник. Мать

была женщина простая, послушалась сына, пошла во дворец.

     - Мой сын желает вам добрых дней и доброго здоровья  и  спрашивает,  не

отдадите ли за него дочку, - сказала она королю.

     - А вы кто же такие будете? - поинтересовался король.

     - Да вот из того маленького домика, хозяева, -  отвечает  ему  женщина.

Усмехнулся король.

     - Ну что ж, добро, - молвил он. - Передавайте  своему  сыну  привет  да

скажите, что отдам ему дочь, если он мне к  утру  дворец  поставит  не  хуже

моего. Иначе и говорить не о чем.

     Пришла мать домой не солоно хлебавши.

     - Ну и дурень же ты, - корит она сына, - король над тобой насмехается!

     - А что?

     - А то, что отдаст тебе свою дочку, если ты  к  утру  такой  же  дворец

поставишь, как у него.

     - Ну, ежели только в том загвоздка, это мне  по  плечу,  -  обрадовался

Яник. Легли они вечером спать. Яник повернул перстень и тут же встали  перед

нимдвенадцать великанов:

     - Что прикажете, молодой господин?

     - А прикажу, чтоб к утру мне такой же дворец построили, как  у  короля,

только получше.

     - Быть по-вашему, - ответили великаны и исчезли.

     Яник вскочил чуть свет. Видит - дворец уже стоит,  да  какой  красивый!

Разбудил он мать, к королю посылает.

     - Желает вам мой Яник добрых дней и доброго здоровья, - говорит мать, -

и велит передать, что дворец готов, теперь дочку отдавайте.

     Выглянул король в окно, а там дворец стоит получше его дворца!

     - Скажите вашему Янику, что до тех пор дочку не отдам, пока он  на  той

каменной скале виноградник не разобьет, виноград не вырастит, да к утру  мне

вина из того винограда не пришлет!

     Возвратилась мать домой, Янику королевский наказ передает.

     Яник повернул перстень, отдал приказанье, и на  другое  утро  все  было

готово: виноградник, виноград и вино.

     Король вина отведал, оно ему по вкусу пришлось, но дочку Янику так и не

отдает.

     - Это почему же не отдаете? Ведь посулили! - спрашивает мать.

     - А я хочу, - молвил король, - чтоб от моего дворца к вашему дворцу шел

перекидной мост, чтоб вдоль него деревья росли, одни - в  цвету,  на  других

фрукты дозревали, а на третьих - зрелые плоды висели. Чтобы моя дочь, когда

     со свадьбы пойдет, их обрывала. Коли твой сын и это выполнит, тогда  уж

точно отдам!

     Яник и это королевское желанье выполнил, и принцесса стала  его  женой.

Первый день гуляли у короля, а на другой - к Янику собрались.  Утром  глядит

король в окно и удивляется: почему это в том дворце дым  из  труб  не  идет?

Гости к обеду званы, а печи не топлены!

     Послал король слугу разведать, что  там  да  как.  Тот  возвращается  и

говорит, что у них, мол, на кухне только кашу варят для пса и для кошки.

     А тут сам Яник является и всех к обеду зовет. Гости  ума  не  приложат,

что же это получается! Идут к Янику во дворец,  по  дороге  фрукты  рвут  да

лакомятся. А король не знает, куда деваться, мороз по  коже  продирает,  вот

ведь стыдоба!

     Настало время за стол садиться. Яник вышел во двор, повернул перстень и

приказал великанам, чтоб самые отменные яства на стол тащили.

     Зовет Яник гостей в залу, а там столы уже накрыты. Чего только  на  тех

столах нету - и еды, и питья - во век не съесть! Король дивится,  надивиться

не может!

     Кончилось гулянье, и зажил Яник со своей женой в мире  и  согласии.  Но

молодая жена только притворялась,-будто Яника любит, а на самом деле  хотела

во что бы то ни стало вызнать, в чем его  сила.  И  Яник,  как  добрый  муж,

ничего от нее не утаил, все рассказал. А ей только того  и  надо!  Дала  ему

вина, и Яник уснул крепким сном. Тут она с его мизинца  перстень  сняла,  на

свой надела и три раза повернула. Великаны тут как тут.

     - Что прикажете, госпожа ?

     - Приказываю вам перенести этот замок к черному  морю  и  подвесить  на

золотом волосе, а мужа с матерью, с собакой да кошкой здесь оставить!

     Закивали великаны головами и исчезли, а вместе с ними  исчез  и  замок.

Проснулся Яник, а над ним не потолок, а чистое небо!  Поглядел  он  на  свой

мизинец, а перстня как не бывало!

     - Ну, - сказал он матушке, - с чего начинали, тем и кончим!

     - Что поделать, - отвечала ему матушка, - незачем было высоко залетать!

С бедной бы женой, небось, счастлив был.

     - Ничего, мать, и так проживем!

     И стали они дальше жить, с хлеба на воду перебиваться. Трудно от добрых

харчей отвыкать, да и кошке с собачкой  туго  приходится.  Жалко  волшебного

перстня. Однажды вечером сказали кошка с собакой своему хозяину:

     - Пойдем-ка мы перстень искать, пустишь нас?

     - Пустить-то я вас пущу, - отвечает Яник, - да только зря ноги собьете.

Кошка с собакой его выслушали, но  все-таки  пошли.  Бредут  они  по  горам,

подолам, всех встречных-поперечных спрашивают, не знают ли про такой-то

     и такой-то замок. Но никто толком  ответить  не  может.  Приходят  они,

наконец, к черному морю и вдруг видят, что их замок  над  морем  на  золотом

волосе висит.

     - Ну и хорошо, - обрадовалась кошечка, - вот он  замок.  Только  как  в

него попасть?

     - Я хорошо плаваю, - отвечает песик, - садись на меня, вместе поплывем.

Кошечка согласилась.

     Плыли они плыли и к вечеру, когда солнце уже зашло, добрались до замка.

А там как раз служанки воду ведрами набирают. Кошка  с  собакой  вскочили  в

ведро. Их наверх и вытянули. Пес спрятался в кухне, кошка шмыгнула к дверям.

А в покоях в это время совет держат, куда перстень на ночь спрятать. Наконец

решила принцесса его под язык положить. Как сказала, так и сделала.

     Около полуночи, когда сон самый крепкий,  пробралась  кошечка  в  покои

принцессы, свой хвостик в воду окунула, потом обмакнула в  перец  и  госпоже

под нос сунула. Засвербело у той в  носу,  она  как  чихнет,  перстень-то  -

дзинь! - и по полу покатился. Тут кошка его схватила  и  в  кухню  к  песику

кинулась.

     Принцесса встала, зажгла свечу, стала перстень искать, не нашла, решила

утром заняться. Только начало светать, кошка с собакой влезли в ведро, пошла

служанка по воду, они вместе с ведром вниз-то и спустились.

     Посреди моря стал пес кошку просить:

     - Дай мне перстень подержать, чтоб я тоже мог сказать, что его нес.

     - Еще чего! Ведь потеряешь ненароком!

     А пес не отстает. До тех пор  приставал,  пока  кошка  не  согласилась.

Вдруг у самого берега - бульк! - упал перстень в море!

     Кошка ну ругать пса, царапать, бить.  Да  разве  этим  дело  исправишь?

Вдруг из моря рыбка выскочила, кошка ее хвать! А перстень-то у этой  рыбы  в

желудке!

     Пошли кошка с собакой своей дорогой. Песик опять кошечку  просит,  чтоб

дала ему перстень нести.

     - Ведь мы уже на суше, - говорит он, - тут я его в море не оброню! Дала

ему кошка перстень.

     И вот они уже дома. Кошка на радостях  прыгает,  а  пес  хвост  поджал,

глаза в сторону отводит.

     - Ну, где же перстень? - спрашивает Яник.

     - Здесь, - отвечает кошка, - пес  его  несет!  А  пес  голову  опустил,

молчит.

     - Ты что, потерял его, что ли?

     - Потерял! - сознался пес.

     Накинулась на него кошка, на части разорвать готова. А потом говорит:

     - Яник, согни гвоздь и привяжи его к моему хвосту, я на поиски пойду, а

ты, пес, ступай со мной!

     Отправились они той же самой дорогой обратно. Кошка собаке приказывает:

     - Когда гвоздь за что-нибудь зацепится, кричи: "Здесь .

     - Хорошо, - отвечает пес.

     Идет кошка, хвост опустила, гвоздем дорожку скребет. Вдруг пес кричит:

     - Здесь!

     И верно: перстень там лежит. Вернулись они с перстнем к Янику в дом.

     Перстень  снова  оказался  у  Яника,  а  вместе  с  перстнем  вернулись

богатство и сила. Только во второй раз Яник в жены взял  бедную  девушку,  и

зажили они дружно и счастливо.

 

 

 

 

      Красавец принц и красавица принцесса

 

 

     Где было - там было, а коли не было, так уж  и  не  будет,  потому  что

перестали чудеса твориться, какие творились во времена Каконя-короля.

     Жили-были король с королевой и владели они таким богатством, что  никто

не мог с ними в этом сравняться. Но не тешили их никакие богатства, и год от

году они становились все печальнее, потому что не было у них наследника.

     - Ах, кому же, кому после нашей смерти мы  оставим  королевство  и  все

наше богатство! - горевала королева. - Кто знает, в какие непутевые руки все

это попадет?

     И королю тоже эти мысли не давали покоя, но он утешал королеву:

     - Не горюй, душенька, не плачь, может еще все наладится.

     И, правда, через  год  принесла  королева  сына.  То-то  было  радости!

Побежали во все стороны гонцы звать к королю гостей. Три недели пировали.  И

музыка играла день и ночь!

     Родители души не чаяли в своем сыне, а он рос да рос  и  вот  стал  уже

статным юношей. Начали отец с матерью его уговаривать, чтоб женился.

     - Порадуй нас, сынок, - говорят, -  хотим  на  старости  лет  на  твоей

свадьбе погулять!

     То такую принцессу ему сватают, то другую, одна другой краше! Да только

все ему не по душе. И говорит он, что вовсе не желает жениться.

     Огорчился король.

     И давай его опять уговаривать и упрашивать. Да все попусту.

     Что ж - не мытьем, так катаньем! - рассердился король,  велел  запереть

ослушника в каморку, где еще  никто  никогда  не  жил,  да  слугу  приставил

сторожить.

     У дверей той каморки был глубоченный колодец, а в колодце ведьма  жила.

Около полуночи, когда в замке все уже спали, выбралась она наверх, глядит  в

замочную скважину - свет горит. Ведь у принцев, даже когда они  почивают,  в

комнатах свечи горят.

     Удивилась ведьма. "Что там светит? - думает она. - Надо узнать!

     Сунулась в замочную скважину - увидала принца.  Превратилась  ведьма  в

муху, влетела в комнату, смотрит на принца, головой качает.

     - До чего ж собой хорош! Красавец!

     Насмотрелась досыта, выбралась на улицу и  отправилась  по  белу  свету

летать.

     Летала-летала и повстречалась с тощим долговязым мужиком-ведьмаком. Они

друг дружку сразу признали.

     - Откуда путь держишь? - спрашивает ведьмак у ведьмы.

     - От моего принца-красавца, - отвечает та. - А ты откуда?

     - От моей красавицы-принцессы!

     - От твоей принцессы-красавицы?

     - От моей красавицы. Знай - нет краше ее на свете!

     - Ишь, что выдумал, - махнула рукой ведьма, - мой  принц  во  сто  крат

красивей! Коли не веришь - ступай, неси свою принцессу, давай сравним!

     Ладно. Помчался ведьмак стрелой, вернулся с принцессой. Принесли они ее

к принцу и рядом с ним уложили. И давай опять спорить:

     - Принц красивей!

     - Нет, принцесса краше! Спорили-спорили - надоело ведьме:

     - Ладно, погоди, - решила она. - Давай спросим.

     Как топнет ногой, тут комната ходуном  заходила,  и  открылась  посреди

пола пропасть, а там Черт сидит - Главный судья.

     - Чего вам надобно? - говорит. - Зачем меня тревожите?

     - Не злись, не гневайся, - успокаивает его ведьма, - рассуди наш  спор,

кто из этих двух красивей? Я говорю -  принц,  а  он  говорит  -  принцесса.

Ты-то, Черт, что скажешь?

     - Сейчас поглядим, - заворчал  Черт,  -  да  послушаем,  что  они  сами

скажут.

     И тут ведьма с ведьмаком и Чертом превратились в мух и стали летать под

носом у принца. Проснулся принц, увидал принцессу, глазам своим не  поверил,

решил, что он во сне ее видит. Протер глаза -  нет,  не  спит.  Стал  он  на

родителей сетовать, почему эту красавицу ему днем не показали.

     Смотрит-смотрит, и чем дольше смотрит - тем она ему больше нравится.

     - Эх, - говорит он, - коли бы мне ее раньше показали, я б  тогда  слова

не сказал, тут же сватов послал. До чего же хороша, до чего ж красива!

     И обменял свой перстень на  принцессин.  А  мухи  опять  жужжат-жужжат;

принц уснул, они принцессу разбудили. Увидала принцесса принца, удивилась  и

на  родителей  обиделась,  почему  ей  этого  красавца  днем  не   показали.

Глядит-глядит, и чем больше глядит, тем больше он ей нравится.

     - Ах, - говорит она, - коли бы мне его показали, я  б  ни  словечка  не

сказала, сразу за него замуж пошла. До чего же красивый, до чего пригожий!

     Хочет с ним перстнями поменяться, видит: а они уже переменены. Тут мухи

улетели, и принцесса уснула. Мухи снова превратились в ведьму с ведьмаком, а

Черт объявил, что принц с принцессой по красоте равны.

     Отнес ведьмак принцессу домой, а ведьма спустилась в свой колодец.

     Утром принц проснулся, стал своего  слугу  расспрашивать,  что  это  за

девица была ночью в его комнате. Бедняга-слуга ничего не  знает,  он-то  всю

ночь спал, как убитый. Отговаривался он, отговаривался, а  потом  возьми  да

скажи, что принцу, мол, все приснилось.

     Рассердился принц, накинулся на слугу, хочет его в колодец кинуть.  Тот

еле-еле из его рук  вырвался  и  в  страхе  кинулся  к  королевскому  слуге,

жаловаться, что принц, видно,  умом  повредился,  все  про  какую-то  девицу

спрашивает, которая в его комнате ночью  была!  А  его  в  колодец  сбросить

собирается. Королевский слуга собрался и к принцу пошел.

     - Доброе, - говорит, - утро, принц. Как спали?

     - Что за вопрос? - закричал принц. - Говори лучше,  какая  красавица  у

меня тут ночью была ?

     - Я ничего не знаю, - удивился слуга.

     Накинулся на него принц, - говори да и только, не то хуже будет! -  тут

и королевский слуга решил, что принц умом  тронулся,  и  поспешил  к  самому

королю.

     Выслушал король слугу, испугался, руки ломает:

     - Боже мой, боже! До чего я дожил на старости лет! Сведет  меня  сын  в

могилу! Зачем я так сурово с ним обошелся? Зачем я запер его в каморку!

     Так, стеная, и явился король к принцу.

     - Как, сын мой, поживаешь? - спрашивает. - Что с тобой случилось?

     - Вы знаете, что со мной случилось! - отвечает ему принц. - Не ожидал я

от вас таких шуток.

     Напрасно король его убеждал, что ничего не знает, принц не верит  и  не

верит, пришлось королю своей королевской короной поклясться. Заболел тут наш

принц и слег. Совсем помирает.

     Принцесса, которую ночью к принцу приносили,  тоже  была  единственной,

долгожданной дочерью короля с королевой. Подросла она,  и  стали  ее  принцы

сватать, со всех краев съезжаются, а ей ни один не мил.

     Терпел-терпел отец да рассердился и приказал ее  в  пустой  комнате  со

старухой-служанкой запереть.

     Да только после той ночи, когда носили ее ведьма с ведьмаком к  принцу,

пробудилась она ото сна и сразу о принце спросила. Никто ей  ничего  сказать

не может, а сам отец короной клянется, что ничего не  знает.  Захворала  тут

принцесса и слегла, вот-вот на тот свет отправится.

     Король с королевой велят докторов звать. Доктора советы дают, а  помочь

не

     могут. Принцессе день ото дня все хуже и хуже становится. К счастью,  у

ее служанки-старухи был сын солдат. Пораскинул солдат мозгами, стал  просить

короля, чтоб его с солдатчины отпустил, он хоть на  край  света  пойдет,  но

приведет такого лекаря, что принцессу вылечит.

     Ладно. Согласился король. И на другой же день солдат собрался в дорогу.

     Вот уже семьдесят шесть краев обошел, а подходящего лекаря  все  нет  и

нет.

     Добрался до семьдесят седьмого, пришел в тот город, где  больной  принц

лежит.

     - Какие тут у вас новости ? - у людей спрашивает.

     - Печальные у нас новости! -  отвечают  ему  люди.  -  Королевский  сын

хворает-помирает.

     И рассказали все, как есть. Солдат поспешил во дворец,  обещает  принца

вылечить. Он, мол, лекарь из семьдесят- седьмой страны.

     - И не пытайся, -  отвечает  король,  -  тут  у  нас  столько  докторов

перебывало, но ни один не помог.

     Солдат его уговорил, махнул король рукой:

     - Ну что ж, попытай счастья.

     - Вот и ладно, - сказал солдат, - только уйдите все, а меня  с  больным

один на один оставьте!

     Все из комнаты вышли, подсел  солдат  к  принцу  и  давай  о  принцессе

рассказывать. Плел-плел, все, что знал, выложил.

     Слушал принц, и лучшего лекарства ему не надо - сразу на постели сел!

     Тут король с королевой вбегают, видят - ожил их сын!  Они  на  радостях

даже заплакали.

     Всего неделя прошла, а принц как ни в чем не бывало, здоров и весел.  И

сказал тогда принцу солдат, что им в путь пора, как бы там принцесса с тоски

не померла.

     Условились они, что да как делать, приготовили  потихоньку  два  платья

про запас и отпросились у короля вроде бы на охоту. Приказали коней  седлать

и поскакали в ближайший лес. Скакали-скакали, добрались до  границы.  Увидал

принц путника и говорит:

     - Ступай к королю, добрый человек, и скажи,  что  повстречал  я  вашего

сына. Велел передать, чтобы вы за него не тревожились,  едет  он  в  дальний

край, но скоро вернется.

     И дал путнику горсть дукатов.

     Скачут принц с солдатом день и ночь без  остановки.  Наконец  добрались

они до замка, где больная принцесса лежит.  Солдат  первым  в  покои  вошел.

Видит: лежит принцесса ни жива, ни мертва, а  король  с  королевой  над  ней

плачут-причитают.

     - Не плачьте, - говорит им солдат, - я доктора привел,  он  вашу  дочку

обязательно вылечит.

     - Где он? Веди скорей! - перебивают его король с королевой.

     - Здесь, здесь, - отвечает солдат. - Только просит всех выйти,  надобно

ему с принцессой с глазу на глаз побеседовать.

     Король с королевой ушли в соседнюю комнату,  а  солдат  позвал  принца.

Только принц через порог переступил - принцесса его тут же узнала, протянула

к нему руки и говорит слабым голосом:

     - Это он! Он! Ах, здравствуй! Как хорошо, что ты пришел. Еще немного  и

было бы уже поздно!

     Подошел к ней принц поближе - и всю  хворь  с  нее,  как  рукой  сняло.

Прибежали король с королевой - глазам  своим  не  верят!  Вот  так  чудесный

исцелитель!

     А принц от своей милой не отходит, но сам помалкивает, кто он такой,  и

принцессе велит молчать. Но вот поднялась она на ноги и объявила  родителям,

что это тот самый принц, о котором она спрашивала, а принц признался, что он

королевский сын. А вскоре и свадьбу сыграли!

     Отпразновали свадьбу и все, кто  мог,  и  стар  и  млад  отправились  к

родителям принца. А те сына оплакивают, думают, что он погиб.

     Чего только не было на радостях! И пир горой, и музыка, и пляски!

     Была там и верба, на той вербе колокольчик-звонец, тут и сказке конец.

 

 

 

 

      Замок из яичной скорлупы

 

 

     Жил-поживал когда-то, а когда мне и самому  неведомо,  молодой  король.

Каждый день ходил он в лес на охоту. А на опушке того леса вековал свой  век

старый мельник. Служил он раньше у короля и  королевича  вынянчил  на  своих

руках. Каждый раз, возвращаясь с  охоты,  молодой  король  останавливался  у

мельника и знал в его избушке каждый уголок. Лишь к одному окошку не смел он

даже подойти, а тем  паче  выглянуть.  Королевич  и  так  и  эдак  упрашивал

старика, чтоб дозволил ему в окошко поглядеть, но тот не разрешал  и  только

все плотнее окно занавешивал.

     Сидит однажды королевич возле оконца, а старик из дому вышел.

     "Должен же я, наконец, узнать, - решил королевич, - что за тем  окошком

скрывается . И растворил окно. Видит, на озере под окном три девы  купаются,

одна другой краше, а самая  младшая  прекраснее  всех.  Не  успел  королевич

вдоволь налюбоваться, как они его заметили, в тот же миг обернулись павами и

улетели.

     Королевич сделал вид, будто ничего  не  случилось.  Но  старый  мельник

сразу все понял и строго-настрого запретил королевичу в окно выглядывать,  а

коли

     не послушается - с ним беда приключится, и тех птиц ему  никогда  более

не видать.

     С той поры перестал молодой король на охоту ходить,  одну  только  думу

думает, как бы младшую паву заполучить.

     Ходит он как-то по двору и встречает старую вещунью:

     - Эх, королевич, королевич, знаю я, что тебя печалит.  И  если  хочешь,

дам тебе добрый совет.

     - Что ты можешь мне присоветовать, старуха, - перебил ее король и велел

прочь убираться.

     На другой день гуляет он по двору, а старуха снова ему навстречу идет:

     - Послушай меня, королевич, я тебе добрый совет дам!

     - Убирайся, старая, со своими советами, - снова прогнал  ее  королевич.

На третий день опять ему старуха повстречалась.

     Королевич и говорит:

     - Ладно, так и быть,  выкладывай,  что  там  у  тебя  -  да  больше  не

приставай.

     - Ты, королевич, из-за трех птиц изводишься, тех, что  на  озере  возле

мель-

     ницы купаются. Очень тебе младшая по сердцу пришлась. Спрячься у  озера

за ракитами да погляди: на третьей раките, в яичной скорлупке, младшая  свою

рубашку прячет. Рубашку эту возьми и девам покажись, да  только  постарайся,

чтоб они тебя раньше не заметили, иначе навсегда с озера улетят. Рубаху деве

не отдавай, как бы ни умоляла: ведь без рубахи она не сможет своей матери на

глаза показаться.

     Спрятался королевич за ракитами, достал из скорлупки рубашку и вышел  к

озеру. Две старших свои рубашки схватили и прочь улетели, а младшая осталась

на воде.

     - Отдай, отдай мне рубашку! - закричала она.

     - Не отдам, пока не пообещаешь моей женой стать.

     - Обещаю, только верни мне рубашку!

     - Нет, здесь не верну, пойдем в мой замок! Пришла  краса-девица  в  его

замок и стала его женой.

     А скорлупку вместе с рубашкой королевич спрятал на самое дно в сундук и

не отдал рубашку молодой жене.

     Зажили они дружно да счастливо, но длилось их счастье недолго.

     Ушел как-то королевич на охоту, а жена каждый уголок в доме обшарила  и

нашла сундук, а в нем скорлупку, а в скорлупке свернутую рубашку.

     Король домой прибежал, а она уже павой  обернулась  и  прочь  полетела,

только крикнуть успела:

     - Если хочешь меня найти, ищи замок из яичной скорлупы! Только он ее  и

видел.

     Как тут быть: и без жены невмоготу, и замок из яичной  скорлупы  искать

не под силу. Маялся, маялся и не выдержал:

     - Будь что будет, - сказал он наконец своей родне, - вы тут живите, как

можете, а я пойду!

     Взял с собой слугу и пустился в далекий путь по  белу  свету.  Куда  ни

придет, всюду про замок из скорлупы спрашивает, да  только  никто  про  него

ничего не знает. И вы ведь тоже не знаете? Так бы и вернулся королевич ни  с

чем, если бы не старик, что в лесу на  скале  жил.  Посоветовали  королевичу

люди к старику сходить, уж коли тот про замок не ведает, значит такого замка

и вовсе нету.

     Долго-предолго плутал наш король со своим слугой по горам, по лесам, но

нигде не повстречал даже птички-невелички. Однажды пришлось  им  на  высокую

голую скалу взобраться. Взобрались они на самую вершину, вдруг перед ними  -

пещера, а в ней старик живет - седой, как лунь, борода - до пояса.

     - Здравствуйте, дети мои, здравствуйте, - молвил старый вещун, -  каким

добрым ветром вас ко мне занесло?

     - Каким, говоришь,  ветром?  Да  вот  остался  я  без  жены,  потому  и

разыскиваю ее в замке из скорлупок, - отвечает ему молодой король.

     - Ох, сыночек, пустое это дело. Я-то тебе дорогу укажу, но  ты  хоть  и

доберешься, все равно оттуда живым не уйдешь. Ведь их мать зачахла  с  горя,

что младшая дочь пропала, и напустила на дочерей  колдовство:  каждого,  кто

туда явится, со света сживут.

     - Пусть так! Я должен идти, - ответил старику король, - все  равно  мне

без жены жизнь не в жизнь. Покажи мне в замок дорогу!

     - Ну, коли так, я тебе помогу!  Вот  тебе  яблоко  железное,  а  вот  -

медное. Как подойдешь к железной горе, кати наверх яблоко железное, а как до

медной доберешься - медное. Так и перевалите  через  горы.  Как  дойдешь  до

стеклянной горы, возьми это зеркальце, поглядись в него,  у  вас  со  слугой

вырастут крылья и вы перелетите через гору. Вот там-то и находится замок  из

скорлупок. Попроситесь туда переночевать. Коли жена  твоя  тебя  любит,  она

тебе поможет и останешься ты цел-невредим. А коль цел останешься, возьми вот

это яичко, облупи его, разрежь и кинь на все четыре  стороны.  Увидишь,  что

будет.

     Поблагодарил молодой король старика.

     Идут они через темные леса, по скалистым дорогам все дальше  и  дальше.

Все дремучей леса становятся, ни одной живой души на сто верст окрест. Долго

ли, коротко ли, но добрались они наконец до железной горы.

     - Давай на гору взбираться! - сказал король и полез  вверх.  Взбираются

король со слугой, а ноги скользят, они на железную землю  падают,  ветер  на

них железные листья сыплет и по головам бьет.

     - Видать, пришла наша погибель! -  простонал  король,  -  ноги  у  него

подломились, сбил он слугу, и оба покатились вниз.

     Поднялись с земли, король и говорит:

     - Давай съедим последний кусок хлеба, что  у  нас  остался,  все  равно

пропадать, да попробуем еще раз на гору взобраться.

     Стал слуга из мешка хлеб доставать, а  с  ним  вместе  железное  яблоко

выпало.

     - Король, король, ведь у меня еще яблоко завалялось!

     - Что за яблоко?

     - А то железное, что вам старик дал.

     - Вот дурни, - закричал король, - мы тут маемся,  а  могли  бы  уже  за

железной горой быть. Давай сюда яблоко!

     Подбросил он яблоко, и оно покатилось  вверх,  прокладывая  им  дорогу.

Пошли король со слугой по этой дороге,  перелезли  через  железную  гору.  А

когда перелезли, дорога за ними закрылась.

     Добрались король со слугой до медной горы, а  та  еще  круче  железной.

Полезли они вверх, шаг шагнут - и нос расквасят, а тут еще  ветер  листья  с

деревьев срывает, по головам лупит.

     - Видно, пришел нам конец, - кричит король слуге. -  Выкидывай  все  из

мешка, да ступай вперед, дорогу прокладывай!

     - И то правда, мешок меня вниз тянет, - отвечает слуга, полез в мешок и

вытащил оттуда медное яблоко.

     Яблоко само вверх покатилось. Где яблоко  прокатится,  там  перед  ними

дорога скатертью расстилается, пройдут, она за ними смыкается.

     Так и перебрались король со слугою через медную гору.

     Шли-шли, наконец дошли до стеклянной горы. Гора гладкая,  как  зеркало,

шагу не сделаешь!

     - Полезли вверх! - говорит король.

     Лезут они вверх, за каждый шаг  разбитым  носом  расплачиваются,  но  с

места не двигаются, только ноги разъезжаются. Лезли, лезли и опять в  долину

скатились.

     Уморились, ободрались, ни ногой, ни рукой шевельнуть не могут.

     Известно, что хорошая мысль не сразу приходит. Когда король  со  слугой

совсем из сил выбились, вспомнил король, что старец-вещун дал ему  волшебное

зеркальце. Достали они зеркало, погляделись в него и в тот же миг выросли  у

обоих крылья. Перелетели наши путники через стеклянную гору и опустились  на

широком лугу.

     Видят: посреди того луга стоит прекрасный, белый, словно  снег,  замок.

Слуга белым замком восхищается, тех хозяек, что в том замке  живут,  хвалит,

говорит, что у них во всей деревне никто так чисто хату не выбелит.

     - Да не белен он вовсе, этот замок, - объясняет  ему  король,  -  а  из

яичной скорлупы построен,  потому  он  такой  белый.  Пошли  поскорей  туда!

Поглядим поближе.

     - Быть того не может, - отвечает слуга, - такого замка на всем свете не

было и нет!

     - Поторапливайся, да гляди! -  перебил  его  король  и  заспешил,  чтоб

поскорее в замок попасть.

     Слуга за ним следом бежит, угнаться не может.

     - Какое лихо тебя разбирает, что ты едва плетешься? - сердится король.

     - Я бы рад поскорее, - отвечает слуга, - да не могу. Вон у  меня  какие

крылья выросли! Вдвое больше, чем были.

     Обернулся король и видит: тащит слуга на спине огромные крылья.

     - Откуда у тебя такая махина ? - накинулся на него король.

     - Думаете, у вас меньше ? - ухмыляется слуга.

     - Врешь поди? Как я теперь своей милой на глаза покажусь?

     - А вы гляньте в зеркало! Вот оно! - отвечает слуга.

     Молодой король глядь в зеркало - и он не лучше своего слуги. Но  только

в волшебное зеркало глянул, как крылья отвалились. А вслед за ним погляделся

в зеркальце и слуга, и у него крылья отвалились! Вздохнули они с облегчением

и к вечеру благополучно добрались до замка.

     Смотрит слуга, удивляется, замок ведь  и  впрямь  из  яичных  скорлупок

выстроен.

     А перед тем белым замком разбит  прекрасный  сад.  В  саду  три  девицы

прогуливаются, одна другой краше, а самая младшая - красавица из красавиц  -

и есть жена нашего короля.  Слуга  остался  за  оградой,  а  молодой  король

спрятался на тропке за розовый куст и стал слушать, о  чем  красавицы-сестры

говорят.

     Слышит, что две  старшие  младшую  бранят,  зачем  она  позволила  свою

рубашку украсть, ведь с той поры на них материнское проклятие лежит.

     - Если, - злобятся они, - твой муженек сюда явится, мы его ни за что не

помилуем, либо отравим, либо ночью мечом зарубим.

     Младшая огорчается, не хочет  их  слушать.  Остановилась  и  стоит.  Те

вперед ушли, а она обернулась к тому кусту, где ее муж спрятался, стала розу

нюхать. Тут они друг друга увидали, узнали, стали совет держать, как  дальше

быть.

     Сказала жена мужу, чтоб он сестрам показался, но за ужином ни к чему не

притрагивался. Потом дала ему перстень, чтобы ночью не спал, а когда  сестры

захотят его убить, наказала волшебным яичком перед ними похвалиться.  И  как

ни в чем не бывало, пошла вслед за сестрами в замок.

     Молодой король вернулся к слуге, и они тоже отправились в замок.

     - Кто вы да что вы, люди прохожие? - спрашивают их сестры.

     - Так, мол, и так, - отвечает молодой король, - мы  дальние  путники  и

пришли к вам ночлега просить.

     Сестрицы их  у  себя  оставляют,  велят  располагаться  и  добрый  ужин

стряпают.

     - Эх, повезло нам! - говорит слуга королю.

     - Не вздумай ни к чему прикасаться, - отвечает ему король, - как бы  ни

угощали-ни потчевали. Потому что вся еда отравлена!

     Стали сестрицы на стол яства ставить, по всему замку сладкий дух  идет.

Потчуют гостей до десяти раз, но слуга на хозяина глянет - тот не ест  и  он

ничего в рот не берет, хоть слюнки и текут.

     После ужина уложили гостей на шелковые  постели,  но  король  не  велит

слуге

     на мягком нежится, велит под кровать лезть, а сам все больше сидит, чем

лежит, ждет, что дальше будет.

     Слуга и под кроватью захрапел, а молодой король от надежды и страха все

не засыпает.

     Но вот, ближе к полуночи, повеяло ветерком, и у молодого короля  голова

отяжелела. Он бы уснул, если бы не перстень на пальце, тут-то бы ему и конец

пришел!

     Ровно в полночь распахнулись двери, и в покои входит старшая сестра,  в

руках обнаженный меч держит. У короля мороз пробежал по коже. А она  подошла

к постели, вот-вот проткнет короля. У того зубы от страха стучат, но он виду

не подает, не шевелится. Она замахивается, а король лежит не двигается.  Она

в третий раз поднимает меч, сейчас убьет, но тут король вскочил и показал ей

волшебное яичко. У злодейки-то меч из рук и выпал.

     Схватил король меч, яйцо на четыре  части  разрубил  и  на  все  четыре

стороны света кинул. Тут же все переменилось. Жена бросилась к нему на  шею,

обещает навсегда с ним остаться, а две ее старших сестры  благодарят  короля

за освобождение.

     Три горы - железная, медная и стеклянная - избавились от  злых  чар,  и

утром со всех сторон к замку стал стекаться освобожденный от заклятья народ.

     А потом король навсегда поселился в той стороне со своей молодой женой.

И зажили они счастливо. Может, и сейчас живут, коли не померли.

 

 

 

 

      Три заколдованных князя

 

 

     Жил когда-то король. Ничего не получал,  только  тратил,  и  был  таким

расточительным, что промотал бы все сокровища мира, если бы ими владел.  Что

тут говорить, коли на нем уже нитки собственной не осталось!

     Но он не унывал. "Э, - утешал себя король, - как-нибудь проживем! Может

что и наживем. Зверя в лесах много, начну охотиться.

     Как сказал, так и сделал. Уцелел у него от всех  богатств  один  замок.

Стал он с семьей в том замке жить и ходить в лес на охоту. Что поймает,  тем

и жив с женой и тремя дочерьми.

     Однажды настрелял он множество дичи. На том бы ему успокоиться, но  тут

вдруг из кустов заяц выскакивает. "Ну, косой, и тебе сейчас придет конец , -

подумал король, прицелился и убил зайца.

     Вдруг затрещало все вокруг, стали деревья валиться.  Обернулся  король,

видит, огромный медведь через чащобу ломится, шаг шагнет - все на своем пути

рушит, ревет - горы ходуном ходят. Король от страха пнем  стоит,  а  медведь

поднялся на задние лапы, передние королю на плечи опустил и зарычал:

     - Я тебя сейчас на куски разорву! Как ты смеешь моих подданных трогать?

     Ты только что прямо на  моих  глазах  застрелил  самого  верного  моего

слугу! Теперь либо с жизнью прощайся, либо обещай мне старшую дочь  в  жены.

Через две недели я за ней приду.

     Не  выбраться  королю  живым  из  медвежьих  когтей.   Пришлось   дочку

пообещать. Отпустил его медведь.

     Не стал король своим ничего говорить, только  бродит  по  дому  хмурый,

черной ночи чернее. На охоту ходить не смеет, что-то теперь с дочерью будет.

     Решил все-таки не сдаваться, дочь медведю не отдавать. К  концу  второй

недели выставил король вокруг замка надежную  стражу.  Приказал  стрелять  в

каждого, кто к замку приблизится.

     Две недели минуло, третья пошла. Вдруг ровно в  полдень,  в  двенадцати

каретах  катят  господа.  Из  первой  кареты  выходит  молодой   князь,   из

остальных - важные паны, вслед за ними слуги тащат в замок богатые дары  для

невесты и ее родителей. Князь королю  с  королевой  кланяется,  кланяется  и

принцессам, вперед сват выступает и просит старшую дочь князю в жены отдать.

     Ни дочь, ни родители не противятся, но несчастный отец говорит:

     - Хорошо бы королевской дочери за князя пойти.  Только  как  нам  быть,

коли пообещал я ее косматому медведю? Сегодня время медведю за ней явиться.

     - Еще чего, медведю! Зачем вам свою дочь зверю отдавать? А коли медведь

явится, у вас на этот случай стража выставлена, - уговаривает короля князь.

     Уговорил. И пошел у них пир горой. Едят-пьют, благо жених с собой много

снеди привез. Так и пировали до самого вечера. А вечером усадили  молодую  в

карету, сел и князь, и все господа, что явились с ним, с ним же и уехали.

     А король как загулял,  так  и  перестать  не  может,  ведь  угощенье-то

дармовое! Гости у него не переводятся. Долго ли коротко, король снова все на

ветер пустил. Что тут делать? Пришлось опять на охоту собираться. Только  не

стал  он  больше  зверя  бить,  медведя  встретить  боялся,  стал  на  птицу

охотиться.

     До поры до времени все хорошо шло. Только видит однажды, кружат над ним

два ястреба. Прицелился, выстрелил, и сраженные ястребы рухнули к его ногам.

Зашумел тут лес, верхушки с деревьев как срезанные падают, а на плечи королю

кидается могучий орел и кричит:

     - Не уйти тебе от моих когтей! Как ты смеешь губить моих подданных?  На

глазах убил двух лучших моих солдат. Либо с жизнью прощайся, либо обещай мне

свою среднюю дочь в жены. Жди меня через две недели! Я за ней явлюсь!

     Королю  деваться  некуда.  Из  орлиных  когтей  не  вырвется,  пришлось

пообещать свою среднюю дочь орлу.

     Дома король ни словечка не сказал, только все ходил взад-вперед, голову

повесив, будто и жизнь ему не мила. Не стал король больше на птицу охотиться

и решил свою вторую дочь орлу не отдавать, коли первая за медведя не пошла.

     На четырнадцатый день выставил он вокруг  замка  боевую  стражу.  Стоят

стражники, головы задирают, глядят в небо, не летит ли к замку орел.

     Но в небе все спокойно, ни одна птаха не показывается.

     Вдруг ровно в полдень примчались к замку двенадцать  карет.  Из  первой

кареты вылезает красавец-князь, еще краше  того,  первого,  из  остальных  -

важные господа, а за ними слуги тащат в замок богатые подарки для невесты  и

ее родителей. Князь королю с королевой и принцессами кланяется, вперед  сват

выходит и просит короля отдать князю в жены свою среднюю дочь.

     - Мы бы не против, - говорит отец, - но явились вы  не  в  добрый  час,

вскорости за ней грозный орел прилетит, так уж случилось, что  пришлось  мне

ему свою дочь в жены пообещать.

     - С какой такой стати? Ведь вы свою дочь не для птицы растили.  А  коли

орел прилетит, у вас боевая стража наготове стоит. Чуть что  -  его  на  тот

свет спровадят, - уговаривают короля сваты.

     Согласился король и пошел тут пир горой! Князь всего  навез,  столы  от

яств ломятся, шумит веселье до самого  вечера.  А  вечером  усадили  молодую

вместе с князем в золотую карету, и все господа, что приехали, вслед за ними

прочь покатили.

     Король же, как начал кутить, так и не  остановился.  Гулял-гулял,  пока

все не прогулял. Стал с семьей впроголодь жить. Бросили  обнищавшего  короля

не только друзья, но и слуги. Остался он один с женой и с меньшей дочерью  в

опустевшем замке. Что делать, не с голоду  же  помирать?  Приготовил  король

снасти, стал ходить к морю, рыбу удить.

     Дело совсем было на лад пошло, да попался ему однажды на удочку голавль

и препорядочный. Вскипело вдруг море, волны бушуют, о  берег  хлещут,  а  из

волн рыба выскакивает громадная, хвостом что есть силы бьет и кричит:

     - Сейчас я тебя в море утащу, мелюзга ты несчастная! Как ты смеешь моих

подданных губить! На моих глазах ты убил моего верного слугу и за  это  тебе

придется либо с жизнью проститься, либо отдать мне в жены младшую дочь. Жди!

Через две недели явлюсь за ней.

     Что было королю делать? Пришлось пообещать.

     Дома он ничего говорить не стал, только ходил, словно в воду опущенный.

Трудно, конечно, представить, что рыба доберется до высокого замка, но страх

мучит и мучит короля.

     Подошел конец сроку. Все вокруг тихо, спокойно, даже ветерок с моря  не

дует. Вдруг ровно в полдень въезжают во двор господа в  двенадцати  каретах.

Из первой князь выходит. Да такой раскрасавец, еще лучше тех двух. Из других

паны повыскакивали, а за ними слуги в замок  богатые  подарки  понесли,  для

невесты и для родителей.

     Князь королю, королеве и принцессе кланяется  низко.  Возле  него  сват

стоит и просит, чтоб король отдал младшую дочь князю в жены.

     - Я не против, - отвечает король. - Да только вот какая беда:  пришлось

мне ее рыбе морской в жены пообещать, иначе бы та рыба меня в море  утащила.

Не в добрый час вы явились, время сейчас и рыбе здесь быть.

     - Еще чего! Не сумеет рыба сюда добраться да и без воды жить не сможет.

Неужто вы отдадите свое дитя чудищу морскому ? Нет, мы сюда раньше пришли  и

не отступимся! - говорят сваты королю.

     И пошло тут веселье, свадьбу гуляли до самого вечера.

     А вечером усадили молодую рядом с прекрасным князем в  карету,  богатые

паны в свои кареты сели,  и  один  за  другим  умчались.  Опустел  замок,  и

остались король с королевой одни.

     В ту ночь не спал король, думу думал. Опротивело ему  деньги  на  ветер

бросать, нищенствовать да на подачки надеяться. Встал он утром совсем другим

человеком, дочек, что  выдал  замуж  неизвестно  за  кого,  жалеет,  у  жены

прощенья просит, ведь из-за его расточительства и безрассудства она  столько

мук приняла и дочерей лишилась.

     Перестал король пить да гулять, долги роздал,  нанял  слуг,  взял  себе

мудрых советников и начал править своим государством  как  положено  и  дела

вести по-хозяйски. Вскорости родила ему королева чудесного сына.

     Мальчик рос не по дням, а по часам. Настало время и  он  превратился  в

красивого юношу. Больше всего королевич любил играть в саду. Однажды подошел

он к цветочным клумбам посмотреть на цветы - все клумбы  цветами  покрылись,

только три стоят в запустении. Стал он садовника расспрашивать. А тот и  так

и эдак выкручивается, но толком не отвечает. Велит ему королевич эти  клумбы

возделать и засеять. Приходит в сад на второй день, и на  третий,  а  клумбы

все такие же пустые, как и прежде.

     - Что такое? Ты  что,  меня  не  понял  или  ослушался?  -  рассердился

королевич, и до тех пор его бранил, пока тот не выложил все как  есть:  это,

мол, клумбы его пропавших сестер, и  в  знак  траура  цветы  на  клумбах  не

сажают. Таков приказ королевы.

     Королевич к матери кинулся, просит, чтобы она сама ему рассказала и про

клумбы и про сестер, ведь до сих пор ему об этом никто  не  говорил.  Бедная

мать в слезы:

     - Да, сын мой, - сказала она. - Даже клумбы в саду  печалятся,  что  мы

столько времени не знаем, кому дочерей отдали и где они сейчас. Если  бы  не

ты, я и сама бы с тоски засохла.

     - Не плачьте, матушка, я сестер разыщу! - отвечает ей королевич.

     - Нет, нет, сын мой, только не это! - причитает мать.  -  Я  всю  жизнь

боялась, что ты пойдешь их  искать  и  сам  пропадешь.  Отцу  даже  виду  не

подавай, что про сестер знаешь, не то нам от него достанется.

     Но королевич лишился сна и покоя. Промучился три дня, пошел  к  отцу  и

смело сказал, что незачем от него правду скрывать, все равно  он  отправится

искать сестер. Отец на сына не разгневался и с его решением  согласился.  От

него, от старика,  дескать,  какой  теперь  толк,  пускай  молодой  за  дело

берется. А бедной матери опять мука сына в дорогу провожать.

     Уселся королевич в великолепную карету, следом за ним войско двинулось.

Погнали лошадей прямо в тот лес, где отец когда-то медведя повстречал,  ведь

в ту же сторону князь старшую принцессу повез.

     Все было хорошо, пока не добрались они до густых зарослей: выскакивает

     вдруг из кустов огромный медведище, и не  успел  королевич  опомниться,

как он раскидал солдат во все стороны и вот уже в карету ломится.

     Не стал королевич своей смерти ждать, выскочил из кареты  и  давай  бог

ноги - кинулся прочь, через чащобу пробирается, в густых зарослях себе  путь

прокладывает! Добежал до какой-то  пещеры  и  внутрь  вскочил,  спасенья  от

медведя ищет.

     А в пещере той - хотите верьте, хотите не верьте -  красавица-принцесса

на сухом хворосте сидит, с двумя медвежатами играет. Увидела она королевича,

бросилась к нему навстречу, охает:

     - Ох, человек, в недобрый час ты явился! Слышу я, мой  муж-медведь  уже

домой возвращается: кто ты ни есть - разорвет тебя на части, не помилует!

     - А я - вот кто есть - я сестру ищу. Ее за медведя замуж отдали. Помоги

мне, если можешь, - отвечает ей королевич.

     Времени на долгие речи у них не было. Свирепый медведь уже  рычал  пред

самой пещерой, да так, что скалы тряслись. Спрятала красавица королевича под

вязанки хвороста. А тут и медведь ввалился, все углы обнюхал и заревел:

     - Жена! Здесь человеком пахнет. Подавай его сюда!  Я  с  целым  войском

расправился и его не помилую!

     Жена его уговаривает, а  он  уговоров  не  слушает,  разгребает  лапами

хворост. Ухватил королевича за ногу, у того со страху память  отшибло  -  не

знает, где он и что с ним - потерял сознание.

     Когда же он пришел в себя и протер глаза - никак понять не может, что с

ним, куда он попал? А лежит он в великолепных покоях, на мягкой позолоченной

постели.

     Вскочил королевич на ноги, из окна выглянул, видит -  княжеский  замок,

на небе  солнышко  ясное  светит,  по  двору  люди  ходят,  княжеские  слуги

туда-сюда снуют, совсем как у них дома. Он еще одеться не успел,  как  вдруг

распахиваются настежь двери, и входит князь с княжной  и  с  двумя  молодыми

князьями, князь подает ему руку и говорит:

     - Здравствуй,  шурин,  здравствуй!  Ничему  не  удивляйся.  Вчера  я  в

медвежьем обличье готов был тебя на куски разорвать,  а  нынче  приветствую,

как человек человека! Мы тебя хорошо знаем, а вот ты еще не знаешь, что  был

я когда-то проклят. Кроме твоей сестры, мы все здесь превращаемся в медведей

и в разное другое зверье, покуда месяц на  исходе,  а  когда  месяц  полный,

снова становимся людьми. Вчера я тебя совсем было  лапой  закогтил,  но  тут

пробил мой час, и я превратился в человека! Теперь ты наш желанный  гость  и

останешься гостем целых две недели.

     Стал королевич гостить у сестры и шурина.  Рассказал  их  сыновьям  про

своих старых родителей и про то, как живут люди там,  у  них.  Время  бежало

быстро,

     вдруг из кустов огромный медведище, и не  успел  королевич  опомниться,

как он раскидал солдат во все стороны и вот уже в карету ломится.

     Не стал королевич своей смерти ждать, выскочил из кареты  и  давай  бог

ноги - кинулся прочь, через чащобу пробирается, в густых зарослях себе  путь

прокладывает! Добежал до какой-то  пещеры  и  внутрь  вскочил,  спасенья  от

медведя ищет.

     А в пещере той - хотите верьте, хотите не верьте -  красавица-принцесса

на сухом хворосте сидит, с двумя медвежатами играет. Увидела она королевича,

бросилась к нему навстречу, охает:

     - Ох, человек, в недобрый час ты явился! Слышу я, мой  муж-медведь  уже

домой возвращается: кто ты ни есть - разорвет тебя на части, не помилует!

     - А я - вот кто есть - я сестру ищу. Ее за медведя замуж отдали. Помоги

мне, если можешь, - отвечает ей королевич.

     Времени на долгие речи у них не было. Свирепый медведь уже  рычал  пред

самой пещерой, да так, что скалы тряслись. Спрятала красавица королевича под

вязанки хвороста. А тут и медведь ввалился, все углы обнюхал и заревел:

     - Жена! Здесь человеком пахнет. Подавай его сюда!  Я  с  целым  войском

расправился и его не помилую!

     Жена его уговаривает, а  он  уговоров  не  слушает,  разгребает  лапами

хворост. Ухватил королевича за ногу, у того со страху память  отшибло  -  не

знает, где он и что с ним - потерял сознание.

     Когда же он пришел в себя и протер глаза - никак понять не может, что с

ним, куда он попал? А лежит он в великолепных покоях, на мягкой позолоченной

постели.

     Вскочил королевич на ноги, из окна выглянул, видит -  княжеский  замок,

на небе  солнышко  ясное  светит,  по  двору  люди  ходят,  княжеские  слуги

туда-сюда снуют, совсем как у них дома. Он еще одеться не успел,  как  вдруг

распахиваются настежь двери, и входит князь с княжной  и  с  двумя  молодыми

князьями, князь подает ему руку и говорит:

     - Здравствуй,  шурин,  здравствуй!  Ничему  не  удивляйся.  Вчера  я  в

медвежьем обличье готов был тебя на куски разорвать,  а  нынче  приветствую,

как человек человека! Мы тебя хорошо знаем, а вот ты еще не знаешь, что  был

я когда-то проклят. Кроме твоей сестры, мы все здесь превращаемся в медведей

и в разное другое зверье, покуда месяц на  исходе,  а  когда  месяц  полный,

снова становимся людьми. Вчера я тебя совсем было  лапой  закогтил,  но  тут

пробил мой час, и я превратился в человека! Теперь ты наш желанный  гость  и

останешься гостем целых две недели.

     Стал королевич гостить у сестры и шурина.  Рассказал  их  сыновьям  про

своих старых родителей и про то, как живут люди там,  у  них.  Время  бежало

быстро,

     вот уже тринадцатый день подошел. Тут является к  нему  зять-медведь  и

говорит:

     - Мы тебя здесь хоть навсегда оставить рады, но близится мой час!  Надо

тебе поскорей уходить, не то быть беде. Я велел  карету  закладывать.  Пора,

собирайся!

     - Я и сам знаю, мой дорогой шурин,  -  отвечает  ему  королевич.  -  Да

только никуда с этого места не сдвинусь, пока не скажешь, как  вас  от  злых

чар избавить. Говори, не то я здесь у вас голову сложу!

     - Ну, если хочешь нас спасти, то ступай да ищи, а коли  будешь  искать,

то найдешь! Возьми в дорогу клок моей  медвежьей  шерсти.  Когда  тебе  туго

придется, потри ее между пальцами, и я сразу явлюсь на помощь. Слуги довезут

тебя до границы моих владений, оттуда  ступай  да  ищи!  На  высоком  дереве

увидишь орлиное гнездо. Постарайся до него добраться. Там твоя вторая сестра

с моим братом живут. Они тебе дальше путь укажут.

     Кучер во дворе уже щелкнул кнутом: время,  мол,  собираться.  Королевич

обнялся с шурином, с  сестрой  и  племянниками,  уселся  в  карету,  и  кони

помчались.

     Целый день мчались они по красивой стране,  а  к  вечеру  добрались  до

ручейка, и тут вдруг наш королевич увидал, что сидит он на бревне,  а  кони,

кучер и слуги превратились в крыс, белок, мышей, зайцев и в других  зверушек

и разбежались кто куда. Так просидел он один целую ночь, не зная, куда  путь

держать.

     Занялся рассвет, королевич поднялся и пошел  через  горы,  через  долы,

вдоль глубоких оврагов. Идет, а  сам  ищет  на  столетних  деревьях  орлиное

гнездо.

     Много времени прошло, и вдруг однажды  под  вечер  видит  королевич  на

высоком дереве гнездо. Вскарабкался он на дерево и в  гнездо  залез.  А  там

красавица-принцесса играет с двумя орлятами,  словно  с  родными  детишками.

Королевич сразу понял, что это и есть его средняя сестра. А  та  замерла  от

испуга и кричит:

     - Человек, ты как сюда попал? С неба свалился, что ли?

     Хотел он ей сказать, что он ее брат, а она  его  перебивает,  еще  пуще

кричит:

     - Что ты, что ты, нет у нас времени объясняться!  Орел,  мой  муж,  уже

близко - слышишь, крылья шумят! Он тебя на куски разорвет. Спрячься поскорее

в гнезде под листьями.

     И быстренько его листьями забросала.

     Орел пулей влетел в гнездо и злобно закричал:

     - Жена! Я человека чую! Подавай его сюда, как он посмел сюда явиться, я

его сейчас на мелкие кусочки разорву!

     И сбросил своей страшной лапой с королевича сухую листву.

     Испугался королевич, сомлел, так и не понял, что с ним  происходит.  Но

вот он пришел в себя, открыл глаза и видит: на дворе белый день, а он  лежит

в великолепных покоях, на мягкой раззолоченной постели. И  сразу  сообразил,

что да как. Умылся, привел себя в порядок, а тут шурин-орел со своей  женой,

сестрой королевича, и с детьми пришли, приветствуют его: ведь они его  сразу

узнали!

     Королевич передал им привет от  родителей  и  от  семьи  брата-медведя.

Стали они жить ладно. Чем лучше  им  было,  тем  быстрее  бежали  дни  и  на

тринадцатый день шурин-орел встал в дверях и говорит:

     - Ах, зять мой зятек, завтра я уже за себя не поручусь, может с тобой и

беда стрястись. Садись-ка ты лучше в карету, да поезжай в другой дом.

     - Знаю, знаю, - отвечал королевич, - но лучше я погибну,  чем  с  места

тронусь, пока не скажешь, как мне освободить вас от злых чар.

     - Ну, коли взялся за это, ступай, ищи и найдешь! Дам я  тебе  в  дорогу

орлиное перо; окажешься в беде, потри его между пальцами, и я тут же прилечу

к тебе на помощь. А сейчас ступай к озеру, там живет третий  наш  брат-рыба.

Как увидишь посреди озера клубы дыма - прыгай туда, а там уж сам разбирайся,

что дальше делать.

     Кучер во дворе уже щелкнул  кнутом:  пробил,  дескать,  час!  Королевич

распрощался со своей родней и сел в карету.

     Мчались они без устали, а вдольдороги  мелькали  прекрасные  края.  Наш

королевич не заметил, как они очутились возле  какого-то  ручейка.  И  вдруг

видит он, что сидит в яичной скорлупе, а кучер, кони и слуги превратились  в

птиц и разлетелись в разные стороны.

     У королевича в глазах потемнело, а утром, когда пришел в себя,  увидал,

что вокруг него лишь голая равнина да пустынные края.

     Шел он шел по пустынным полям без конца без края  и  пришел  наконец  к

озеру. Видит возле берега  из  озера  дым  столбом  валит.  Не  долго  думая

разбежался королевич, прыгнул в самую середину дымного столба и  оказался  в

печной трубе, а в той печи его младшая сестра для мужа еду стряпала.  Хотела

было сестра его кочергой стукнуть за то, что напугал ее,  но  когда  он  все

объяснил  и  передал  привет  от  родителей  да  от  сестер  и   мужей   их,

обрадовалась.

     - Ну, уж коли ты здесь, - сказала она, - то мужа  моего  не  бойся,  он

хоть с виду свиреп, но и мухи не обидит. А вот и он.

     Шурин-рыба бил хвостом, будто хотел все на  своем  пути  сокрушить,  но

вскоре угомонился, обернулся человеком и расцеловался со своим милым зятем.

     Озера как ни бывало. На его месте дворец стоит,  шурин  зятя  обнял,  и

стали они вместе по великолепным покоям прохаживаться, а потом пошли  в  сад

погулять. От злых чар и следа не осталось. Так бы оно и шло, если бы не

     подоспел день тринадцатый. Забеспокоился шурин, места себе не  находит.

А королевич от него  не  отстает,  спрашивает,  как  их  всех  от  злых  чар

избавить, до тех пор просил, пока тот ему все не рассказал:

     - Далеко, - повел он речь, - за морем стоит дерево высокое и  стройное,

как ель, да только на его стволе ни единой веточки - все оно голое,  гладкое

до самой макушки.  А  на  самой  макушке  притулилась  одна-разъединственная

ветка. На той ветке - листочек, на листочке золотой ключик висит,  его-то  и

надо добыть. Этим ключиком отпирается скала, в ней шесть  комнат:  первая  -

сени, во второй - такой мороз, что даже  зубы  стынут,  в  третьей  -  пламя

бушует, в четвертой - змеи жалят, а в пятой - тишина. Кто не струсит и через

все эти комнаты пройдет, попадет в последнюю, в которой спит сам  черт.  Это

он нас и нашу сестру заколдовал за то, что она не  захотела  за  него  замуж

идти. Сестра же наша посреди комнаты в железном гробу лежит. Не  спит  и  не

бодрствует, не живет и не умирает. Черт время от времени просыпается,  колет

ее острым мечом и спрашивает: "Ну, пойдеш за меня? - "Ох, не пойду! - кричит

сестра от боли. А черт ей в ответ: "Ну, ладно, тогда хоть живи, да  сгнивай!

И все идет, как шло. Если она скажет: "Пойду! - черт на ней женится, а с нас

проклятье снимет. А пока что все мы маемся! И так будет до тех пор, пока  не

найдется смельчак, который подкрадется к чертовой постели и  снимет  золотую

трубу, что у него  в  головах  висит.  Эта  труба  протрубит  наше  с  тобой

освобождение.

     Теперь королевич знал, что ему дальше делать. Он простился с шурином  и

с родной сестрой и поспешил поскорее уехать, пока не пробил роковой  час.  И

самое время. Едва успел ноги из заклятого царства унести, как за его  спиной

уже разлилось море.

     Выпрыгнул  королевич  на  берег,  глядит:  до  самых  облаков   тянется

высоченное дерево. На дереве ни зарубки, ни сучочка, ухватиться не  за  что.

Поплевал королевич в ладони, обхватил  ногами  ствол  и  полез.  Вот-вот  до

макушки доберется; эх, не удержался, вниз полетел, да как  шмякнется  оземь!

Но не отчаялся, а опять полез на дерево.  Вдруг  нащупал  в  кармане  что-то

твердое, поглядел, а это нож. Хотел был его  выкинуть,  а  потом  передумал.

Воткнул нож в дерево, ухватился  и  стал  вверх  подниматься:  воткнет  нож,

подтянется и все выше лезет. Вот уже  до  половины  добрался.  Вдруг  кабаны

примчались!  Хрюкают,  корни  у  дерева   подкапывают!   Вспомнил   он   про

шурина-медведя.  Помял  медвежью  шерсть  между  пальцами,  тотчас   явились

двенадцать медведей. Тут кабанам и конец пришел.

     Добрался королевич до самой верхушки. Вот он уже  тянется  к  ветке  за

золотым ключиком. Но вдруг налетели на него ястребы, крыльями бьют,  норовят

глаза выклевать, никак королевичу не отбиться, вспомнил он про шури-

     на-орла, потер пальцами орлиное  перо,  накинулись  орлы  на  ястребов,

только пух полетел. Схватил королевич ключик и вниз спустился.

     Стал думать - голову ломать, какую  же  дверь  этим  ключиком  отворить

надо? Так бы и ходил он, ничего не выходил, если бы не задел тем ключиком за

утес. Раздвинулся утес, и королевич попал в сени. Сени  миновал,  во  вторую

комнату прошел. Из второй на него могильным  холодом  тянет,  из  третьей  -

жаром пышет.

     "Была-не была, - подумал королевич, - где наша не пропадала! Разбежался

и единым духом проскочил все четыре комнаты, лишь в пятой остановился!  Один

бок у него замерз, второй - обгорел, а грудь и спину змеи изжалили.  Но  вот

попал он в пятую комнату - и все у него зажило. В пятой комнате стояла такая

тишина, что и не расскажешь. Заглянул королевич в шестую, а там  и  в  самом

деле возле дверей на кровати черт растянулся, а в  головах  у  него  золотая

труба висит. Посреди комнаты, в железном гробу лежит бледная  красавица,  ни

живая, ни мертвая. Тут двенадцать часов пробило. Черт поднялся, колет девицу

острым мечом и рычит:

     - Ну, что, теперь пойдешь за меня?

     - Нет, не пойду! - отвечает та.

     - Ну, ладно, тогда ...

     Не успел черт свое проклятье повторить, как храбрый королевич кинулся к

золотой трубе. Черт  острым  мечом  машет,  вот-вот  ему  руку  отрубит,  но

королевич половчей оказался и успел на золотой трубе заиграть.

     И тут, словно сто громов загремело. Скалы  обрушились,  а  черт  сквозь

землю провалился.

     Глядит наш королевич, а на месте скалы  уже  огромный  замок  стоит,  а

вместо пустынь да дремучих лесов  -  большой  город  да  прекрасные  веселые

долины. В замке рядом с ним красавица-девица сидит,  прекрасная  и  румяная,

словно роза, быстрая как серна, кроткая как голубка. Ласкается она к юноше и

нежно говорит: - Я только за тебя замуж пойду, ты меня от смерти спас.

     Взялись они за руки и вышли во двор  -  и  что  увидали?  Перед  замком

полным-полно карет, в тех каретах важные господа сидят, а  в  самых  богатых

каретах впереди всех - шурин-медведь, да шурин-орел с женами  и  детьми,  да

шурин-рыба со своей  молоденькой  женушкой.  Все  королевича  благодарят  за

освобождение. Братья отдают ему в жены свою сестру да четыре  королевства  в

придачу.

     Ну, что вам еще сказать? Собралась вместе вся родня и отправились они к

старикам-родителям. А те уже ждут - не дождутся своих детей.

     Сыграли наши молодые такую свадьбу, какой никогда не было и  не  будет,

пока этот мир стоит.

 

 

 

 

      Младший из двенадцати

 

 

     Жил на свете рыбак. Был он так беден,  что  ему  с  женой  и  детишками

только тогда удавалось  поесть  -  хоть  и  не  досыта  -  когда  попадалась

какая-нибудь рыбешка.

     Отправился он однажды на рыбную ловлю, закинул сети,  вдруг  появляется

из воды огромная птица и шипит:

     - Найдешь - не губи!

     Стал рыбак сети вытягивать, тянет-тянет, а они тяжелы что-то.  Вытащил,

и вдруг выкатываются из сетей в лодку три больших яйца.  Рыбак  вернулся  на

берег, яйца взял, а придя домой, положил их на печку. Хотела жена хоть  одно

яйцо голодным ребятишкам сварить, но муж не дал:

     - Не нашла - не губи!

     Поворчала жена, пошумела и успокоилась.

     На другой день рыбак снова на ловлю пошел. Снова из воды огромная птица

появилась и хриплым голосом крикнула:

     - Найдешь - не губи!

     Снова сети три больших яйца вытащили.

     Рыбак на берег вышел, яйца домой отнес, положил к тем трем на печку.

     Жена опять просит, чтоб позволил хоть одно сварить, но он не дает.  Тут

она на него накинулась:

     - Ах, ты нищий оборванец, не видишь, что мы с голоду помираем  ?  Лучше

бы рыбу носил!

     Эх, гром, да к ночи! - покричала баба и угомонилась.

     Пошел рыбак в третий раз на рыбную ловлю, только  сети  закинул,  снова

выскакивает та же самая птица и кричит:

     - Найдешь - не губи!

     И на этот раз он три большущих яйца вытащил.  Положил  их  в  лодку,  а

потом отнес домой и отправил к остальным на печь. Едва уместились.  Жена  не

выдержала, криком кричит.

     Пришлось рыбаку от греха  подальше  в  четверый  раз  на  рыбную  ловлю

отправиться. Закинул он сети, сидит ждет. Не долго  пришлось  сидеть,  опять

поднялась из воды огромная птица и закричала:

     - Найдешь - не губи!

     И снова притащили его сети три большущих яйца, да и разорвались  от  их

тяжести. Приплыл рыбак к берегу, взял яйца и к остальным  на  печь  положил:

едва уместились. Жена его бранит, даже заболела от  злости;  яйца  всю  печь

загромоздили, а детям есть нечего.

     Вдруг начали яйца с треском лопаться. Лопнуло одно - выскочил  из  него

парень, из себя молодец, до того  хорош  -  любо-дорого  поглядеть.  Лопнуло

второе, из него такой же молодец выскакивает. Одно за другим все  двенадцать

лопнули, а из последнего, из двенадцатого - самый  красивый  паренек  вышел.

Встали они в ряд перед рыбаком и гаркнули:

     - Накорми, напои, коли на белый свет принес!

     Ужены от изумленья вся хворь прошла, и давай она снова мужа бранить, да

с кулаками кидаться, своих голодных детей что ли  мало?  Пускай  эти  новые,

хоть самого его живьем съедят, а кормить их она не станет. Подрались  муж  с

женой.

     - Ну, ну, угомонитесь! - молвили добры молодцы, - чего  вам  из-за  нас

зря браниться? Нам здесь у вас  делать  нечего.  Послушайтесь  лучше  нашего

совета: отведите нас к королю да определите на службу,  вам  это  на  пользу

пойдет.

     Сказано-сделано. Рыбак  отвел  парней  в  замок  и  выстроил  их  перед

королем. Королю добры молодцы по душе пришлись.  Еще  бы!  Удальцы,  один  к

одному, ровные, как дубочки, а самый младший - лучше всех! Взял король их на

службу, а рыбака щедро наградил.

     Послал король молодцов большой луг косить. Да вот недолга: что за  день

накосят и в стога соберут, то за ночь нечистая сила разбросает. Уж  как  они

сторожили, да так никого и не поймали.

     Не может самый младший больше разбой  терпеть,  уселся  под  стог,  сам

решил сторожить. Ночью примчались двенадцать коней и прямо к  сену:  вот-вот

раскидают. Наш молодец на них было с косой пошел, но тут говорит  ему  самый

меньший конек:

     - Не гони нас, какой тебе от этого прок? Лучше накорми досыта, ведь нам

на работу идти. А теперь буди братьев и вели нас  седлать,  сам  же  -  меня

выбирай, да на меня садись!

     Разбудил парень братьев,  все  они  вскочили  на  коней  и  поутру  уже

гарцевали перед королем на гордых конях.

     - Ох, и вовремя ж! - обрадовался король. - Ведь война началась!

     А это на него соседний король войной пошел, потому что  не  захотел  он

ему свою дочку в жены отдавать!

     Явились братья на  войну,  а  соседний  король  возьми  да  отхлещи  их

волшебным прутиком, они  в  тот  же  миг  и  окаменели,  только  младший  не

окаменел, а ослаб - и без памяти свалился. Пришел он в себя,  а  вокруг  всё

мертво. Говорит ему крылатый конек:

     - Садись на меня верхом, да попроворней! Соседний король вот-вот

     к принцессе явится, станет просить, чтоб за  него  вышла.  Нам  надобно

туда раньше его прискакать!

     Вскочил наш молодец на своего коня  -  и  сами  понимаете  -  явился  к

принцессе раньше того короля. Но чужой король  следом  за  ним  примчался  и

давай принцессу уговаривать, чтоб за него шла, потому что на войне  он  всех

добрых молодцев перебил до единого.

     - Ну уж и все! - говорит ему  принцесса.  -  Один  молодец  уже  здесь,

прежде тебя прискакал! Я же за того из вас  замуж  пойду,  кто  принесет  из

Стеклянного замка мое подвенечное платье, оно там в сундуке лежит.

     Тот король в Стеклянный замок ехать отказался. Зачем,  когда  принцесса

ему и без того платья нравится? А  младший  из  двенадцати  пошел  к  своему

коньку и рассказал что да как.

     - Гей! Садись мне на спину, оглянуться не успеешь, мигом обернемся!

     Вскочил молодец на своего коня и помчался.

     Прилетают они к Стеклянному замку. Конек парню и говорит:

     - Вот мы и на  месте!  Только  к  ведьме  тебе  одному  идти  придется.

Мужайся, а когда сундучок заработаешь, возвращайся ко мне. Я здесь, на лугу,

пастись стану.

     Пошел молодец в замок к ведьме, просит, чтоб  отдала  ему  сундучок,  в

котором принцесса свое подвенечное платье хранит.

     - Ладно, отдам, но не даром, - говорит ведьма, - тебе известно, что  ты

должен его заработать?

     - Что ж, я работы не боюсь! - отвечает молодец, - говорите, что это  за

работа?

     - До вечера никакой, - говорит ведьма, -  а  утром  придется  объезжать

моего вороного коня. Поглядим, усидишь ли ты на нем?

     Стал наш молодец под вечер вокруг замка  прогуливаться.  Видит:  борзая

между двух деревьев  застряла,  никак  не  выберется.  Помог  ей  парень,  и

обрадованная борзая прочь помчалась, только крикнуть успела:

     - Коли туго придется, подумай обо мне, я тут же явлюсь!

     Утром вывела старуха из конюшни вороного  коня,  вскочил  на  него  наш

молодец. Сначала конь помаленьку да полегоньку скакал, а потом  все  быстрее

да быстрее, вот уже мчится стрелой! И унес он нашего молодца в чистое  поле.

Держится парень в стременах и узду из рук не выпускает. Вдруг  конь  вороной

под ним в зайца превратился и бросился  в  кусты.  Наш  молодец  поскорее  о

борзой подумал и вовремя, не то бы ему того зайца не видать! Только поду-

     мал - а борзая уже зайца поймала, за ухо схватила и к  нему  притащила.

Заяц тут же конем обернулся, и наш молодец помаленьку-полегоньку добрался до

замка.

     - Вот тебе конь, отдавай сундучок, - говорит он ведьме.

     - Ишь ты! Больно скорый, - отвечает она. - Завтра будешь  моего  серого

коня объезжать. Приведешь обратно - значит ты молодец-удалец.

     Вечером стал наш парень вокруг замка прогуливаться. Видит: орел в силок

попался. Он его отпустил. Орел взлетел и кричит:

     - Подумай обо мне, когда туго придется, я тут же на помощь явлюсь!

     Утром выводит старуха серого коня. Тот  ушами  прядает,  копытом  бьет.

Молодец сел на него, и тот вскачь пустился.  Из  ворот  вылетел,  словно  на

крыльях, и чем дальше они мчатся, тем выше забираются,  и  наш  молодец  все

крепче коня в шенкеля берет.

     Вдруг серый конь птицей обернулся. Молодец на земле стоит,  еще  и  про

орла подумать не успел, а птица уже в  облака  взвилась.  Тут  он  про  орла

вспомнил, прилетел орел, ту птицу схватил и молодцу в когтях  принес.  Птица

конем обернулась, и наш молодец спокойно вернулся в замок.

     - Получай коня, отдавай сундучок! - говорит он старухе.

     - Ишь, чего захотел! - отвечает та. - Завтра станешь моего белого  коня

объезжать! Коли  и  этого  обратно  приведешь,  тогда  уж  я  тебе  сундучок

непременно отдам.

     После работы гуляет наш молодец возле замка и выходит к  пруду.  Видит:

на берегу рыба бьется, мечется, не может назад в воду попасть. Взял он ее  и

в воду пустил. Рыба ему и говорит:

     - Когда тебе плохо будет, подумай обо мне, я тут же приплыву на помощь.

Утром выводит старуха белого коня. Тот на дыбы встает, копытами бьет.

     Вскочил молодец на коня. А конь из  ворот  выскочил  и  прямо  к  пруду

понесся! Не заметил наш молодец, как на берегу очутился, вдруг  из-под  него

утка вылетела, поплыла на другой берег и скрылась с  глаз,  а  он  на  земле

стоит. Молодец про рыбу вспомнил, а она тут как тут.

     - Ну, - говорит, - где же твой конь?

     - То-то и оно, дорогая рыбка, исчез где-то в пруду!

     Собрала рыба всю рыбью мелочь, поискали они утку и нашли,  ухватили  за

ноги, чтоб улететь не смогла, и приплыли с ней к берегу. Только  молодец  до

нее дотронулся, она тут же конем обернулась, он на  коня  взобрался,  и  они

потихонечку поехали в замок.

     Старая ведьма чуть от злости не лопнула. Приняла от него коня и  повела

в хлев. Молодец за ней следом. А ведьма хватает помело и давай своих дочерей

охаживать:

     - Разве так его удержишь? Негодницы вы, бездельницы!

     Ведь это были ее родные дочери, и умели они  в  животных  превращаться.

Вернулась ведьма домой, от злости, как индюшка, надулась,  что-то  себе  под

нос бормочет. Но сундучок все-таки отдала.  Наш  молодец  разыскал  на  лугу

своего крылатого конька и благополучно добрался до дому.

     Поставил сундучок перед принцессой, а она говорит:

     - А где ключик? Я за того замуж пойду, кто  мне  ключ  принесет.  Чужой

король опять с места не трогается, а наш молодец  к  своему  крылатомуконьку

бежит:

     - Придется нам, дорогой конек, за ключом ехать!

     - Поехали, - отвечает конек, -  только  на  этот  раз  без  короля,  а,

вернее, без его волшебного прутика нам не обойтись.  Ключ  тот  находится  у

огромного медведя в пасти, и надо сперва медведя прутом хлестнуть,  чтоб  он

окаменел. Ступай, зови с собой короля или прутик у него возьми.

     Пошел наш молодец к королю, зовет либо вместе ехать, либо прутик  дать.

А король ехать не желает, желает возле принцессы сидеть. К чему,  мол,  себя

утомлять! Выхватил наш молодец у него прут из рук и помчался на своем коньке

прямо к тем скалам, где медведище спрятался.

     Медведь на задние лапы встал,  вот-вот  парня  разорвет.  Хлестнул  его

парень прутом. Медведь на месте окаменел, ключ и выпал из  его  пасти.  Взял

парень ключ и поспешил с ним обратно к королевской дочери.

     Чужой король спорит, говорит, что принцесса за него пойти должна,  ведь

без его прутика не видать  бы  им  ключа!  А  наш  молодец  не  соглашается,

говорит, что он и сундук и ключ принес.

     - Зря спорите,  -  разнимает  их  принцесса,  -  прежде  надо  сундучок

отворить!

     Отворили сундучок, а там меч лежит.

     - Вот, - вскричала принцесса. - Я про него еще  раньше  знала!  Кому  я

дорога, пускай велит тем мечом себе голову с плеч снести, чья голова оживет,

за того я и пойду.

     Оба согласье дали, и обоим снесли головы. Наш молодец тут  же  ожил.  а

чужому королю вместо свадьбы  похороны  устроили.  Пошел  молодец  к  своему

коньку, благодарит за верную службу.

     - Признаешь, что я тебе верой и правдой служил?

     - Признаю!

     - Тогда и ты мне сослужи службу. Отруби мне голову этим мечом. А  потом

достань из-под моего седла прутик, ступай на поле боя и  своих  братьев  тем

прутиком отхлещи. Верни им жизнь.

     Не хотелось нашему  молодцу  своему  верному  коню  голову  рубить,  да

пришлось. Срубил, и вдруг вылетела из коня прекрасная голубка.

     Потом достал молодец из-под седла прутик, пошел на поле боя,  отхлестал

своих братьев, увидал, что они ожили, и по  всему  войску  прутом  прошелся,

ожили и солдаты. И он вместе с войском вернулся  домой  к  принцессе.  Стала

принцесса его женой, а войско с тех пор служило ему верой и правдой.

 

 

 

 

      Король времени

 

 

     Жили когда-то два брата. И хотя родились они от  одного  отца  и  одной

матери, друг на друга нисколько не походили. Старший был жаден  да  скуп,  и

потому богат, младший же - хоть и был бедняк-бедняком, но по честности никто

во всей округе не мог с ним сравниться. Младший не раз обращался к  старшему

за помощью - ведь иной день нужда вот как припирала!  Он  много  не  просил,

еды - и только. А богач, будто и не брат родной.

     - Вот еще! - кричит. - Стану я с  бездельниками  возиться,  -  и  гонит

бедняка из дому прочь.

     Случилось однажды младшему совсем с голоду пропадать, но  старший  безо

всякого состраданья его выгнал. Пошел младший брат в лес хоть корешков каких

поискать.

     Искал-искал,  весь  лес  облазил,  ничего  не  нашел,  лишь  под  дикой

яблонь-кой - яблоки-падалицу. Не стал он  привередничать,  что,  мол,  кислы

яблочки, лишь оскомину набьют, наелся до отвала, повалился на землю  и,  сам

того не заметив, уснул. Спит он, и снится  ему,  будто  у  него  левая  рука

чешется, а в его домишке огонь в очаге пылает.

     Продрог бедняк до костей от  холода,  проснулся,  глядит,  а  уже  ночь

опускается.

     "Ах, где мне, бедному, обогреться, - думает он. - Брат меня к  себе  не

пустит, а в моем доме давно уже очаг без огня.

     Стоит, думает, как ему быть, и тут вдруг его  осенило:  "Попробую-ка  я

пойти на Стеклянную гору; люди говорят, будто там вечный  огонь  горит.  Эх,

будь что будет! Коли люди не жалеют, может другой кто смилуется.

     Поднялся и пошел.

     Еще издалека увидал бедняк, что  на  Стеклянной  горе  огромный  костер

пылает, а вокруг него  двенадцать  странных  фигур  расположились.  Набрался

бедняк храбрости и направился  прямо  к  ним.  Подошел,  поклонился  и  стал

просить:

     - Ах, добрые люди, смилуйтесь надо мной, я бедный  человек,  никому  до

меня дела нету, я замерз, а в домишке моем нет ни огня, ни  дров.  Позвольте

мне около вашего костра хоть немного обогреться.

     Все двенадцать посмотрели на него и молвили :

     - Садись, сынок, с нами да грейся себе на здоровье!

     Сел бедняк. Все молчат, и он боится слово вымолвить; только  смотрит  в

огонь, да к этим двенадцати приглядывается. Видит, что они друг с другом все

время местами меняются. Обошли кругом костра, и каждый снова на своем  месте

очутился. И вдруг из пламени поднялся древний старик, седая борода до пояса,

голова лысая - и обратившись к бедняку, произнес:

     - Не теряй здесь, приятель, времени зря, будь трудолюбив и честен! Бери

горячих углей из нашего костра да ступай своей дорогой!

     Тут все двенадцать поднялись, насыпали полный мешок  углей  и  взвалили

бедняку на плечи. Бедняк поблагодарил и пошел с полным мешком  по  тропинке.

Он согрелся, и ноша показалась не тяжела.

     Пришел домой, радуется, что хоть огонь в  камельке  будет,  стал  уголь

высыпать и о, чудо! Каждый  уголек,  чуть  коснувшись  пола,  превращался  в

золотую монету!

     Можете себе представить, как обрадовался наш бедняк!  Сыпал  он,  сыпал

без остановки, покуда все не высыпал. Лежит перед ним целая  куча  золота  и

все оно ему принадлежит! Он глазам своим не верит! Схватил золотые монеты  в

горсть и убедился, что это правда!

     А потом захотелось ему эту кучу монет перемерить, да нечем. Пошел он  к

брату, стал меру просить.

     - Меру? - ухмыляется богатый. - Что тебе, оборванцу, с  ней  делать?  И

бедняк смиренно отвечает:

     - Мне сосед пшеницы  задолжал,  теперь  возвратил,  вот  я  и  хочу  ее

померить. Братец-то хоть и не поверил, но  мерку  дал,  а  чтобы  убедиться,

намазал дносмолой.

     Младший брат мерит да мерит монеты, много  получилось,  устал,  столько

намерил! Принес мерку обратно, и богач сразу увидал,  что  ко  дну  прилипло

несколько дукатов. Обозлился, стал на бедняка орать!

     - Ах, ты, такой, сякой! Хотел меня  обмануть,  да  не  вышло!  Ты  что,

боишься, что я на твои дукаты позарюсь? Больно надо! А ты  говори,  все  как

есть, где деньги взял? Не то немедля донесу, что ты их украл!

     Младший брат был человек честный и рассказал старшему всю правду.

     Стал теперь младший жить богато. Купил себе землю, купил скота и  начал

хозяйствовать по-доброму своему разумению.  В  хозяйстве  и  хозяйка  нужна,

женился младший брат. Взял в жены пригожую девицу и зажил с  ней  в  мире  и

согласии.

     А  старшего  брата  завидки  берут.  Хотя  у  него  и  у  самого  всего

предостаточно, ему  еще  побольше  заграбастать  охота.  Думал  он  думал  и

надумал: пойти на Стеклянную гору. Может, повезет не хуже, чем младшему?

     Забрался он на гору, подошел к костру и повел такой разговор:

     - Позвольте мне бедному возле вашего огня погреться. Ночной холод  меня

совсем измучил, нет моей мочи дальше идти, а согреться негде.

     Тут один из двенадцати ему отвечает:

     - Ты, сынок, в счастливую минуту родился, и богатства у  тебя  вдоволь,

но человек ты злой да скупой. Нас не проведешь. Ты хотел нас обмануть  и  за

это не миновать тебе кары.

     Богача,  словно  громом  от  страха  поразило,  уселся  он  среди   тех

двенадцати, сидит не дышит, слово сказать боится.

     Те двенадцать снова местами меняться стали,  а  когда  каждый  на  свое

место вернулся, поднялся из пламени старик, седая борода до пояса, лысина во

всю голову, и сказал:

     - Плохим людям - плохо приходится! Твой брат - человек честный,  потому

мы его и оделили золотом, а ты - злой и не уйти тебе от наказанья.

     Подхватил тут один из двенадцати нашего богатея, стал его  безо  всякой

жалости колошматить, второму передал, второй еще сильнее отдубасил,  швырнул

третьему, третий - четвертому, четвертый - пятому, пятый  -  шестому  и  так

один - другому, до самого последнего, а последний хорошенько  его  оттрепав,

размахнулся и швырнул в руки старику. Тот схватил его и вместе с ним исчез в

пламени.

     В это время в деревне петух прокричал и все двенадцать вместе с костром

исчезли. Стали на другой день богатея  искать,  зовут-кличут,  а  о  нём  ни

слуху, ни духу. Младший-то брат догадался, что с ним стряслось, но никому ни

слова не сказал.

     Жил младший брат со своей женой мирно да  ладно.  Сами  жили  хорошо  и

другим помогали. Да недолго длилось их счастье.

     Отправился однажды муж в поле, возвратился домой,  а  жены-то  -  нигде

нету. Он туда, он сюда, жену зовет, у всех спрашивает-ищет, а жена  пропала,

словно в воду канула. Измучился бедняга, день и ночь  жену  разыскивает,  но

все напрасно. Ничто его больше  не  тешит,  нигде  не  находит  себе  покоя.

Убивался, убивался и решил пойти по белу свету, разыскать свою женушку.

     Идет-бредет, куда глаза глядят.  Уже  много  дней  идет  и  добирается,

наконец, до озера. На берегу того озера избушка стоит.

     "Передохну-ка я, - решил он, - может, что и разузнаю .

     Вошел в избу, а там что-то не ладно.  В  избе  женщина  сидит,  увидала

нашего путника, испугалась, кричит:

     - Человек! Чего тебе надобно? Что ты здесь позабыл? Коль покажешься  на

глаза моему мужу, он тебя немедля съест!

     - А кто он, ваш муж? - спрашивает путник.

     - Разве ты не знаешь? - отвечает женщина. - Мой муж - король Воды.  Все

мокрое в его власти. Беги, беги, он вернется и тут же тебя сожрет!

     - Ах, пожалейте меня, куда я денусь на ночь глядя? Спрячьте меня,  чтоб

он не нашел!

     Просил-просил, наконец, упросил, и она спрятала  его  за  печь.  Вскоре

явился король Воды. Еще в дверях кричит:

     - Жена, здесь человеком пахнет,  давай  его  сюда,  не  то  тебе  плохо

придется! Она и так и  эдак  его  уговаривает,  да  все  напрасно.  Пришлось

бедняге  из-запечи  вылезать.  Стоит  он,  дрожит,  словно  осиновый   лист,

отговаривается:

     - Ничего я, мол, плохого не сделал, а только пришел узнать,  не  слыхал

ли чего король Воды про мою жену.

     - Ну, коли ты такой храбрый, - отвечает король Воды, - я тебя прощу; но

помочь тебе не могу, я про твою  жену  и  слыхом  не  слыхал.  Видал  вчера,

правда, уток на воде, может среди них и она была. Знаешь что? Ступай-ка ты к

моему брату, он - король Огня, он больше моего знает.

     Обрадовался путник и прилег отдохнуть.

     На следующий день дальше пошел. Шел-шел и добрался до  короля  Огня.  И

тот ничего ему не сказал, а послал к третьему брату - королю  Ветра.  Явился

бедняга к нему и рассказал, куда он  идет  да  зачем.  Призадумался  король,

головой покачал, ничего толком сказать не может. А потом говорит:

     - Сдается мне, что видал я такую женщину под Стеклянной горой.  Услыхав

это, наш путник обратно повернул, ведь Стеклянная-то гора стоитнеподалеку от

их деревни. Домой к себе заходить не стал, а двинулся вверх  по  ручью,  что

бежал под Стеклянной горой. В ручье плавают утки и ему вслед кричат:

     - Не ходи туда, добрый человек, не то пропадешь!

     Но он все шел, пока не пришел к самому подножью Стеклянной горы. Видит:

под горой пещера, он туда влез, все дальше и дальше забирается, а  там  дома

стоят. Обошел все дома, вошел, наконец, в самый большой.  Тут  его  со  всех

сторон обступили ведьмы да ведьмаки, страшный крик подняли:

     - Тебе чего здесь надобно? Чего здесь надобно?

     - Я за женой пришел, сказывали мне, будто ее здесь видели.

     - Здесь, она здесь! - закричали ведьмы. - Но ты ее  не  получишь,  пока

среди ста других не найдешь!

     - Экое дело! - отвечает он. - Да  как  же  мне  свою  жену  не  узнать!

Гляньте-ка, гляньте-ка, вот она! - и он бросился обнимать ее.

     И жена его тоже обнимает, и оба  они  радуются,  что  наконец-то  снова

вместе. Тут шепчет ему жена на ушко:

     - Сейчас ты меня узнал, а что завтра  станется,  не  знаю,  потому  что

будет нас двести рядом стоять и все одинаково одеты. Ступай-ка ты  ночью  на

Стеклянную гору, там живет король Времени и его двенадцать  слуг,  спроси  у

него, как меня узнать. Если ты добрый  человек  -  они  тебе  помогут,  если

злой - там и пропадешь.

     - Ладно, - тихонечко отвечает муж жене. - Я пойду, но сначала  объясни,

почему ты вдруг ни с того, ни с сего убежала ?

     - А я, - говорит жена, - не убежала, это охотник выманил меня к  ручью,

сбрызнул водой, у нас у обоих выросли крылья и в тот же миг мы  превратились

в уток. Хочешь - не хочешь, пришлось мне следовать  за  ним.  Он  меня  сюда

привел и опять превратил в женщину. Я хочу уйти с тобой, только узнай меня.

     На том и расстались. Она пошла к остальным женщинам, он - на Стеклянную

гору.

     Слуги короля Времени сидели по-прежнему вокруг  огня.  Как  только  наш

путник явился, они сразу узнали его и спросили, чего он хочет.

     - Скажите мне, - отвечал он, - как мне завтра узнать  свою  жену  среди

двухсот других?

     - Ох,  добрый  человек,  не  ведаем,  что  тебе  посоветовать,  подожди

немного, может быть наш господин о том знает.

     И тут поднялся из пламени древний старик  с  седой  бородой  до  самого

пояса и с лысой головой, стал его путник спрашивать, а старик отвечает:

     - Все будут одинаковые и одинаково  одетые,  только  у  твоей  жены  на

правой ноге, на постолах будет черная нитка.

     Поблагодарил его путник за добрый совет и поспешил вниз.  На  следующий

день среди двухсот женщин он по черной ниточке отыскал  свою  жену.  Сколько

ведьмы не бесновались, пришлось  им  жену  мужу  вернуть  и  проводить,  как

положено: дали им в дорогу и денег, и зерна, и корову.

     Удороги росла елка, у елки - иголки, на елке - скворец,  вот  и  сказке

конец.

 

 

 

 

      Золотые братцы

 

 

     Где-то, когда-то, а где и когда нам неизвестно, отправился один пан  на

войну. Таков был приказ короля. А пока он был  на  войне,  жена  родила  ему

близнецов - двух мальчиков, да таких милых и  утешных,  что  во  всем  белом

свете краше их не найти. Вот отец порадуется, когда вернется с войны!

     Да не тут-то было! Жену свою он поручил старой бабке,  а  та  только  и

ждала  случая!  Вы  только  послушайте,  что  эта  ведьма  сделала:   слугам

пригрозила, служанок подкупила и приказала им зашить бедняжку-жену вместе  с

детками в воловью шкуру и закопать во дворе в мусорной куче,  а  свою  дочку

уложила в ее постель. Сама же повсюду растрезвонила, будто детки  померли  и

велела устроить им богатые похороны.

     Ладно.

     Время бежало, и наконец наш пан вернулся с войны. Ведьма ему и говорит,

что так мол и так, молодая жена лежит в постели хворая, а близнецы  померли.

Опечалился пан. Да ведь слезами горю не поможешь. Он к своей жене спешит, уж

очень он ее любил. Увидал - и обомлел! Куда только ее краса подевалась!  Сам

он был человек честный, про обман не подумал и стал жить с той, которую  ему

бабка подсунула.

     Однажды утречком выглянула новая хозяйка в окошко и видит - на мусорной

куче, где закопали жену с близнецами,  за  ночь  прекрасная  золотая  орешня

выросла.

     Забеспокоилась она и говорит:

     - Ах, муженек, вели ту орешню выкорчевать! Ведь из нее отличная кровать

получится!

     Тот согласился.

     Легли они в первый раз на золотую ореховую кровать. Он  спит  спокойно,

ему хороший сон снится, а она глаз не смыкает,  видно  совесть  загрызла.  С

боку на бок ворочается, вдруг слышит голоса:

     - Хорошо ли тебе, братец? - спрашивает первый голос. А другой отвечает:

     - Ах, какое там! Ведь на мне обманщица лежит! Тебе-то,  братец,  хорошо

ли?

     - Мне-то хорошо, на мне ведь наш дорогой отец лежит!

     Старухина дочка сразу поняла, что это золотые братцы-близнецы  разговор

ведут. Утром муж говорит:

     - Ох, и сладко я на этой постели спал, такие  хорошие  сны  снились!  А

тебе как спалось, душенька?

     - А чтоб она развалилась! Никогда еще хуже  ночи  не  было!  Если  меня

любишь, вели эту кровать разрубить и сжечь!

     Муж согласился. Золотую кровать  разрубили  и  в  печь  бросили.  Вдруг

хозяйка кричит служанке:

     - Беги, скорей,  заткни  трубу,  чтоб  ни  одна  искорка  из  трубы  не

вылетела!  Но  поздно.  Искорка  из  трубы  уже  вылетела  и  опустилась  на

расцветшийрозовый куст. В саду в тот  час  козленок  пасся  и  розовый  куст

начисто обглодал.

     Велит злая баба, не мешкая, козленка зарезать. Пошла служанка  козлиную

требуху в ручей полоскать, выскользнула требуха у нее из рук и поплыла вниз_

по течению, к самому морю.

     Доплыла до моря ровно в полдень. Солнышко вовсю светит.  Вдруг  требуха

посреди моря закружилась и вышли из нее  два  мальчика,  золотые  братцы,  и

давай в море плескаться.

     Ладно.

     Пришло Солнышко вечером домой, а мать его спрашивает:

     - Что нового на свете, сынок?

     - Ах, матушка, видел я двух прелестных мальчиков в море,  похожих  один

на другого как две капли воды -  только  один  чуть  побольше,  другой  чуть

поменьше. Как они хорошо в воде играли!

     Говорит тогда мать Солнцу.

     - К утру я сошью для них две рубашки, ты им эти  рубашки  отдай,  тому,

что побольше - дай маленькую, тому, что поменьше - большую. Если  они  между

собой не переругаются, а станут рубашками меняться, значит - это  двойняшки,

золотые братцы. Тогда неси мальчиков сюда, ко мне.

     На следующий день мать дает сыну две рубахи, а он меньшую кидает  тому,

что побольше, а большую тому, что поменьше. Первый говорит:

     - Гляди, братец, - ты поменьше, а у тебя рубаха большая, я побольше,] а

у меня - маленькая. Давай поменяемся, ты мне - свою, а я тебе - свою!

     И поменялись рубахами. Солнце  сразу  сообразило,  что  те  мальчики  -

братья. Снова они целый день в море играли, а вечером Солнце  отнесло  их  к

своей матушке. Та их ласково приняла и сразу же начала  всяким  премудростям

обучать, научила  их  так  прекрасно  петь,  что  сколько  ни  слушай  -  не

наслушаешься.

     Однажды пришла в гости к матушке Солнца матушка Месяца.  Ей  детки  так

понравились, что подарила она им по золотому яблочку, чтоб было чем играть.

     А через какое-то время зовёт братцев матушка Солнца к себе и говорит:

     - Детки мои, вы уже выросли,  кой-чему  выучились,  у  нас  вам  хорошо

живется, но ваша мать все еще в мусорной куче лежит, а вместо нее злодейка в

доме хозяйничает. Сегодня ваш отец гостей  созывает.  Ступайте  туда  и  под

самым  окошком  начните  петь.  Злодейка  пошлет  служанку,  та  станет  вас

прогонять, а вы не уходите, пойте! Ждите, что будет.

     Ладно.

     Пошли мальчики, встали под окнами и запели. Услыхала госпожа,  посылает

служанку:

     - Кинь что-нибудь тем нищим и прочь гони, пускай идут своей дорогой.  А

мальчики  не  уходят,  знай  себе  поют.  Тут  гости  их   пение   услышали,

сталихозяина уговаривать, чтобы певцов в комнату позвал. Пошел за  ними  сам

пан. Один из гостей мальчика на руки взял, хозяин к себе второго посадил. Не

успел никто им и слова  сказать,  как  начали  золотые  братцы  между  собой

разговор:

     - Хорошо ли тебе, братец мой золотой ?

     - Ах, как же мне может быть  хорошо,  если  меня  чужой  пан  на  руках

держит. А тебе-то хорошо ль, братец мой ?

     - Ах, как же мне может быть плохо, коли держит  меня  на  руках  родной

отец!

     Гости переглянулись, о чем  это  братцы  говорят,  хозяин,  удивившись,

вопрос задает: о чем они толкуют?

     Тот из братцев, что постарше все рассказал, и как баба злая велела их с

матушкой зашить в воловью шкуру и закопать в мусор, и  как  отцу  свою  дочь

подсунула, и как велела золотой орех выкорчевать, кровать изрубить, козленка

зарезать, как попали они в море, а из моря к матушке Солнца,  а  оттуда  уже

сюда, к родному отцу.

     Гости взяли лопаты, раскопали мусорную кучу и нашли там  жену-бедняжку,

и воловью шкуру зашитую.

     Вынесли ее на солнышко, красавица  ожила,  стала  еще  прекраснее,  чем

прежде, поднялась и говорит:

     - Муженек мой хороший, зачем ты меня  разбудил,  ведь  мне  так  сладко

спалось! Ты уже с войны вернулся? А где же мои детки?

     - Здесь, - отвечает муж, - вот твои детки,  ты  только  погляди,  какие

красивые мальчики, золотые братцы!

     И рассказал ей все как было. А потом стали  они  думать,  как  наказать

обманщицу. Говорит хозяин:

     - Лучше всего ей самой себе наказанье придумать!

     Согласились  гости.  Позвали  обманщицу  и   ее   мать-ведьму.   Хозяин

спрашивает их:

     - Чего заслуживает злодейка, которая мать с детишками погубить хотела?

     А те отвечают:

     - Чтоб посадили ее на огненного железного коня и пустили по всему свету

скакать!

     - Вот вы и  вынесли  сами  себе  приговор!  -  воскликнул  хозяин.  Как

порешили - так и сделали!

     А потом хозяин попросил всех гостей остаться и еще новых  звать!  Стали

новую свадьбу играть, какой еще никогда не было и не  будет!  И  с  тех  пор

зажил муж со своей настоящей женой и детишками в мире и согласьи. Золотые же

братцы всегда были вместе и один другого любили.

 

 

 

 

      Волшебная лампа

 

 

     Жил когда-то монах-книгочей, днем читал, ночей не спал,  все  только  в

книгах рылся, пока не вычитал, что там-то и там-то стоит высокая скала, а  в

той скале большие богатства укрыты. И волшебная лампа. Завладеть всеми этими

богатствами может только мальчик семи лет от роду.

     Отправился монах  в  соседнюю  деревню  семилетнего  мальчонку  искать.

Видит - пастушок овец пасет. Подошел к нему монах, спрашивает:

     - Мальчик, мальчик, сколько тебе лет?

     - Точно не знаю, но матушка говорила, будто семь лет,  семь  месяцев  и

семь недель.

     - Э, да ты молодец! - похвалил его монах, - хочешь  со  мной  пойти  за

птицами во-он к той скале? Птиц там много, но что с того, коли я на ту скалу

забраться не могИМонах мальчику всякую всячину сулит, а сам его все дальше в

лес заводит. Понял вдруг мальчик, что его беда ждет.

     - Куда это, - говорит, - вы меня ведете?

     - Идем, идем, скоро на месте будем, - отвечает монах.

     Мальчик обратно дороги не знает, плетется вслед за монахом,  со  страху

дрожит. Но вот пришли они, наконец, к огромной скале. А она раскрыта.

     - Иди, мальчик, сюда! - зовет  его  монах.  -  Полезай  в  эту  пещеру,

найдешь там богатый клад, бери, сколько душа пожелает, а  мне  только  лампу

прихвати, что на ржавом гвозде висит! - и подтолкнул его.  -  Да  смотри,  -

добавил монах, - сразу, как  я  тебя  кликну  -  выходи,  иначе  там  навеки

останешься!

     Хочешь - не хочешь, полез мальчик в пещеру. Бредет  в  темноте,  видит:

свет и, чем дальше идет, все  светлее  становится  да  красивее:  серебряные

деревья, трава серебряная, золотые цветы, а  на  дорожке  -  камни-самоцветы

лежат. Растерялся мальчик  -  не  знает,  что  раньше  брать!  Стал  камушки

собирать и играть с ними. Тут сверху монах кричит:

     - Вылезай, мальчик, вылезай!

     А тот не слышит, все в камушки играет. Через минуту снова монах кричит:

     - Вылезай!

     Мальчик то ли не слышит, то ли притворился. В третий раз крикнул монах:

     - Выходи!

     Но тут все вокруг загромыхало, словно сто громов враз загремели, и вход

в скалу со страшным шумом закрылся. Пастушонок ничего не  заметил,  даже  не

оглянулся, знай себе играет. Шел, шел и пришел во дворец.

     Так прошло  семь  лет,  но  пастушку  казалось,  что  лишь  семь  часов

пролетело. Наконец набрал мальчик полную сумку камней-самоцветов, чтоб  дома

ими играть, и захотел из пещеры выбраться. Вдруг видит -  на  ржавом  гвозде

старая лампа висит!

     - Возьму и тебя, старушка, с собой, - говорит пастушонок, - пригодишься

хлев освещать, все равно у нас другой лампы нету.

     Хотел выбраться, а выхода не видит, тьма  стоит  кромешная,  ничего  не

видно. Перепугался он насмерть, вокруг себя шарит, за все  хватается.  Задел

случайно лампой за куртку и вдруг услыхал голос:

     - Что угодно, мой господин? С перепугу мальчик ответил:

     - Чтобы скала отворилась!

     Скала тут же открылась, мальчик выбежал, а скала со  страшным  грохотом

опять закрылась. Монаха там уже не было. Да  и  как  он  мог  там  семь  лет

просидеть?

     Мыкался-мыкался наш пастушонок по горам, по лесам, пока не повстречался

ему человек.

     - Добрый человек, вы не знаете часом, где мой  отец-свинопас  живет?  -

спросил его настушок.

     - Да что ты, сынок, - отвечает  тот,  -  ведь  в  каждой  деревне  свой

свинопас. Кто знает, который из них твой отец?

     Побрел пастушок дальше и добрался наконец до того места,  где  когда-то

своих овец пас, а оттуда и домой недалеко.

     Пришел  он  домой,  а  отец  давно  помер,  одна  только  мать-бедняжка

навстречу идет, с трудом сына узнала, так он за семь лет вымахал. Сын ей про

все, что с ним приключилось, рассказал, лампу в  угол  забросил,  а  камушки

достал из мешка, играть собрался.

     Увидал эти камушки купец, так и вьется вокруг пастушка, так и вьется.

     - Продай, - пристает, - мне те камушки.

     - Сколько дадите за штуку?

     - Четыре гроша, - отвечает купец.

     - Коли по четыре гроша, забирайте все!

     Перекупщик мальчику деньги дает, а тот радуется, что ни за что, ни  про

что такие деньги получил.

     Выходит мальчик в другой раз в камушки поиграть, а купец опять тут  как

тут.

     Шутки ради запросил мальчик за свои камушки сто золотых! А тот  ему  не

думая деньги сует. Обрадовался наш паренек:

     - Мама, - говорит, - я теперь и  жениться  могу.  Деньги  на  хозяйство

есть! У меня в кармане сто золотых звенят!

     - Ну что ж, пригляди, пригляди себе какую-нибудь  девушку!  -  отвечает

ему матьПошел пастушок к одной, пошел к другой - либо он тем девицам не мил,

либо они ему.

     А время идет. Деньги кончились и камушки кончились, ничего не осталось,

только бедность да старая лампа в углу.

     - Ах, мама, - говорит как-то парень, - а  я  уж  совсем  про  ту  лампу

позабыл, пойду-ка я ее вычищу да продам. За чистую, небось, больше дадут.

     Берет он лампу в руки и давай тряпицей тереть:

     - Что прикажешь, всесильный король? - послышался вдруг из лампы голос.

     - Это  я-то  всесильный  король?  Ишь  ты,   издеваться   надумала,   -

рассердился пастушок и закинул лампу обратно в угол.

     Только не дает ему дума про ту лампу покоя. Взял он ее и опять потер  -

снова голос послышался:

     - Что прикажешь, всесильный король?

     Сообразил наш паренек, что лампа-то волшебная, и говорит:

     - Ничего, лишь пригоршню таких камушков, какие у меня были.  И  тут  же

перед ним возникла груда золотых камней.

     - Эх,  мама!  Теперь-то  уж  я  непременно  женюсь!  -  говорит  матери

пастушок. - Возьмите  камушков,  да  несите  их  в  подарок  нашему  королю,

сватайте мне в жены принцессу.

     Явилась мать в королевский замок.

     - Мой сынок, - говорит она королю, - вам кланяется и посылает камушки в

подарок. А еще спрашивает, не отдадите ль ему свою дочку в жены ?

     Рассердился король, что эта деревенщина  смеет  его  дочь  сватать,  но

больно королю камушки понравились.

     - Ладно, - отвечает он, коли твой сын такой богач, пусть завтра сам  за

невестой является.

     Вернулась мать домой, все сыну рассказала. Сын потер лампу.

     - Что прикажешь, всесильный король? - послышался голос.

     - Завтра, к утру, пока я спать буду, чтоб были у  меня  медное  платье,

конь да медное войско!

     Утром открывает сын глаза - а все уже готово!

     Сел он на  медного  крылатого  коня  и  полетел  со  своим  войском  за

невестой. В лесу повстречался с королем, а тот весь в  серебре  и  войско  у

него серебряное.

     Увидал король, что жених всего-навсего в медном, повернул  обратно,  не

желает с ним даже разговаривать.

     - С чего бы это? - удивился пастушок  и  тоже  домой  воротился.  Потер

лампу и спрашивает:

     - Почему король со мной даже говорить не стал?

     - А потому, всесильный король, - отвечает лампа,  -  что  он-то  был  в

серебряной одежде, а ты всего-навсего в медной.

     - Ну, коли так, готовь мне на завтра серебряное платье, коня и  войско.

Утром вскочил он на серебряного коня и полетел &n